Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/19.10.2009/

Правда об операции «Ход конем»



     На кладбище в Горской близ Сестрорецка на минувшей неделе открыт памятник офицеру госбезопасности Александру Кадачигову. История чекиста, которого одна из газет назвала «спасителем маршала Тито», побудила «Петербургский дневник» обратиться к уникальной военной операции, случившейся незадолго до освобождения Белграда. На самом деле Кадачигов принимал в ней участие, но вовсе не он лично «спас Тито» – это сделали его соратники, за что и получили звания героев.

     

     

     25 мая 1944 года командующий 2-й немецкой танковой армией генерал Лотар Рендулич приступил к выполнению приказа Адольфа Гитлера: высадить десант на Дрвар с целью физической ликвидации Йосипа Броз Тито, верховного главнокомандующего Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ). Этот боснийский город с труднопроизносимым названием стал центром территории, освобожденной партизанами от оккупантов. Там расположились ЦК Компартии Югославии, Антифашистское вече народов освобожденной Югославии (АВНОЮ), Национальный комитет, главный штаб армии Тито. При штабе находились также военные миссии союзников, в том числе и представители Красной армии, прибывшие в штаб Тито в январе 1944 года.

     

     Верховный штаб охраняли батальон в составе трех пехотных рот, рота ПВО, танковый взвод и так называемый «личный эскадрон» – персональная охрана маршала. «Рабочий кабинет» Тито находился несколько в стороне от прочих служб: он облюбовал большую пещеру, расположенную в скале над городом на высоте семьдесят метров. 25 мая он готовился отметить собственный день рождения. Видимо, немецкие руководители операции рассчитывали на то, что в торжественный день противник позволит себе расслабиться…

     

     Консультант – отто Скорцени

     

     

     Генерал Рендулич тщательно готовил операцию, названную им Rösselsprung – «Ход конем». Его ближайшим консультантом и исполнителем был знаменитый нацист Отто Скорцени. Дрвар находился в самом центре обширного освобожденного района, и потому почти одновременно с фронтальным наступлением по шести направлениям и жесточайшей бомбардировкой города над партизанской столицей появились 40 транспортников Ю-52, буксирующих планеры, совсем как во время операции, когда Скорцени вывез Муссолини из Италии.

     

     В планерах десантировались эсэсовцы особой группы, состоящей из девятисот добровольцев-штрафников. Каждому из них была выдана фотография маршала. Они также получили приказ не рассматривать офицеров советской миссии как военнопленных, разрешающий расстреливать их на месте без суда и следствия.

     

     «Дневник военных действий» верховного командования вермахта педантично констатировал: «Операция началась на рассвете 25 мая при мощной поддержке авиации. Населенный пункт Дрвар был захвачен приземлившимся там воздушно-десантным батальоном. На прилегающих высотах противник оказал упорное сопротивление, чтобы выиграть, по-видимому, время для перемещения своих штабов и демонтажа оборудования. Особая боевая группа СС скрытно проникла в район между Дрваром и Яйце, откуда Тито удалось ускользнуть… Противник отступил в южном направлении, по-видимому, и штаб Тито был перемещен в этот район».

     

     Пещера для Тито

     

     Десант на Дрвар застал в пещере не только Тито, но и других руководителей новой Югославии, пришедших поздравить вождя с днем рождения. Укрытие в скале спасало от фашистских бомб, но не могло защитить пленников пещеры от прицельного огня снайперов. Пришлось взламывать деревянный настил и спускаться на парашютных стропах в другие потаенные ходы в скале.

     

     О масштабе боев в Дрваре можно судить по тому же «Дневнику боевых действий»: «В результате разгрома лагерей и разрушения средств связи, на некоторое время был выведен из строя штаб Тито. Среди убитых было 20 англичан, 6 американцев, кроме того, были взяты в плен три корреспондента с письмами сына Черчилля английскому верховному командованию в Италии. Кроме того, как подчеркивал в начале июня в заключительной части оценки обстановки командующий группой «Юго-Восток», удалось заполучить очищенный как никогда раньше район, являющийся для Тито центральным. 1-я и 6-я красные дивизии имели большие потери – 6000 человек, включая раненых».

     

     Оторвавшись от немцев, Тито с товарищами стали обдумывать, как им поступить дальше. Сам маршал вспоминал: «По пути советский генерал Корнеев (начальник советской миссии – В. С.) упорно настаивал, чтобы я оставил оперативные части и перебрался в другое место, где можно было бы беспрепятственно работать. Сначала я об этом и слышать не хотел. Но англичанин Стрит был на его стороне. И я подумал – у нас есть остров Вис, там мы будем на нашей территории».

     

     Советский самолет

     

     Советская миссия, насчитывавшая примерно тридцать человек, разделилась на две части. Одна осталась с Верховным штабом, другая, в которой, скорее всего, и находился Александр Кадачигов, вместе с Тито и его ближайшими сподвижниками направилась к селу Купреш, в окрестностях которого было поле, более-менее подходившее для принятия транспортных самолетов. На нем в ночь на 4 июня дважды приземлялся советский транспортный самолет. Он и вывез Тито и офицеров советской и англо-американской миссий на базу в Италии. Оттуда они вернулись на югославский остров Вис, и Тито продолжил руководство боевыми действиями.

     

     Естественно, в тревожные дни встал вопрос о сохранении в тайне места новой дислокации штаба. Инициативу проявили англичане. Народный комиссариат иностранных дел официально уведомил британское посольство: «Уважаемый господин посол, в связи с вашим письмом от 5.6 сего года относительно маршала Тито и его штаба, сообщаю, что Советское правительство получило аналогичную информацию от генерал-лейтенанта Корнеева, само собой разумеется, что эта информация будет сохранена в тайне».

     

     Совершенно секретно

     

     Англичане обратились и в Генштаб Красной армии: «Маршал Тито выразил желание, чтобы факт его эвакуации оставался совершенно секретным. Никакие данные о ней не подлежат оглашению без его разрешения». Видимо, по этой причине по сей день трудно отыскать в открытых источниках подлинные имена всех участников спасения маршала Тито – естественно, кроме руководителей миссии.

     

     Тем не менее советская военная миссия и экипаж самолета Си-47 под командованием А. С. Шорникова оказались участниками события, сыгравшего в освободительной войне Югославии исключительную роль. Члены миссии через несколько месяцев после прибытия в Югославию попали в смертельно-опасную обстановку. Вместе с югославскими руководителями и англо-американскими коллегами они испытали трудности боев и отступления. В экстремальной обстановке они проявили выдержку, организованность и сплоченность. Роль советской миссии в подготовке аэродрома на Купрешко Поле и организация эвакуации была решающей.

     

     Высокими государственными наградами СССР и Югославии были награждены все участники спасения Тито и его штаба. Летчикам присвоили звания героев обеих стран, остальные получили ордена и медали. В их числе и Александр Кадачигов, который стал кавалером югославского ордена «За заслуги перед народом». И он, конечно, был героем, но все-таки не уезжал вместе «с Тито в обнимку на джипе в освобожденный Белград», как пишет одна из петербургских газет.

     

     

Василий Соколов

     На фото: Тито вместе со своим штабом в горной пещере;

     Гитлеровская листовка с обещанием награды за поимку Тито




 

Loading...

Косовский фронт