Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/16.6.2009/

Случай Эрдемович и нераскрытая истина о Сребренице



     2 марта 1996 года югославская полиция арестовала в Новом Саде Дражена Эрдемовича и Радослава Кременовича. Бойцов из состава армии РС, они искали в Белграде контакт с МТБЮ. Они хотели информировать Трибунал о некоем военном преступление в Боснии, в котором Эрдемович участвовал лично. Перед тем как они были арестованы, оба 1 марта разговаривали с двумя западными журналистами: Ванессой Васич-Йенекович из Эй-Би-Си и Рено Жирар из парижского журнала Фигаро. 13 марта Фигаро опубликовал большую статью об Эрдемовиче. В этой статье Эрдемович утверждал, что заключил договор со следователем Трибунала. Согласно этому договору Трибунал не станет выдвигать обвинение против Эрдемовича. В Гааге Эрдемович будет всего лишь свидетелем, но не обвиняемым. А после этого поселится со своей семьей в одной из западноевропейских стран.

     6 марта югославские власти начали судебное расследование против Эрдемовича и Кременовича. Эрдемович признал, что в июле 1995 година он и еще семь бойцов из состава 10-го отряд Армии РС расстреляли около села Пилица в БиГ около 1200 гражданских лиц мусульманской национальности. 7 марта главный прокурор Трибунала, Ричард Голдстоун, потребовал от югославских властей, чтобы оба были переданы Трибуналу. 30 марта самолет югославской авиакомпании отвез Эрдемовича и Кременовича в Гаагу. 22 мая Кременович был освобожден и вернулся в Белград так как прокуратура Трибунала не нуждалась в нем как в свидетеле.. 29 мая Трибунал выдвинул обвинение против Эрдемовича. Обвинение по существу не отличалось от начатого в Новом Саде судебном расследовании против Эрдемовича. 29 ноября 1996 года судебный состав Трибунала осудил Эрдемовича на 10 лет тюрьмы за военные преступления и преступления против человечности. 5 марта 1998 года второй судебный состав Трибунала снизил это наказание до5 лет. В августе 2000 года Эрдемович вышел на свободу. За участие в убийстве 1200 человек он отсидел три года с половиной. На основании программы защиты свидетелей Эрдемович живет под новой фамилией где-то в Северной Европе. Периодически Эрдемович появляется в Гааге как свидетель под защитой на всех процессах, касающихся так называемого геноцида над боснийскими мусульманами.

     Все, что мы знаем о массовом убийстве около села Пилица в июле 1995 года, основано исключительно на признании Дражена Эрдемовича. Судебное решение по его делу от 29 ноября 1996 года осуществлено по ускоренной процедуре (guity plea). Эта процедура представляет собой договор между обвиняемым и прокурором. Обвиняемый делает «чистосердечное признание», которое может послужить как доказательство против других лиц, а прокурор на основании этих «чистосердечных признаний» требует от суда как можно более легкое наказание для подсудимого. Эрдемович это principal witness, Kronzeuge, крунски сведок. «Чистосердечное признание» Эрдемовича не ставит его под перекрестный допрос, а у суда остается единственная задача – определить меру пресечения/наказания. С учетом огромной тяжести подвопросного преступления, слишком озадачивающим выглядит то, что суд признает «чистосердечные признания» Эрдемовича в качестве достаточного доказательства. Процессуальный кодекс Трибунала очевидно позволяет делать это.

     Несколько слов об этом важнейшем свидетеле о геноциде над боснийскими мусульманами. Дражен Эрдемович родился в Тузле, городе с преобладающим мусульманским населением. Его мать была хорваткой, а отец серб, а он сам себя определял как боснийского хорвата. Эредомович отказался от военной службы в ЮНА. В 1 991 году он служит как полицейский в Хорватской союзной республике. Когда в апреле 1992 года он возвращается в Тузлу, агония Югославии уже в полном разгаре, как и гражданская война, охватившая Боснию. Эрдемович снова получает повестку от ЮНА, но предпочитает вступить в Армию БиГ с доминирующим составом мусульман. В конце 1992 года он оставляет эту армию и уходит в Армию боснийских хорватов (ХВО). Весной 1993 года Эрдемович снова меняет униформу, перебравшись в РС и предложив себя для службы в Армии РС. Его принимают в одно новое подразделение, а именно 10-ый диверсионный отряд, который напрямую подчинен Генштабу Армии РС, и чей состав был мультиэтническим. Изначально этот отряд состоял из десятка бойцов, среди которых было несколько мусульман, хорватов, один словенец, и только два серба.

     С вынесением судебного решения Трибунала принято как доказанное, что 16 июня 1995 года Эрдемович участвовал в убийстве около 1200 мусульман. Это было, по Эрдемовичу, массовое убийство, совершенное по приказу Генштаба боснийских сербов, так как 10-ый диверсионный отряд был напрямую подчинен Генштабу. Об этом преступлении Эрдемович дал следующие показания: в процессе против себя 31 мая, 19 и 20 ноября 1996 года, в процессах против Караджича и Младича 5 июля 1996 года, против генерала Крстича 22 мая 2000 года, против Милошевича 3 мая 2003 года и против В.Поповича и против других офицеров Армии боснийских сербов 4 мая 2007 года. Все эти показания публично доступны в архиве Трибунала. Кроме того, есть следственные протоколы переговоров, которые Эрдемович вел со следователями Трибунала. Они не открыты к публичному доступу ,но я ими располагаю. Располагаю и показаниями Эрдемовича, данными 6 марта 1996 года перед югославскими судьями в Новом Саде. Из всех этих документов можно составить следующую картину массового убийства:

     16 июля 1995 года 8 бойцов из состава на 10-го диверсионного отряда армии РС убили 1200 мусульман из Сребреницы. Убийство совершено на территории свинофермы Бранево около села Пилица около 40 км севернее Сребреницы. Жертвы доставлялись в автобусах. Первый автобус, в котором было около 50-60 мужчин в возрасте от 16 до 60 лет прибыл между 10 и 11 часами. Убийцы выставляли из автобуса группы по 10 жертв. Это важно: всегда группы по 10 человек. Руки жертв были связаны, некоторые имели повязки на глазах. Жертвы первым делом должны были вытащить личные документы и бросить их в угол какого-то гаража. После этого убийцы вели их к месту убийства, которое находилось в ста-двухстах метрах от автобуса. Тогда убийцы вставали в один ряд в 20 метрах от жертв и расстреливали их из автоматов Калашникова одиночными выстрелами. Контролируя ли каждый ли мертв, они в конце концов добивали их из пистолета всех, кто подавал признаки жизни. После этого выводили из автобусов следующую группу из 10 жертв. Эта процедура казни, которую Эрдемович без особых противоречий повторял во всех своих показаниях. Убийцы время от времени отдыхали. Курили, пили ракию. Эрдемович разговаривал с некоторыми мусульманами. Один попытался бежать, догнали его и убили. Некоторые солдаты били и унижали жертв. Все это отнимало время. В 15 часов пополудни убили жертв таким же образом из последнего автобуса., а на поляне лежали 1200 трупов.

     Это невозможно. Невозможно за пять часов убить 1200 человек способом описанным Эредемовичем. Это означает, что 120 групп по 10 жертв были застрелены каждая за две с половиной минуты. Жертвы должны пройти от 100 до 200 метров до места казни. Перед этим у них отбирали личные документы, били и унижали их, после расстреливали, проверяли, все ли убиты, и возвращались к автобусу за следующей группой из 10 жертв. И все это за две с половиной минуты! И при этом отдыхают, пьют, курят. Если для расстрела одной группы нужно 10 минут, что это нереально быстро, это означает 1200 минут или 20 часов. Любой нормальный судья поставил бы себе этот простой расчет! Судьи трибунала – нет! Они приняли возможным, что 120 групп по 10 жертв были убиты не более чем за пять часов. Сколько людей убито в этом месте? Паталоги Трибунала эксгумировали на этом месте 153 трупа. Это вещественное доказательство. Найдены личные документы, доказывающие, что речь идет о мусульманах Сребреницы. Это ужасное военное преступление и все, ответственные за него, должны быть наказаны. Эрдемович говорил однако о 1200 жертвах и суд это принял за истину.

     «Чистосердечное признание» Эрдемовича во всех его 12 вариантах соткано из длинной серии других противоречий и абсурда. Никогда ни один нормальный суд не принял бы это «самопризнание» за аутентичное и достоверное. Вот совсем вкратце самые важные из противоречий:

     -На первом допросе перед югославским судом Эрдемович показал, как на дату массовых убийств 20 июля 1995 года. Друг его Кременович подтвердил эту дату. В Гааге однако Эрдемович неожиданно показал как на дату преступления 16 июля 1995 года. Почему Эрдемович изменил указанную в Белграде дату на другую в Гааге?

     -Эрдемович утверждает, что в апреле 1994 года был принят в 10-ый диверсионный отряд в чине сержанта и был командиром отделения. В марте 1995 года он однако был разжалован за неподчинение. Вот почему во время убийства он был обычным солдатом-рядовым. Как рядовой Эрдемовича заставили исполнять приказ, и он не мог противодействовать экзекуции. Это не верно. Эрдемович во время казней был сержантом и никогда не был разжалован. Это ясно видно из документов, которыми располагает суд, но никто не опрашивает свидетелей, почему он выдумал это разжалование.

     -Эрдемович утверждает, что казнь была произведена по приказу ротного командира, старшего лейтенанта Милорад Пелемиша. Сама казнь проходила под командованием Брано Гойковича. Гойкович – обыкновенный солдат, рядовой, но согласно “Эрдемовичу он командовал отделением, которое осуществляло казни. Во всех показаниях Эрдемович говорит о «командире Гойковиче». Из протоколов следственных действий однако мы узнаем нечто, что еще более невероятно. Когда Эрдемович перечисляет имена семерых солдат, стрелявших под командованием «рядового» Гойковича, он вспоминает лейтенанта Франца-Коса. Лейтенант Кос – взводный командир 10-го диверсионного отряда, который состоял из двух взводов. Выходит, что во время казней рядовой Брано Гойкович был командиром лейтенанта Коса и сержанта Эрдемовича. Из протокола ясно видно, что следователи вообще не верят Эрдемовичу. Весь этот абсурд однако так и остался в протоколе. Никто в судебном зале не пытался узнать от Эрдемовича, как возможно, что рядовой командовал отделением, в котором находились лейтенант и сержант. Этот абсурд вообще не интересует судей.

     -Эрдемович утверждает, что через неделю после убийств ротный командир Пелемиш организовал покушение на него. Пелемиш узнал, что Эрдемович собирается предстать перед трибуналом, как свидетель массовых убийств. Вот почему Пелемиш приказал одному из участников казней Станко Савановичу убить Эрдемовича. В одном из баров Биелины Саванович достал пистолет и три раза стрелял в Эрдемовича. Тяжело раненый, Эрдемович пережил несколько операций в Белграде.

     Из протоколов следствия мы узнаем нечто другое. В одном баре в Биелине имела место пьяная драка между группой солдат от 10-го диверсионного отряда. Ссора закончилась перестрелкой с четырьмя ранеными. Одним из раненых был Эрдемович, но и Саванович был тяжело ранен. Никакого покушения не было. Во время перекрестного допроса Милошевича узнаем и что-то очень интересное. Эрдемович подтвердил, что некоторые из участников казней в Сребренице получили деньги и золото, а другие ничего не получили.

     Эти и другие абсурдные измышления и противоречия в показаниях Эрдемовича могут быть легко объяснены. Кто отдал приказ об убийстве, как было осуществлено это убийство, каково число жертв, каковы мотивы того преступления? Все эти вопросы могут быть объяснены, если будут опрошены и предстанут пред судом все участники массового убийства. И тут приходим к самому главному. Еще при первом допросе в Новом Саде Эрдемович назвал имена и фамилии всех своих соучастников. Он повторяет их имена в каждом из своих десятков показаний. Участники этого массового убийства – Франц Кос, Марко Бокшич, Зоран Гороня, Станко Саванович, Брано Гойкович, Александр Цветкович и Властимир Голиян. Приказ на убийство дал ротный командир Милорад Пелемиш. Над Пелемишем вышестоящим командиром был Петар Салапура, шеф военной разведки Генштаба АРС. Согласно Эрдемовичу 10-ый диверсионный отряд не мог ничего сделать без ведома полковника Салапуры. Все эти имена известны прокуратуре Трибунала еще с марта 1996 года. Как возможно, что Трибунал до сих пор не выдвинул обвинений против этих лиц!

     Один единственный раз судьи спросили прокурора, где все эти соучастники Эрдемовича и правда ли, что против них не будет выдвинуто обвинение. Это было 19 ноября 1996 года. Судья Клод Жорда выразил перед прокурором Марком Хармоном удивление суда тем обстоятельством, что все обвинение против Эрдемовича основано целиком на его самопризнаниях. Где его непосредственные командиры, вопрошал Жорда. Где остальные участники этого массового убийства, которых Эрдемович назвал поименно? Марк Хармон ответил, что прокуратура работает над этим вопросом и подготовит обвинения против остальных. С тех пор прошло 13 лет.

     Трибунал твердо решил, что Эрдемович останется единственным, кто даст показания о массовом убийстве. Трибунал не желает судить никого из соучастников Эрдемовича. Один пример. В августе 2004 года в Бостоне был арестован хорват Марко Бокшич. Бокшич вел машину в пьяном виде, совершил наезд и убежал. СМИ сообщили об инциденте и один боснийский мусульманин опознал Бошкича как уастника массового убийства вблизи Пилицы. В 1998 году Бошкич получил политическое убежище в Германии, а через год эмигрировал в США. При заполнении документов для эмиграции в США Бошкич не упомянул, что служил в АРС. Бошкич заполнил неверные данные в формуляре для эмиграции в США, что является там серьезным преступлением. Американские журналисты спросили Трибунал, будет ли он требовать экстрадиции Бокшича в Гаагу. 26 августа 2004 года советник Карлы дель Понте Антон Никифоров ответил, что у Трибунала ограниченные ресурсы и он не может «мелкой рыбешкой». Трибунал должен сконцентрироваться на руководящих фигурах, заявил он от имени прокуратуры и Трибунала. Марко Бошкич, участник убийства 1200 человек, это мелкая рыбешка.

     Милорад Пелемиш, командир 10-го диверсионного отряда, который по словам Эрдемовича отдал приказ о массовых убийствах, живет в Белграде и раздает интервью. Трибунал знает, где он, но не беспокоит его. Пелемиш – мелкая рыбешка. Полковник Петар Салапура, шеф военной разведки АРС и командир 10-го диверсионного отряда, был свидетелем в Гааге на процессе против В.Поповича. Никто не противопоставлял его показания показаниям Эрдемовича. Салапура был в Гааге и уехал оттуда, и никто не спросил с него за убийство 1200 человек у села Пилица. И Салапура мелкая рыбешка? Франц Кос, взводный командир Эрдемовича и непосредственный участник убийств, работает водопроводчиком в Биелине. Трибунал им не интересуется. Станко Саванович был осужден в Белграде на пять лет тюрьмы за изнасилование и работорговлю женщинами из Молдавии. Трибунал знает, где он, но это его не беспокоит. Трибуналу нужны показания только Эрдемовича.

     Это настоящий скандал, дамы и господа. Представьте себе, что восемь хулиганов избивают до смерти в Амстердаме какого-то клошара и бросают его в канал. Год спустя один из убийц раскаивается, сдается полиции, дает все показания, признается во всем, упоминает имена остальных участников убийства. Судья тронутый его раскаяниями осуждает его на два-три года тюрьмы, но вообще не интересуется другими участниками преступления. Представьте себе какое негодование поднимется против него в СМИ и обществе. А в данном случае речь идет о 1200-х жизней.

     Позвольте в конце подвести итог. Показания Эрдемовича о массовом убийстве около Пилицы в июне 1995 года это что-то крайне противоречивое и неправдоподобное. Правда об этом преступлении будет раскрыта только когда все его участники будут допрошены, и будут отвечать за содеянное. Это обязанность любого суда. МТБЮ однако не выдвигает обвинений против остальных участников убийства, и даже не допрашивает их как свидетелей. Как это возможно? Трибунал очевидно не желает раскрыть правду о том массовом убийстве. Почему? У меня нет ответа на этот вопрос. Я могу только констатировать это как факт, и позволить себе следующую спекуляцию: Трибунал не желает призвать к ответственности соучастников Эрдемовича, так как из их показаний покажут, что Эрдемович не говорит правду. Только Трибунал может объяснить, почему он не желает исследовать причины убийств около Сребреницы. Трибунал однако молчит. Но еще печальнее, что молчит и наша западная общественность.

     


Комментарии (3)
 

Loading...

Косовский фронт