Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/4.2.2010/

Сербы и Россия



     

     Честные отцы, дорогие братья и сестры, для меня большая честь сказать вам своё скромное слово на такую важную тему.

     Сразу хотелось бы подчеркнуть неопровержимый исторический факт, что два наших славянских народа ещё в давние времена жили на одной территории, которая и сейчас принадлежит России. Это со своей стороны опять свидетельствует об общем происхождении русских и сербов, а также об их родстве между собой.

     Поэтому наши историки иногда цитируют древнегреческого географа и историка Страбона, который жил с 63 года до нашей эры по 20 год нашей эры. Страбон писал, что на территории Западной Азии(сегодняшней России) и Малой Азии жил большой народ - Сербы. Страбон даже приводит имя одного правителя по имени Облак, которого эти историки относят к Сербам, т. к. Страбон, говоря о народе, которым правил Облак, называет его Sirbaces vel Srbaces. Страбон также открывает, что древние сербы жили на этом пространстве целых 400 лет до тех пор, пока в одной из войн гунны не оттеснили их вглубь Европы. О вышеупомянутом сербском короле по имени Облак Страбон говорит как о сильном правителе, который около 70 года до Рождества Христова посылал помощь из 20000 воинов королю Фарнаку, правителю Босфора и северо-западной части Малой Азии.

     И знаменитый Митрополит Московский Макарий Булгаков пишет в первом томе своей "Истории русской церкви" пишет, что ещё в первом веке знаменитый римский писатель и географ Плиний Старший(23-79гг. новой эры) среди остальных народов в области Кавказа упоминает и сербов. Плиний Старший в своём труде "Istoria naturalis" кроме всего прочего прямо говорит: "A Cimmerio accolunt Maeotici, Vali, Serbi, Zingi, Psesii" - Возле *Кимериjaна* проживают меотийцы, валы, сербы, зинги, псесы. То есть, целая древняя Сарматия охватывала территории от Чёрного до Азовского морей на юге, земли между двух великих рек - Волги и Дона, а также целый пояс до Кавказа и Каспийского моря. Все названный здесь территории и сегодня, к счастью(добрим делом) принадлежат братской России.

     Сербский народ, как писал митрополит Макарий, на территории сегодняшней России, в древней Сарматии, то есть между Кавказом и устьем реки Волги, упоминает и выдающийся александрийский астроном, математик и географ, Птоломей Клавдий, автор знаменитой Карты мира, живший с 87 по 165 года новой эры. В своей известной Географии он пишет дословно: Μεταξυ δε των Κεραυνιοω ορεων και του Ρα ποταμου Οριναιοι και Σερβοι - между Кераунским нагорьем(?) и рекой Ра(разместились) оринеи и вали и сербы. Вообще, в исторической науке общеизвестно, что в античные времена река Волга называлась Ра.

     Для нашей общей истории очень интересна и территория Закарпатья, которая когда-то давно, в 10 веке, сравнительно недолго принадлежала Киевской Руси. Одна часть этой территории под названием Бойке очень часто упоминается в сербской истории. Но многие историки связывают эту область не только с Закарпатьем, но и с некоторыми малыми и большими регионами на территории сегодняшних Германии, Чехии или Польши, в то же время упоминая в своих исследованиях так называемую Белую Сербию, землю, на которой жили предки сегодняшних сербов(например, Владимир Ћоровић, Павел Шафарик и др.). Эта область, называвшаяся Бойке, упомянута и в труде "Об управлении империей" византийского царя и хроникера Константина Порфирогенита, жившего в 10 веке. Сербы, по словам этого византийского правителя, в начале 7 века, во время правления императора Ираклия, по его позволению пришли на Балканы именно из области Бойке. (Константин Порфирогенит пише, что область Бойке находилась между государствами турок и франков, то есть в Центральной Европе, между *Угорске и Франака*). Они населили большую часть Балкан, поселившись на территории современных центральной Сербии, Боснии и Герцеговины, Далмации южнее реки Цетины, Черногории, северной Албании, древней античной Македонии и частично Эллады.

     Что же касается ранее упомянутого Закарпатья на западе сегодняшей Украины или тогдашней древней Киевской Руси, его многие европейские историки даже рассматривали как прародину (?) всех славян, а не только сербов(например, Павел Шафарик, Лев Николаевич Гумилёв и др.). То, что дополнительно привелекает внимание сербских историков на Закарпатье - это информация, что известная область под названием Бойке и сейчас существует в Закарпатье, там и сегодня можете встретить много сербских топонимов, как, например, Косово поле или река Косовска, или услышать от старых людей сохранившиеся древние народные песни, в которых поётся о Сербии, Белграде или Черногории. И исконный родной язык многих жителей Закарпатья оригинален, это не русский, не новый украинский, не польский, не чешский, не словацкий и не современный сербский. Возможно, это один из вариантов древнего общего славянского языка, с разными влияниями западного, восточного и южного славянских диалектов, который имеет много точек соприкосновения со многими современными славянскими языками, а больше всего - с сербским.

     За недостатком времени для исчерпывающего изложения темы нашей самой глубокой древности этот вводный обзор прежде всего послужил мне для того, чтобы, цитируя некоторые древние исторические источники, показать неопровержимую реальность долгого сосуществования предков русского и сербского народов на территориях, которые когда-то принадлежали или сейчас принадлежат русскому государству и русскому географически-историческому кругу, что опять свидетельствует о нашей огромной близости и истинной славянской сродности.

     Дальнейшая история наших народов, от частичного крещения сербов в 7 веке и значительного(полного?) в 9 веке и крещения русских в 9 и 10 веках нам известна, она не так мутна, неясна и неувереннав некоторых выводах, как древнейшая.

     В шестедесятые годы девятого века, во времена русских князей Аскольда и Дира, первых правителей Киевской Руси, принявших христианство в 867 году, и, параллельно с этим, во время правления сербского князя Мутимира, за годы власти которого большой число сербов приняло христианство(около 867 года), и русский, и сербский народ практически одновременно вышли на историческую арену как зрелые и культурные народы. Хотя наши славянские государства не имели общих границ, благодаря святым братьям Кириллу и Мефодию и их святым ученикам, которые взяли южнославянское наречие за основу славянской азбуки и письма, наши народы стали ещё роднее и ближе, чем до Крещения. От тех времён и до наших дней только упрочивали(?) свою близость и никогда не имели никаких военных столкновений, зато очень часто вместе боролись за вечные идеалы Божьей Правды.

     Ведомы таинственным Божьим промыслом, наши два народа не только примерно в одно время в большинстве своём приняли Христианство, но и с помощью своих Святителей, живших в один исторический период и носивших одинаковое имя - Владимир, каждый в своём роде упрочили благочестивую веру. Один, Святой Владимир Киевский, по крещению Василий, окончательно крестил русский народ в 988 г., а другой, Святой мученик Владимир, по крещению Иоанн, князь сербского Приморья и области Диоклитии, упрочил своим мученическим подвигом православную веру среди сербов. И тот, и другой святитель заменили свою *многоплодни и пролазни* жизнь на земле лучшей и вечной на Небесах почти в одно время. Святой Владимир Киевский предал свою святую душу в Божьи руки в 1015 году, а Святой сербский князь Владимир Диоклетийский, мученически пострадавший по приказу болгарского царя Владислава, в 1016 году. Таким образом, через этих современников и тёзок, двоих Святых Владимиров, русский и сербский народы ещё более духовно сблизились *у небоземним размерама*

     Близость наших народов углубмлась и с приходом сербского принца Растко Неманича на Святую Гору Афонскую в 1192 году. Туда его повёл один русский монах *са Атоса*, который при дворе отца Растко, Стефана Немане, правителя, Сербии, просил милостыню для русского монастыря на Святой Горе, Не случайно, принц Растко пришёл именно в Русский Святогорский Монастырь на Афоне, где на Благовещенье в 1192 году и был пострижен в монахи, получив имя Савва. Под куполами древней русской обители он получил свои первые знания монашеской жизни, живя в послушании, посте и молитве. Святой Савва в 1219 году станет первым Архиепископом автокефальной Сербской Церкви, а в следующем 1220 году составит Сборник церковных и гражданских законов, называемый Номоканон, Законоправило или Кормчиja. Этот Номоканон под редакцией Св. Саввы Неманича, дойдя ещё в 13 веке, через разные переписывания, через Болгарию в Россию, сыграл огромную роль в истории Русской церкви и русского государства в следующие несколько веков, прежде всего - в области церковно-правовой и государственно-правовой науке и традиции.

     Во время трагического монголо-татарского ига в России, которое продолжалось с 1237 по 1480 года, как значимого сербского деятеля, оставившего значительный след в духовной жизни русского народа, обязательно нужно упомянуть святогорского старца Исайю Серба, который в 1381 году перевёл на славянский язык труды Дионисия Аеропагита, чтобы в следующем 1382 году появился и русский список этого перевода. Не забудем и Митрополита Московского Св. Киприяна Цамблака, который в период с 1390 по 1406 управлял русской церковью. Хотя Митрополит Кприян в истории чаще всего называется болгарином, т.к. он был родом из Великого Трнова, столицы Болгарского царства, нельзя упустить из вида очень ясный исторический факт, что некоторый части Болгарского государства исстари населял сербский народ. Поэтому совершенно не случайно, не следовало бы удивляться, что русская Никоновская летопись прямо называет его сербом. Конечно, не можем не вспомнить и очень "плодотворного" святогорского иеромонаха Пахомия Серба, который, придя в Россию в 15 веке, кроме всего прочего написал три жития одного из величайших Русских Святых, Сергия Радонежского. А также более 30 различных сочинений. Тут главным образом - разные службы и жития некоторых русских Святителей той эпохи.

     Малоизвестен и факт, что сербские цари и короли помогали России в самое тяжёлое время монголо-татарского ига. И действительно, до самого попадания Сербии в турецкое владычество в 1459 году, живя Евангелием Христовым и помня о любви к России(?), указанной святыми Сыввой и преподобным Симеоном Немањи, многие святые сербские короли и цари слали дары русскому монастырю на Святой Горе или некоторые виды помощи в саму Россию. Сохранились многие грамоты, указывающие на это, а царь сербский Душан Сильный стал ктитором русского святогорского монастыря Св. Пантелеймона. Автор древнего жития святого сербского короля Драгутина, архиепископ сербский Св. Даниил Второй, пишет об этом, что король Драгутин "много раз в русскую земля слал своих посланников с драгоценными дарами божественным церквям и монастырям, и милостыню нищим и немощным, ведь в России был его возлюбленный друг, князь Василий, и ему по достоинству оказывалась честь, посылались красивые слова и великолепные царские дары"

     После частичного попадания Сербии под власть Османской империи, поражений на Марице(1371) и на Косово(1389), и её полного государственного краха в 1459 году с падением новой столицы - Смедерева, сербская земля утонула во мраке тяжёлого агарянского рабства. Как раз в то время Россия объединилась вокруг великого Московского Княжества, после победы Дмитрия Донского над Мамаем на Куликовом (по-сербски - Косовом) поле в 1380 году постепенно началось освобождение от монголо-татарского ига, которое свершилось в 1480 году после победы князя Ивана Третьего в так называемом "Стояние на реке Угре". Поэтому Россия, как единственная сильная и свободная православная страна в мире, в конце 15 века стала прибежищем многим сербам с оккупированных Балкан. Столетиями потом десятки сербских монахов из Сербии и Святой Горы на руках, в объятиях России находили слова утешения и ободрения, а также и частую материальную помощь для ограбленных и разорённых турками сербских церквей и монастырей. Для примера, так в середине 17 века, в 1653 году, в Москву ради помощи Сербской Церкви и создания союза против Турции прибыл и сам сербский патриарх Гавриил, он был очень тепло принят и царём Алексеем Михайловичем, и патриархом русским Никоном. Он провёл в России целых 6 лет, в 1655 году вместе с Русским патриархом Никоном, Антиохийским патриархом Макарием и русскими архиереями участвовал в московског Церковном Соборе. Патриарх сербский Гавриил, по благословлению патриарха Никона, при некоторых обстоятельствах заменял русского первоиерарха. Даже в венах некоторых правителей России текла сербская кровь. Вспомним, например, первого русского царя Ивана IV Васильевича, чья бабушка по материнской линии была сербкой - Анна Глинская Якшич, дочерью сербского воеводы Стефана Якшича и внучкой воеводы Якши, родоначальника этой известной сербской семьи.

     Особенно важную роль в существовании сербского народа и сербской культуры на исторической арене Россия взяла на себя после так называемого Первого большого переселения сербов с Косова, Метохии и Северной Македонии, которое произошло в 1690 году. Тогда, после неудачной австрийско-сербской войны против турок, 37000 сербских семей вместе с патриархом Сербским Арсением Третьим Чарноевичем пошли на север, покидая под натиском зверств турецких, албанских и татарских орд свои вековые очаги на Косово. Хотя одна большая часть сербов осталась на своих местах, терпя невиданные гонения со стороны турок, албанцев и татар, это трагическое переселение впервые за 1000 лет серьёзно изменило демографическую и национальную картину южных сербских окраин. Но даже после того великого переселения сербский народ остался преоблодающим в Косово и Метохии. Сербы, которые ушли, поневоле большей частью поселились на землях тогдашней Габзбурской монархии. Многие историки считают, что число сбежавших сербов превышало 200000, что дало Австрии возможность расселить их на кризисных пограничных с Турцией областях, организуя их в особые военные территориальные и административные единицы, именуемые "Војне Крајине". Так как многие сербские монастыри и десятки сербских церквей в Косово и других частях Сербии были уничтожены, культурная и духовная жизнь сербского народа замерла, что привело к большому недостатку церковных книг, одежды и сосудов. Положение стало особенно критическим после ещё одного неудачного сербского выступления против турок, случившегося в 1737 году. Это столкновение закончилось вторым большим переселением сербов с Косово, Метохии и Македонии. Им управлял сербский патриарх Арсений Четвёртый Йованович. После этого, ещё более трагичного, переселения, сербы из абсолютного постепенно стали лишь относительным большинством на Космете, а любимцы турецким оккупантов, шиптари , пришедшие с территории сегодняшней северной Албании, ещё шире расселились и укоренились на покинутых, сожжённых сербских землях. Если бы не было в этот период помощи матушки-России, как и сейчас сербы называют сильнейшую славянскую православную державу, положение страдающего сербского народа и ограбленной, материально разорённой Сербской Церкви было бы намного тяжелее. По объёму, сразу после двух великих переселений сербов, наставших вслед за зверствами турок над беззащитным народом, приходит ещё одно, по сути совсем другое сербское переселение - переселение в царскую Россию. Оно происходило по желанию самих сербов, главным образом в 1751-1752 годах, как ответ на упразднение *Поморишке и Потишке Војне крајине* для пограничников-сербов в Австрийском государстве. После упразднения Войних Крайина, которые венский двор потом подарил *угарском племству*, сербские пограничники остались без своих воинских привилегий и под угрозой попадания в подданское положение по отношению к недружелюбно настроенным венграм. Не желая жить в неком состоянии полурабства под чужим римско-католическим давлением, сербы обратились с мольбой к русской царице Елизавете, которая подарила им, как искусным воинам против турок, земли в южной России, на приграничном с османами и крымскими татарами поясе. Так сербы стали элитными русскими пограничниками с только одной задачей: оберегать русские земли от набегов турок и татар.

     Сербам были даны и особые военно-административные единицы, находившиеся к эгу от Киева, в современной Кировоградской области. Сначала в 1751 году создана Новая Сербия, а в следующем 1752 году - и вторая сербская военно-административная область, названная Славяносербия.

     Вспомним и сведения о том, что и раньше, до этих больших переселений сербов в Россию, ещё в правление царя Петра Великого, но в значительно меньшем количестве, часть сербов из Австрии переселились в Россию. Из этих сербов позже, во времена русской царицы Анны, сформирован, по храбрости и военному искусству, известный Сербский гусарский полк. И сегодня, 280 спустя, отдельные семьи в Малороссии помнят о своих сербских корнях, а многие места носят сербские названия, что свидетельствует о немалом сербском присутствии в истории тогдашней России.

     Особенно большую заботу и разнообразную помощь, как военную и дипломатическую, так и духовную и культурную, Россия оказывала маленькому островку сербской государственной свободы, который звался Черногория. Начиная от Митрополита Даниила Петровича Негоша, который в 1711 году стал союзником Петра Великого и всего Русского Царства в борьбе против турок, и заканчивая черногорским королём Николая Первого Петровича, Черногория принимала участие во всех войнах России против Турции. Особенно интересно, что сербы Черногории совершенно добровольно, без просьб Святого царя Николая II участвовали и в войне с Японией(1904-05 года). В этой, к сожалению, для России неудачной войне черногорский серб Александр Сайичич, *перjaник* короля Черногории Николая Петровича, показал себя храбрейшим воином. Он в личном единоборстве победил первого самурая Японии, за что получил высокие почести и награды от русского царя Николая II Романова.

     Но величайшим русофилом в истории Сербии, а, значит, и в истории Черногории, был, вне всяких сомнений Святитель Петр Первый Петрович Негош, Митрополит Черногорский, Приморский и Скендерийский. Этот знаменитый правитель Черногории и великий чудотворец, пророк и законодатель - уникальная личность в истории русско-сербских отношений. Получивший образование в Петербурге во время правления Екатерины Великой, молившийся под куполами Александро-Невской Лавры, Святой Петр Цетиньский с младых ногтей впитал в свою молодую и чистую душу неизмеримую любовь к России. В этой любви он ушёл далеко вперёд всех. Об этом свидетельствует следующий факт. Именно, когда, уже будучи правителем и митрополитом Черногории, в начале 19 века Св. Петр со своими сербами воевал против Наполеона на Приморье как союзник Александра Первого, в 1807 году он предложил интересный политический план. В том документе и предложении русскому царю Александру Первому Романову, Св. Петр Цетиньский просил царя после победы над Наполеоном на сербском Приморье поддержать его в восстановлении Славяно-Сербского царства. Взамен Св. Петр письменно заверил царя, что если царь поддержит его, то он отречётся от светской власти и передаст её царю Александру, который стал бы царём обновлённого сербского царства. В качестве столицы Святой Петр предложил приморский город Дубровник. Так как Александр жил в далёком Петербурге, Митрополит Черногорский предложил ему послать в Дубровник своего наместника, который должен был быть русским и который носил бы титул президента Славяно-Сербского царства. К сожалению, из-за простеста всех западных союзников России, особенно - Австрии, этот план Святого Петра Цетиньского об объединении Сербского и Русского царств под управлением царской династии Романовых не мог быть принят царём Александром. Свою неизмеримую любовь к России Св. Петр осветил и в 1830 году, в своем предсмертном завещании, где завещал сербскому народу Черногории хранить вечную верность Православной России и Русскому Царю, пригрозив страшным проклятием каждому, кто будет действовать против России или против верности ей и её императору.

     Царская Россия непосредственно помогала и большому сербскому восстанию 1804 года, которое подготовил против турок родоначальник сербской династии Карагеоргиевичей, Кара Георгий Петрович. Для примера, одной из самых известных и величайших битв во всём восстании была битва у Варварины(6 сентября 1810 года), в которой значительную роль сыграли и русские воины, посланные в помощь сербам со стороны царя Александра Первого Романова. В этом бою ими предводительствовал граф Орурк. В этом жестоком столкновении, в котором объединённые русско-сербские военные формирования разбили многочисленное турецкое войско, свои жизни за свободу Сербии положили и многие русские. Только из-за прихода французов в Москву в 1812 году и страха за судьбу России не явилась ещё большая русская помощь этому сербскому восстанию, которое пошатнуло фундамент османской власти на Балканах. Но Россия не остановилась на этом, она и позже почти постоянно оказывала военную и дипломатическую помощь сербскому народу в борьбе против турок с одной стороны и частого недовольства Запада стремлением народов Балкан к освобождению - с другой. Поэтому симпатии к русским у сербского народа в течение всего 19 века значительно возросли.

     Нужно подчеркнуть и решающую роль России в получении автономии сербским государством и сербской Церковью в 1830-31 годах. Если бы не постоянное и упорное дипломатическое давоение России на Турцию и *Цариградску* патриархию, тяжело бы было сербам получить свою государственную и духовную автономию.

     Однако, самое значительное место в молитвенном(?) и историческом *пампењу* сербского народа принадлежит последнему русскому царю, Святому Мученику Николаю II Романову и его пострадавшей святой семье. Этот огромный *христољубац* по праву назван защитником православных народов Балкан. Не было ни одного исторического момента во время его правления, когда он не оказал посильную помощь и заботу балканским христианам в их отчаянном положении под турецкими оковами. Он был почти единственным европейским правителем, который в первой балканской войне 1912 года встал на открытую защиту балканских христианских народов, объединившихся против турецких оккупантов и освободивших весь Балканский полуостров от пятивековой османской тирании. И в 1914 году русский царь Николай и русский народ сразу энергично встали на защиту Сербии от военного нападения агрессивной Австро-Венгерской империи. Не согласившись на то, чтобы такой маленький народ, как сербы, был проглочен Центральными державами, Россия встала за балканскую сестру - Сербию.

     Так и началась Первая Мировая, во время которой и сам Св. Царь Николай II со всей своей семьёй мученически погибнет в вихре большевистской революции. Сербский народ был удостоен чести укрыть 10000 православных русских, избегших антихристианского большевистского террора. Так сербы хоть немного отплатили царю-мученику и всей России, но этот долг почти невозможно полностью вернуть. Но православные сербы не забыли и никогда не забудут царя Николая Второго и его жертву за Сербию.

     Как только маленький пример того, что любовь к нему ещё живёт, может послужить тот факт, что в течение 2006 года два новых сербских храма полностью или частично посвящены Святым царским новомученикам.

     Волна русской эмиграции, которая по какому-то Божьему промыслу захлестнула Сербию и всю Югославию, освежила нашу землю и дала всему сербскому обществу новое воодушевление и новую силу. *Десеткована* войной сербская интеллигенция нашла в русских профессорах университетов, врачах, архитекторах, историках, юристах, педагогах своих новых учителей, образец *светског реномеа*. Не забудем и то, что именно в Сербии, в Сремских Карловцах, основана и Русская зарубежная церковь(1922) во главе с Митрополитом Антонием Храповицким. Вспомним хотя бы такое духовное чудо, как святой владыка Иван Максимович Шангайский и Сан-Францисканский. Этот мудрый и удивительно добрый русский с древними сербскими корнями, которого многие называют величайшим святителем и чудотворцем 20 века и который закончим теологический факультет в Сербии, а одно время преподавал и в Битольской богословии СПЦ, оставил за собой глубокий след в духовной жизни не только нашего народа, но и всего современного мира. Если бы не было этой неизмеримо важной для Сербии и сербской церкви русской помощи, вряд ли Сербия знала бы о *исихизам* или женское монашество, которое принесли русские монахи, или о полной и всемирной известной "Истории Византии", написанной знаменитым русским эмигрантом в Сербии Георгием Острогорским.

     Сербы и русские как в Первой, так и во Второй мирорых войнах были на одной стороне огненной линии, которая с 1941 года была открыта против наци-фашистской коалиции Германии и Италии. Весной 41 сербский народ оказал русскому народу по-настоящему большую услугу и помощь, ведь сербы белградскими демонстрациями 27 марта 41 и своим, неожиданным для Гитлера, свержением пронемецкого режима в Белграде на несколько недель отложили уже готовый план нападения на СССР. Как показало время, как раз те несколько недель, которые Германия потеряля в нападении на Югославию, были нужны для того, чтобы Гитлеру не удался поход на Москву во время самых больших русских морозов, которые помогали обороне русской столицы.

     И сегодня, в годы новых сербских страданий и преступного *затираньа* Сербии натовскими бомбами с так называемым обогащённым ураном, которые и сейчас своим смертоносным излучением убивают сербский народ, единственная сила во всём мире, которая является защитницей Сербии - это Россия. И сегодня, когда на Косово после ухода сил НАТО разрушено более 150 сербских церквей и монастырей, 230000 сербов изгнаны, а более 1200 из них зверски убиты, величайшую и самую непосредственную помощь сербскому государству и Сербской Церкви оказывает именно Россия и РПЦ. Президент России Владимир Владимирович Путин - единственный президент, который откровенно протестует против отнимания сердца Сербии, Косово и Метохии. Вспомним и о том, что как раз Русский Патриарх, Его Святейшество Алексий Второй, - единственный *првоjeрарх* среди всех представителей православной церкви в мире, который во время НАТОвской агрессии лично приехал в забросанный бомбами главный город Сербии - Белград. Этого сербский народ не забудет никогда, а президент Путин и патриарх Алексий всегда будут близкими и дорогими сербам.

     Всё, что я сейчас подчеркнул как наиважнейшее в нашей двухтысячелетней дружбе, надо всегда культивировать, развивать и расширять сотрудничество двух наших братских славянских и православных народов на всех уровнях. Надо внимательней следить и за выпадами определённых сил в Сербии, которые стоят за вступление нашей страны в НАТО, что было бы совершенно неправильно и что бы глубоко нарушило вековые традиционно добрые русско-сербские отношения и очернило бы Сербию перед всем миром и нашими святыми предками. Таким бессмысленным и позорным попыткам надо противостоять на всех уровнях.

     Если смотреть в общих чертах на нашу многовековую историю, вековые братские и приятельские, политические и духовные связи, любовь России к Сербии и сербскому народу и любовь сербов к России и русскому народу бесконечно глубоки, и за эту любовь не нужно сильно беспокоиться. Она, независимо от всех исторических перемен, Божьей милостью, молитвами наших русских и сербских святых предком, как и нашим *усрђем * к достоинству, будет только дальше тянуть свои ветви и давать свои добрые плоды на любом поле, я уверен в этом. Но, дорогие друзья, это ничуть не странно, ведь, как часто повторял величайший русофил среди сербов, Митрополит Черногорский, Святой Петр Цетиньский, мы, сербы, и наши братья русские - это народ с одной верой, одним родом, одной кровью. Пусть это сознание и дальше растёт в наших сердцах и реализуется через многочисленные стороны нашего взаимного братского сотрудничества. Аминь. Боже дај.

     






Комментарии (3)
 

Loading...

Косовский фронт