Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/25.1.2012/

Национализм святого Саввы



     


     Главной внутренней силой святого Саввы, подвигавшей этого Божиего человека и вождя сербского народа на великие дела и унаследованной его потомками, по сей день является деятельная вера в живого Христа и пламенная любовь, неразделимые между собой как река со своим истоком. Деятельная вера освящала ум св. Саввы, устремляла все мысли его в единый светлый поток великих небесных истин, а пламенная любовь, наполнявшая его сердце, попаляла своим невещественным огнем все человеческие страсти.

      Способность претворять в себе земное в небесное, в соответствии со словами: не живу я, но Бог живет во мне (см.: Гал. 2, 20), – я называю азиатской* способностью. Поистине, многие примеры показывают нам, что из Азии вышло немалое число великих богоносных личностей, первый среди которых – св. Савва. Но люди такого склада, в поисках животворящих лучей Солнца Правды, стремясь к уединению, обычно бегали мира, чтобы «уединиться с Уединенным». И св. Савва имел такое же неодолимое стремление к одиночеству, какое было свойственно всем великим азиатам.

      Но в душе св. Саввы – сына Балкан – гармонично соединилось все лучшее и от Востока, и от Запада, так что он имел преимущество над великими азиатами. Он получил способность быть активным и энергичным именно в общем деле – деле совершенствования одного из великих европейских народов.

      Будучи в начале пути усерднейшим возделывателем своей собственной души, позже Савва сделался ревностным возделывателем души всего сербского народа. Трудолюбивейший созидатель своей воли и характера, он стал созидателем народного сербского характера. Непрестанно развивая духовные и нравственные силы в себе, он сделался искусным выразителем этих сил во всей народной истории.

      Все у св. Саввы шло в правильном порядке: сначала Бог – потом человек; сначала собственное просвещение – потом просвещение других; сначала содержание – потом выражение; сначала характер – потом внешняя культура. Вот великие и полезные наставления нашему поколению, многие представители которого, увы, следуют погибельным путем: думают о второстепенном, не зная главного; мучаются над выражением, не имея содержания; спешат просветить, сами не ведая Света; тараторят о культуре, не заботясь о характере; берутся за устройство всего мира, не устроив ни свою душу, ни свой дом.

     Содержание святосаввского

     национализма


      Первой нивой Господней, над которой трудился св. Савва, была нива его собственной души, а второй – нива души всего сербского народа. Этот труд его над народом сербским, эту многостороннюю активность истинного европейца и плоды этой активности, я хочу назвать Саввиным национализмом. Этот Саввин национализм охватывает народную Церковь, народную династию, народную культуру и народное просвещение. Основой и центром всего святосаввского национализма является народная Церковь. Она подобна духу, который оживляет целый народный организм, очищая, согревая и соединяя единой верой, единой надеждой и единой любовью.

     Народная Церковь

      Что такое народная Церковь? Это самостоятельная церковная организация, с централизованной властью из народа и в народе, с народным священством, народным языком и народным обычаем выражения своей веры. Такой народной Церкви противостоит ненародная или интернациональная Церковь, с центром вне народа, со священством отовсюду, с чужим языком и с однородным, униформистским выражением своей веры.

      Что же естественнее и благоприятнее? Несомненно, народная Церковь. И она имеет свое основание в Евангелии. Сам Спаситель заповедал Апостолам: идите и научите все народы (Мф. 28, 19). Этими словами Он обозначил народы как природные единицы Своей Вселенской Церкви. И, когда послал Он Духа Святаго на Апостолов, те начали говорить различными языками; не только еврейским, латинским и греческим, но языками всех народов. И когда Апостолы ставили старейшин церковных, то они выбирали их из того же народа.

      Отсюда святосаввская народная Церковь – Церковь Евангельская и Апостольская. Именно такую народную Церковь от века желает иметь всякий христианский народ.

      Однако и по сей день многие христианские народы не смогли создать самостоятельную народную Церковь с централизованной властью внутри своего государства, со своим священством и со своим народным языком. А св. Савва приобрел это драгоценное имение уже семь веков назад.

     Народная династия

      Народная Церковь в своем государстве избирает народную династию. Когда народную Церковь возглавляют духовные вожди из народа, тогда и государственные вожди должны быть из самого народа. Параллель эта логична и на практике неизбежна. Устроив народную Церковь, св. Савва занялся устроением народного государства. Самым важным делом Святого в устроении державы было утверждение народной династии. Он короновал Стефана не потому, что Стефан был его братом, а потому, что он был православным сербом и законным носителем державной власти. Вместо Стефана мог быть коронован любой другой православный серб ради утверждения династии в народной державе.

      Для Саввы было важно не его личное родство с династией, но родство династии с народом. Это родство с народом должно было быть совершенным и по крови, и по языку, и по отечеству, и по вере, и по духу, и по благочестию, и по обычаям. Так это и было до сих пор. Святосаввский идеал народной династии сербского народа и поныне созерцает действительность через свое святосаввское прошлое. От св. Саввы и по сей день, в период свободы от завоевателей, над сербским народом никогда не стояла чуждая династия, даже ни один иностранец, за исключением царицы Ирины, которую, кстати, народ прозвал проклятой Ириной. Для сербского народа, как ни для какого другого народа в мире, народная династия стала таким обычным делом, что ему непонятно, как другие народы могут ставить над собой инородцев, невыносима сама даже мысль о том, что в свободной сербской державе властителем может стать чужой.

     Народная держава

      Народная держава для св. Саввы означала Отечество, землю отцов, в которой испокон века жил народ сербский. Не распространяется народная держава до тех рубежей, куда доходит меч, но меч смеет идти до границ народной державы, то есть Отечества. Если позволить державе простираться до тех границ, куда меч доходит, то держава перестает быть народной, перестает быть Отечеством и становится империей. В этом случае держава приобретает территориально, но теряет морально, приобретает в материальном измерении, но теряет в силе духовной и нравственной, так как становится смесью кровей, языков и расположений, а такая смесь производит страх, немирность, жадность, грабеж и чувство постоянной неустойчивости.

      От св. Саввы до Душана сербская нация представляла собой народную державу. Душан отклонился от этого святосаввского идеала, создал империю, и тем уготовал погибель Отечеству, то есть народной державе. Империя погубила Отечество, народную державу, как это обычно и бывает в истории. Для национальной державы одинаково катастрофично как покорять, так или быть покоренной.

     Народное просвещение

      Отец сербского народного просвещения – св. Савва – относился к просвещению как к знанию и укреплению. Прежде всего, как к знанию добродетелей и укреплению в добродетелях. Отсюда народное просвещение находится в органической и неразрывной связи с народной Церковью. Церковь является самой богатой ризницей знаний о добродетелях и методах их стяжания. Школа должна существовать не для того чтобы давать много знаний, но для того, чтобы отучить молодежь от злоупотребления знаниями. Ведь не так трудно приобрести знания, как впоследствии не злоупотреблять ими. Знания же можно приобретать и вне школы. Но школа становится упражнением в совершенствовании сильного характера, упражнением в употреблении обретенных знаний, на благо себе и своему народу. Несомненно, что святосаввское воспитание имеет спартанский характер, но в евангельском духе мира и благости. И поныне сей идеал просвещения и воспитания глубоко запечатлен в народной сербской душе.

     Народная культура

      Отец народного просвещения, св. Савва в то же время был и отцом народной культуры. Культура – внешнее художественное выражение народного ума и чувства. Св. Савва был неутомим в созидании и устроении народной культуры. И все, что он созидал, представляет собой в художественном выражении совершенство: будь то Хиландар или Жича, или народный обычай прославления Крестной славы, или избранность языка, которым он говорил и писал. По его примеру и вдохновению сербский народ создал свою совершенную национальную культуру, то есть проявил неповторимое выражение своего ума и сердца в строительстве, ткацком ремесле, в пении и устном творчестве, в резьбе и цвете, в неисчерпаемой мудрости, в красоте обычаев и в благородстве взаимоотношений. Если все это назвать одним словом – культура, тогда св. Савва стал творцом и вдохновителем многообразной, богатой сербской народной культуры.

     Народная оборона

     Св. Савва не был воеводой и не формировал войска, но он стал определителем смысла и цели сербского войска. Войско должно быть народным, чтобы оно имело свое нравственное оправдание и благословение Церкви. Прежде всего, народное войско состоит из сынов народа, а не из рабов и наемников, как это свойственно для империи. Далее, народное войско имеет единственной целью защиту народа и народной державы, а никак не нападение на другие народы и разрушение чужих держав. Лучшее название для такого войска – народная оборона. Такое войско не используется в спорах с соседними народами до тех пор, пока не будут исчерпаны все средства для мирного урегулирования разногласий. И это св. Савва показал своим примером. Пока король Стефан держал войско в готовности для защиты от нападения венгерского короля Андрея и от отступника Стреза, св. Савва предварительно сам обратился к ним с призывом о мире, в чем и преуспел. Но и священники, причастившие на Косове войско Лазарево, и протоиерей, благословивший восстание в Орашцу, были духовными сыновьями св. Саввы и делали то же, что и он сделал бы на их месте. Ведь защита Отечества и борьба за освобождение не противоречат воле Божией. Воле Божией противно нападение и имперский захват чужой земли.

     Евангельский и естественный национализм

      Итак, устроитель народной Церкви св. Савва стал и устроителем великого сербского национализма. Все грани народной жизни он органично соединил так, что ни одна из них не могла быть отделена, чтобы другие не пострадали.

      В понимании св. Саввы есть народная нераздельная целостность, как физическая, так духовная и нравственная. Отсюда и все грани народной жизни, ее принципов нераздельны, соединены не механически одна с другой, но срослись так, что соки одной питают другую.

      Этим органичным и священным пониманием нации пропитаны дух и кровь святосаввского сербского народа и это, подобно дыханию, стало для него естественным. Воистину душа серба на протяжении всех минувших семи столетий дышит этими основными началами святосаввского национализма. И сегодня сербу претит сама мысль о том, что его Церковью может управлять чужестранец, что священники – иностранцы, что служба Божия может совершаться на чуждом языке. Для него было бы немыслимо и даже комично предложение иметь иноземного короля. Ему отвратительно имперское завоевание чужой земли, чужого Отечества настолько, насколько дорога сердцу своя народная держава и свободное Отечество. «Свое храни, чужого не трогай» – это простая сербская пословица стала священной для каждого серба. Школу, где не упражняются в добродетелях, и которая выпускает людей порочных и неблагоговейных, так что простые неученые люди в нравственном отношении оказываются умнее их, сербы считают большим злом, от которого тяжело очиститься. Декламаторскую, бездушную и капиталистическую культуру они ежедневно подвергают насмешкам и упрекам, а в душе опасаются как хитрого супостата, который с белозубой улыбкой влезает в их дома, чтобы разорить национальную святыню.

      Войско сербы считают народной обороной, сами же воюют как львы, но только тогда, когда совесть чиста, – не ради чужого, но ради освобождения своего Отечества, земли своих отцов.

     Такой национализм св. Савва определил, укоренил в народной душе и завещал своему народу в качестве идеала. Это его евангельский и органичный национализм. Как евангельский он защищает личность человека и способствует ее развитию до совершенства; как органичный он защищает индивидуальность и цельность самого народа, чтобы не соблазниться империализмом или не рассеяться в интернационализме.

     

      Так ли ограничен, исключителен и несовременен святосаввский национализм? Посмотрите, святой Савва жил 700 лет назад, но его национализм существовал, укоренялся и рос в сербском народе на протяжении всех этих семи столетий. Мы в нем родились, и этот национализм по-прежнему проявляется в нас непрестанной живой силой. Пример святого Саввы наиболее ярко свидетельствует о том, что его национализм и не ограничен, и не исключителен.

      Прежде всего, наш Святитель провел более двух десятков лет в интернациональной среде, точнее сказать – интерправославной. Это святогорская среда, монашеская республика, состоящая из греков, русских, румын и болгар, арнаутов, грузин и арабов. В этой разнородной среде св. Савва научился любить людей разных национальностей и сам неизменно был любим всеми. И хотя Святой жил там в период своего юношества – самой восприимчивой поры человеческой жизни – он не сделался интернационалистом, но стал самым горячим евангельским националистом. И позднее, будучи уже старцем, он так и не позволил проникнуть шовинизму в свое сердце. В то же время в его душе не было ни тени неприязни по отношению к другим народам – ближним или дальним, напротив – он оказывал свою помощь всякому народу Божиему на земле, где бы он ни находился и насколько позволяли условия. Этот всеобъемлющий дух уважения и любви по отношению ко всем народам унаследовал сербский народ от своего Святителя и дорожил им в течение долгих святосаввских веков.

      В сербских народных песнях мы часто слышим, как наши православные предки с уважением обращались к людям другой крови, других языков, иных убеждений. Так, например, Марко Кралевич говорит Цыгану: «Богом брат мой, Суло Цыган!» А Страхинич, <желая обратить в Православие>, называет братом турецкого дервиша: «Богом брат мой, старина дервиш!»

     Те, кто прошел последнюю Мировую войну, могут рассказать о том, как наши воины относились к наемникам из Африки и Азии – людям черной и желтой рас. Европейцы повели этих людей на бойню, призвав их на службу из своих колоний. Сами европейцы чуждались своих подданных – чернокожих и желтолицых, не желая с ними ни есть, ни пить, ни под одним шатром находиться. А наши воины к ним относились дружелюбно, в болезни посещали, в беде помогали <...>. Сербы на чернокожих смотрели как на равноценных себе людей и относились к ним по-человечески. Следовательно, не может быть никакого оправдания тому, кто заявляет, что святосаввский национализм исключителен и ограничен.

     Старейший национализм в Европе

      Еще менее основательно утверждение, будто бы наш святосаввский национализм несовременен. Не слышим ли мы сегодня в западных землях призывов к национализму: «За национализм!», «За национальную Церковь!», «За национальную культуру!» и так далее? Но то, что в сербском народе сотворил святой Савва семь веков назад, многие, даже самые культурные народы, еще не постигли.

      Борьба за национальную Церковь, которая является основой правого, евангельского и органичного национализма, велась в Европе в течение последних 700 лет. Цель этой борьбы так и не была достигнута. Но она еще не завершена. Нет народа в западной Европе, который не вел бы борьбы за национальную Церковь, начиная с Исландии и заканчивая Карпатами. Это кровавая и длительная борьба. И большая часть истории всех западных народов написана именно кровью, пролитой в так называемых религиозных войнах.

      Эти войны за веру были, по сути, войнами за национальную Церковь. Ян Гус сгорел на костре за то, что желал национальной Церкви в Чехии. То, что Гус делал пером, страшный Жижка продолжил мечом; но мечу тому суждено было сломаться. И Чехия по сей день остается без национальной Церкви. После <Первой> мировой войны чешские патриоты, которые есть и теперь, поддерживали движение за создание национальной чешской Церкви. Однако это движение вскоре прекратило свое существование, и от него осталось только имя.

      Голландия когда-то облеклась во все черное, ибо была обагрена кровью в борьбе за национализм, которая охватила весь голландский народ, но все без толку. Лютер своим бунтом смог всего лишь расколоть немецкий народ на две части, но единой национальной <верной Истине> Церкви там не было и нет. Лютеров бунт спровоцировал в Европе целое военное поприще, на котором с некоторыми перерывами столетиями велись войны, имевшие незначительные успехи или не имевшие никаких.

      Замысел Лютера о создании единой национальной религии в Германии подхватил новый вождь немецкого народа (Гитлер. – Примеч. ред.). С большими трудностями он из протестантской среды немецкого народа смог создать лишь некое подобие национальной религии.

      Над созданием национальной религии во Франции, под именем галликанизма, в свое время потрудились самые выдающиеся там люди. Знаменитый философ Лейбниц жил и работал только ради этого. Французские прелаты – Босье и Фенелон – старались над тем же. Блез Паскаль, несомненно, один из знатных умов французского народа, в сотрудничестве с небезызвестным Полем Роялем, заботился о создании галликанской национальной Церкви, но безуспешно.

      А англичане, шотландцы, скандинавские народы были безпощадны в кровавой борьбе за национальную Церковь. Им удалось достигнуть больше, чем другим, но не до конца. Они отвоевали имя национальной Церкви, но при этом разделили свои народы. Преуспели в этой борьбе лишь англичане. Немалой кровью обошлось создание англиканской <еретической> «церкви», которая до сих пор остается государственной. Но даже и эта национальная «религия» не охватывает всех англичан.

      Никто из европейских народов не достиг того, чего достиг святой Савва, – ни англичане, ни скандинавы. Наконец, Европа устала от страшной многовековой борьбы и напряжения физического, нравственного и умственного, и в том изнеможении ее сыновья отпали не только от Церкви, но и вообще от веры. Тогда интеллектуальные и политические вожди европейских народов решились на шаг отчаяния – на отделение религии от государства и на создание национализма без веры.

      В жалком заблуждении находятся те люди, которые мыслят, будто бы отделение национализма от веры и государства от Церкви есть результат некоего «прогресса». Нет в этом прогресса, но только отчаяние и еще раз отчаяние. Чего добились сыновья Европы? Отделив Православную Церковь от государства, они отделили себя от народа. И ныне в западных государствах мы наблюдаем пропасть между окутанной безверием интеллигенцией и народом, способным довериться немецкому вождю (Гитлеру. – Примеч. ред.), утверждающему, что путь к победе доступен даже простому ремесленнику и человеку из народа, но который осознал, что национализм без веры есть аномалия, холодный и неустойчивый механизм.

      Сама по себе идея правильная и соответствует идее святого Саввы, но <Гитлер> исказил ее до неузнаваемости, незаконно взяв на себя миссию, которая доступна лишь Божиим Святителям.

     В нашем народе это дело совершил cвятой Савва – первый среди Святителей, самый гениальный и благороднейший человек в нашей истории. И он справился с этой задачей в совершенстве, завершил ее без борьбы и крови, и не вчера или позавчера, а уже 700 лет назад. Отсюда и сербский национализм – действительно, старейший в Европе.

      В книжках по истории написано, будто национализм Европы берет свое начало от Венгерского восстания в 1848 г. Если так, то сербский национализм старше европейского на 600 лет. И не только старше, но и совершеннее, потому что он евангельский и органичный. Европейский же национализм рожден бунтом в отчаянии, в то время как святосаввский был зачат и появился в творческой радости и тишине. Европейский национализм подобен зданию, которое строилось под вихрями войн в империалистической ненависти к национальной Церкви, поэтому не утвержден на прочном основании, но весь изранен врагами и в этих муках и терзаниях склоняется то к империализму, то к интернационализму. А твердым основанием национализма может служить лишь истинная национальная Церковь.

      Мы, сербы, имеем и твердое основание, и крепкое здание. Поэтому нам есть за что благодарить Бога и святого Савву – Бог над всеми, а святитель Савва – покровитель сербского народа. Он нам учитель во всем. Да и не только учитель сербскому народу, он учитель современной Европе в здравом национализме – евангельском и органичном. В этом святой Савва полностью современен и более чем современен – он человек будущего. Посему, он был и остается ныне европейцем, причем Единственным среди европейцев.

     Перевод с сербского

     Екатерины Василевич

     


 

Loading...

Косовский фронт