Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/23.12.2004/

От Белграда до Охрида…




     


     Сербия неприветливо встретила нас малоприятным моросящим дождем и холодом. А из Москвы мы, между прочим, вылетали не по-осеннему теплым днем. Кто-то пошутил, дескать, не Белград это вовсе, а осенний Ленинград. Еще предстояло двенадцать часов, большей частью ночью, добираться на микроавтобусе до Македонии. Это восторга не вызывало, впрочем, и поводов расстраиваться не было. Вдоль всего маршрута до сербо-македонской границы смотреть абсолютно не на что - равнина, желтые размокшие поля убранной кукурузы. Если бы не дома с крышами красной черепицы и хорошая дорога, пейзаж похож на слякотное русское Нечерноземье. Да еще и совершенно домашний осенний дождь с такого же неба. Когда автобус проезжал по окраинам Белграда, можно было рассмотреть множество граффити на заборах и неимоверное количество плакатов (часто за ним не видно ни самого забора, ни стены дома) - недавно прошел первый тур местных выборов, близился второй. Невольную улыбку вызвала надпись, сделанная спреем на стене, - некто, вероятно, призывая голосовать за своего кандидата (фамилию опускаю - она все равно ни о чем не скажет) коряво вывел: "(Фамилия) jе српски Путин! ". Думаю, понятно. Вот тут-то и поразишься этому совершено непонятному имманентному, иррациональному даже, необъяснимому чувству все еще (несмотря ни на что!) сохраняющемуся у большинства сербов к России. Я хорошо знаю, что и Ельцина они искренне любили. Даже когда (в 1994-1995 годах) я пытался объяснить белградским друзьям, что Ельцин-Козырев это не Россия, они говорили мне просто и, увы, искренне: "Нет, мы знаем, что Ельцин старается сделать все как можно лучше, просто он не может, у него нет таких сил, но мы знаем, он за нас". Когда миновали мост через Дунай, взгляд остановился на здании, находившемся довольно далеко, со следами натовской бомбежки.


     


     Погранконтроль в Прешево


     Подъезжаем к шлагбауму у пункта сербского пограничного контроля в Прешево. Ставят соответствующую печать, теперь македонская граница. Бросилось в глаза, что со стороны сербов наблюдалось непонятное спокойствие. Так и не обратил бы на него внимание, если бы со стороны Македонии не стояли в свете ярких фонарей (глубокая ночь) два БТРа, с сидящими на них солдатами, весь вид которых говорил о том, что они, действительно знают, что делают и зачем находятся здесь. Между прочим, Прешево и прилегающие к нему районы Южной Сербии (впрочем, как и не менее половины территории Македонии) - входят в границы пестуемой в некоторых албанских кругах "Великой Иллириды".


     


     Албанцы


     Пока нас учат и даже заставляют быть "толерантными" (большинство европейских народов таковыми уже сделали), есть в Европе один народ, к которому ничего подобное "международное сообщество" не применяет. Это косовские албанцы. (Албанцы из Албании это другая тема. Вообще, как единого народа албанцев не существует. Есть две большие албанские этнические общности - геги и тоски. Тоски живут на юге Албании. Считается, что они автохтонное население Балкан, произошедшие еще от иллиров. А на севере Албании, в Косово и Македонии проживают геги. Так вот, по одной из версий они потомки переселенных когда-то Османской империей с Северного Кавказа народов и местных жителей. Тоски испытывают мало восторга от мысли об объединении с гегами Косова и Македонии. Поэтому вряд ли стоит говорить о Великой Албании, скорее, о Великом Косово. Если тоски и окажутся в этом государстве, то не по своей воле.) Нам продемонстрировали, что косовские албанцы могут бунтовать против законных правительств (1998-99 гг. - Югославия, 2001 г. - Македония), резать мирных жителей, включая соседей (из самого последнего - март 2004 г. в Косово), "держать" наркотраффик и контролировать чуть ли не всю европейскую торговлю живым товаром. За это их пожурят, погрозят пальчиком. А того, кто посмеет им противостоять посадят за решетку, как Милошевича, или в лучшем случае, угрожая примером Милошевича, посадят за стол переговоров и заставят идти на уступки головорезам. В 2001 году Трайковский, президент Македонии, разбившийся в авиакатастрофе весной этого года, буквально кричал на заседаниях правительства: "Я не хочу в Гаагу!".


     


     Забытая (в Европе) война 2001 года


     В 2001 году отдохнувшие после боев с югославской армией боевики УЧК (Армии освобождения Косово) вторглись на территорию Республики Македония. Ну, это такое собирательное понятие боевики. Понятно, что не албанские крестьяне с АК, а бойцы уровня разведывательно-диверсионных групп. Конечно же, они провозгласили себя "Армией национального освобождения". Ведь, оказалось, что албанцев в Македонии ужасно угнетали и преследовали. И вот решили они бороться за свои права с оружием в руках. Напомню, что с самого провозглашения независимости Македонии в 1991 году в правительстве Республики не менее трети министров составляли албанцы, албанцы пользовались всеми правами, имели свои школы и т.д. Т.е. никто и не знал ни о каком попрании прав, тем более притеснениях. Началась война. Македонская армия имела возможность разбить взятые в окружение отряды "боевиков". Но, о чудо! Самая антитеррористическая организация в мире - НАТО - всегда выводила их из окружения (неспроста македонцы до сих пор расшифровывают НАТО, как Новая Албанская Террористическая Организация). А тогдашний премьер Македонии Георгиевский прямо заявил, что обладает фактами об участии американских инструкторов в рядах "боевиков". Он повторил это и совсем недавно, после чего ему закрыли въезд в США. И вот в 2001 году в Македонию прибыл главный миротворец Хавьер Солана, приступивший к своей миссии - уговариванию македонцев сесть за стол переговоров, стращая как обычно санкциями, недопущением в ЕС, НАТО и т.д. Но, главное, о ужас! В Македонию прилетает мадам дель Понте - ночной кошмар всех военных преступников, а на самом деле, секретное оружие террористов (второе по мощи после Мадлен Олбрайт). Она запугивает руководство страны тем, что до нее дошли слухи о военных преступлениях македонской армии. После долгих "уговоров" правительство "сломалось" и пошло на переговоры, уступив бандитам. Были пересмотрены ряд положений конституции, например, статус государствообразующей нации получили наряду с македонцами и албанцы и представители других национальных меньшинств. Македонская Православная Церковь перестала быть единственной упоминаемой в Конституции конфессией. Албанский язык стал официальным в тех населенных пунктах, где проживает более 20% албанцев, разрешено его использование в парламенте. Но и эти конституционные изменения не представляли ничего опасного, скорее формальность, но… Не за употребление же албанского языка в Парламенте началась война! В полицию теперь принимают по национально-пропорциональному принципу, т.е. там, где больше албанцев там и полиция состоит из албанцев. Узаконено государство в государстве. Командир боевиков и вся его армия "легализовались" в политическую партию. Он депутат парламента, лидер партии. Дальше больше - албанцы, естественно, не остановились на такой "мелочи".


     


     Жестокий выбор - война или раздел страны и вымирание?


     По принятому 11 августа этого года в Парламенте Македонии, при 61 голосе "за" из 120 депутатов (гигантский перевес!), Закону о новой территориальной организации местного самоуправления (Закон о децентрализации) должна произойти "небольшая" перекройка территориально-административных единиц - общин (конечно, все под благовидным предлогом - сокращение числа этих общин и их укрупнение - со 123 до 80, и до 76 к 2008 г.). Кроме того, вопросы социально-экономического и культурного развития передаются в ведение общин. (Македонские оппозиционные политики, эксперты и ученые, придерживающиеся самых разных взглядов, оценили закон, как разделяющий страну по этническому принципу. "Федерализация страны и ее распад", - вот преобладающая оценка. Рядовые македонцы просто называют его предательским. Они-то прекрасно понимают, что после "децентрализации" северные и северо-западные районы Македонии, с преобладающим албанским населением, подвергнуться зачистке от неалбанского населения. Зато вездесущий Солана определил закон, как открывающий Македонии путь к европейской интеграции.) Так вот, осуществляется все это в угоду албанскому меньшинству. Например, община с центром в городе Струга в результате присоединения районов с чисто албанским населением превращается из славянской в албанскую, т.к. албанцев там становится более 50%! Со всеми вытекающими отсюда последствиями - албанский язык будет равен македонскому, в полиции будет соответствующее количество албанцев. Представьте, Вы засыпаете в своем родном городе, а просыпаетесь вроде бы и в нем, но другом! Названия на другом языке, полиция как-то не так выглядит. А новые ваши соседи, спустившиеся с гор, объясняют вам, как жить. Жители Струги, понятно, не сильно обрадовались возможным нововведениям. А когда в конце июля в город прибыли министр обороны и генеральный секретарь правящей партии - Социал-Демократического Союза Македонии - чтобы посетить местное отделение родной партии, дабы успокоить местных ее членов, недовольных безумной идеей руководства, то оказались окруженными в здании местного отделения СДСМ рассерженными македонцами. Они забросали здание камнями и бутылками с зажигательной смесью. Для спасения министра обороны и партийного лидера (их вывели из офиса в два часа ночи) полиция применила слезоточивый газ, резиновые дубинки и прочие прелести углубления демократии и толерантности. Пострадало 24 полицейских, 15 демонстрантов и сотрудник "европейской полицейской миссии". Кстати, в Струге не один десяток лет проводился международный поэтический фестиваль. И только в этом году впервые он был отменен. Столица страны город Скопье также подвергнется "трансформации" - к ней будут присоединены два албанских села. В итоге 21%-ый порог "албанскости" будет преодолен и в городе введут двуязычие. Струга и город Кичево уже собираются добиваться полной самостоятельности (нечто вроде государства в государстве) во избежание присоединения албанских районов и превращения из македонских в албанские города.


     Кстати, еще до принятия Парламентом Македонии пакета Законов о децентрализации, македонские оппозиционные партии (как я уже отмечал, одна из правящих партий - СДСМ, но она управляет страной в коалиции с албанской партией легализовавшихся боевиков - Демократической унией за интеграцию) заявили, что проведут референдум против уменьшения количества общин. Для этого нужно было собрать 150 тысяч подписей и они собраны (референдум состоится 7 ноября). (Пока материал готовился к печати, референдум состоялся. Но, к сожалению, признан недействительным, т.к. на него вышло чуть более четверти от необходимого количества участников. Руководство ЕС и НАТО выразили по этому поводу глубокое удовлетворение. Тем временем, премьер-министр Македонии подал на минувшей неделе в отставку, обвинив албанских партнеров по коалиции в преследовании сугубо корыстных этнических интересов.) Лидеры албанских партий пообещали принять ответные меры. Пока они призвали к бойкоту референдума.


     Да, Македония маленькая страна и нам о событиях в ней мало рассказывают. Но это не значит, что там ничего не происходит. Итак, что получается? Децентрализация Македонии (референдум ничего не решит, децентрализация будет "продавлена" моральным террором или кровавым, вопрос только в этом), провозглашение независимости Косово (вопрос времени, придет Керри с Олбрайт - быстрее, останется Буш - подождем). С одной стороны, диктат настоящих террористов, поддерживаемых сильными мира сего. А террористы эти реальные, а не виртуальные, как призрак Бен Ладена, с которым можно и побороться. С другой - предательство национальных "элит" продающих за чечевичную похлебку (вступление в ЕС и НАТО) интересы собственных народов. Если не де-юре, то де-факто, ждите в обозримом будущем Великого Косова, а дальше время работает только на "автохтонов"…


     


     Кое-что о демографии


     Еще в 1995 году гуляя с приятелями в столице Македонии Скопье, мы зашли в район Старого города. Исторический район и преимущественно албанский. Сели в открытом кафе. Через некоторое время появилась непонятная мне группа разновозрастных детей в сопровождении взрослых. Выглядело это примерно так. Дети от пяти лет, старшие с совсем маленькими на руках и двое взрослых людей - женщина и мужчина с виду лет не старше пятидесяти. Всего, чтобы не соврать, не менее десяти. Тогда я не стал пересчитывать. Я поинтересовался у друзей, что это? "Домашний детский сад? - Нет, это одна албанская семья". Албанцы - единственный европейский народ, который обеспечивает себе будущее. Остальные просто вымрут. Именно албанцы окажутся теми, кто снова будет "европейским автохтоном" в море новых пришельцев из Азии и Африки, подобно иллирийским племенам среди пришлых гуннов, славян, германцев и прочих "ариев" тысячелетия назад…


     После этой встречи с албанским будущим Европы, вернувшись в Москву, я имел беседу по поводу развития демографической ситуации на Балканах с одним специалистом. Мне несколько брезгливо ответили, ну что албанцы?! у них женщина, не женщина, а машина по производству детей. Я предполагаю реакцию албанок на такую оценку. А беседы не состоялась - все боятся говорить о завтрашнем дне.


     


     Где Россия?


     Как бы невзначай завел беседу с македонцами. Спросил, как пройти туда, куда и сам знаю, как пройти. Разговор с простыми людьми открывает многое. Такие обыкновенные македонцы среднего и чуть старше возраста. Люди семейные, из страны им уже уезжать поздно. Не студенты, мечтающие об эфемерном ЕС и обучении в европейских институтах. В который раз поразило это необъяснимая восторженность при звуках слова "Россия". Могу отвечать за их искренность. Это не лесть продавца в магазине или на рынке. "Да, Путин хороший президент. Нам бы такого. - А чем он так хорош? - Не идет на переговоры с боевиками, как наши продажные политиканы. Молодец, хочет их добить и правильно делает! - Но ведь говорят, что боевики разоружились, они мирные люди, сидят в парламенте. Теперь все спокойно. - Какое разоружились! (Следует конкретная брань.) Это у нас оружие забрали, по домам ходили с обысками, а у шиптаров (обиходное название албанцев среди балканских славян) всё есть, всё, поверь. Теперь они хотят разделить Македонию. Думаешь, остановятся? (Собеседники мои горячатся, перебивают друг друга. Видно, говорят о наболевшем.) Сейчас у нас референдум будет. Думаешь, никто не знает, что они угрожают по новой начать, если мы на референдуме выиграем. - А у вас было оружие? - Летом 2001 года стали запасаться. Теперь ничего нет". Америка проклинается, как черт. "Это американцы готовили шиптаров, они их выводили из-под обстрела". Все под впечатлением Бесланских событий. Мысли о православной России-покровительнице передаются из в поколение в поколение. В школах в бывшей Югославии этому не учили, а мои собеседники явно не гуманитарии с университетским образованием, они знать не знают ни про Данилевского, ни про панславизм, но: "Нам надо всем вместе православным народам создавать свою организацию. Быть вместе. Где теперь Россия? Зачем вы ушли с Балкан?" Не стал расстраивать, а хотелось сказать, чтобы Россию больше не ждали. Добавлю еще, что десять лет назад услышать в Македонии слова о единстве с греками и болгарами (объяснять почему, очень долго) было невероятно. Македонцы очень негативно восприняли бомбежки Югославии 1999 года. Американское посольство едва не сгорело тогда. Но определенное предубеждение к некоторым сербским политикам остается. Так, Шешеля продолжают считать ненормальным другом больного Жириновского. Дело в том, что на географических картах шешелевской Сербской радикальной партии Македонии нет, она значится как Южная Сербия в составе Великой Сербии. Это к вопросу о вероятности (при фантастических нереальных условиях) какого-либо православного союза. Он может быть только в проектах. Говорят о нем люди не знающие истории или не сталкивавшиеся с реальностью.


     


     О героях, ставших изгоями


     Пребывание в Македонии было омрачено (как раз накануне отъезда) очередной психической атакой в СМИ. Сообщалось, что подразделения СФОР (силы по стабилизации (сокращенно - СС) в Боснии и Герцеговине) проводят операцию по захвату генерала Младича (Летом запускали утку о захвате Караджича). Злорадствовало боснийское ТВ, дескать, есть данные, что генерал уже в Гааге. Но из белградских газет выяснилось, что операция действительно проводилась в одном из боснийских сел. Эсэсовцам кто-то сообщил, будто видел генерала. Они оперативно появились на месте, а в ходе проверки спрашивали у жителей, не видел ли кто Младича. Вот три самых популярных ответа на этот серьезный вопрос: "Да, но он только что ушел", "Да, вчера мы пили с ним кофе", "Нет, сегодня еще не видел". С таким народом "дырку вы от бублика получите", а не Младича, подумал я. Не сглазить бы, сказал мне внутренний голос. Я не сплюнул и не постучал по дереву. Я перекрестился.


     "Живели Руси, живели Срби! Живело Православље!"


     


 

Loading...

Косовский фронт