Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/24.3.2011/

Это нельзя забывать



     

     Исполняется 12 лет со дня начала бомбардировок. В результате продолжавшихся 78 дней и ночей бомбардировок в 30 000 воздушных налетов и 50 000 выпущенных ракет погибло две с половиной тысячи человек.

     

     Сирены воздушной тревоги оповестили о налете «милосердного ангела», именно так НАТО назвало свою операцию против Сербии и Черногории – в 20 часов 24 марта 1999 года. Девятнадцать стран Альянса, без одобрения Совета Безопасности ООН начали бомбардировки, сначала казарм и противовоздушной обороны Армии СРЮ в Батайнице, Младеновце, Приштине…

     

     В результате продолжавшихся 78 дней и ночей бомбардировок в 30 000 воздушных налетов и 50 000 выпущенных ракет погибло две с половиной тысячи человек: 500 мирных жителей, среди них 79 детей. Ранено 12 500 жителей. Разорены инфраструктура, промышленность, школы, медицинские центры, пресса, памятники культуры, сербские святыни…

     

     Власти в Белграде оценили тогда ущерб в сто миллиардов долларов и потребовали от стран-членов НАТО компенсации. Одновременно группа сербских экономистов оценила ущерб в 29,6 миллиарда долларов! Итальянские аналитики добавили к этому и свои подсчеты, согласно которым на эти деньги можно было бы прокормить 79 миллионов людей в голодающих районах нашей несчастной планеты.

     

     12 лет после, возвращаются картины ужаса. Практически были уничтожены Сурдулица, Куршумлия, Алексинац под руинами которых остались целые семьи. Как будто до сих пор слышен детский крик в «Майином поселке» в Джаковице, где погибли размещенные там беженцы из Краины. Кровь и стоны на рынке в Нише после взрывов кассетных бомб. Семья Ракич в Батайнице и безжизненное тело их трехлетней Милицы. В Новом Пазаре папа безуспешно пытается спасти двухлетнего сына Марка. В Мердарах под руинами одиннадцатимесячная Бояна Тошович и ее отец Божина. На поле в Рыбнице под Вранье погибла 15-летняя Ирена Митич, сеявшая с отцом кукурузу. Погибшие не разжимая объятий выпускники гимназии Милан Игнятович и Гордана Николич. В поезде остановленном и сожженном ракетами в Грделичской расщелине остановились планы Ивана и Анны Маркович инженеров химиков из лесковачской компании «Здравле», поженившихся всего четыре месяца назад. На мосту в Варварине под бомбами убита прекрасный математик Саня Миленкович. Неисцеленные раны Максича из Буяновца чей сын Мирослав погиб в 17 лет. Под руинами семейного дома в Ралье под Сопотом закончились жизни маленьких Стевана и Дайаны Павлович и их отца Владимира. В Мурине, в Черногории долго выкапывали из-под руин тела девочек из Приштины Юлианы Брудар, Оливеры Максимович и Мирослава Кнежевича, надеявшихся найти спасение у бабушки с дедушкой.

     

     Еще живы картины разрушенных новисадских мостов, уничтоженного валевского «Крушика», чачанской «Слободы»…

     

     Тысячи сербских домов со всем имуществом исчезли под бомбами.

     

     Непосредственным повод для НАТО-вских бомбардировок Сербии и Черногории была операция сербской полиции в Рачке, одном из опорных пунктов УЧК 15 января 1999. Возглавлявший комиссию ОБСЕ в Космете Вильям Уокер бой полиции с террористами представил как «резню» мирных жителей. С этого дня началась медийная подготовка к нападению.

     

     Через два месяца началось нападение НАТО с кораблей в Адриатике с четырех авиабаз в Италии при поддержке стратегических бомбардировщиков, стартовавших с баз в Западной Европе, а потом и в Америке.

     

     Строуб Тэлбот, один из главных участников переговоров, приведших к завершению бомбардировок, заявил тогда, что «это было последнее крупное международное столкновение» в самом кровавом столетии. Это был первый случай за 50 лет существования НАТО, когда эта организация начала войну. Впервые некая коалиция напала на некий режим, чтобы его «жестко свергнуть», чего требовали руководители Альянса, уверяя, что они не допускают «гуманитарной катастрофы албанского национального меньшинства».

     Бомбардировки Сербии и Черногории завершились 10 июня принятием Резолюции 1244 СБ ООН. Днем ранее представители Армии Югославии и НАТО в Куманово подписали Военно-техническое соглашение. Этим документом оговаривался вывод сил Армии Югославии из Косово и Метохии и ввод в край международных сил – КФОР.

     

     Эти силы, в состав которых входило 37 200 солдат из 36 стран имели задачу «обеспечить мир для людей всех национальностей в Косово». Как они в этом преуспели лучше всего показывает то, что в последующие дни из Косово и Метохии было изгнано 280 000 сербов. Похищено 1500 неалбанцев. В южный сербский край практически одновременно въехало около 800 000 албанцев, треть из которых никогда не жили в Косово.

     

     Через двенадцать лет после бомбардировок сербов в Косово и Метохии практически нет. Семь лет назад, 17 марта последовал новый погром. Мишенями для албанцев стали сербы, их имущество, их святыни. В феврале 2008 года Приштина при поддержке части международного сообщества провозгласила независимость. В таких обстоятельствах возвращение сербов к их вековым очагам практически прекратилось. Принесут ли новые переговоры между Белградом и Приштиной, начавшиеся этим мартом в Брюсселе больше надежды для сербов? Время лучший свидетель.

     

     

     АЛЕКСИНАЦ: ТРОЕ УБИТЫХ В ОДИН МГНОВЕНИЕ

     В одно мгновение смертоносными ракетами, выпущенными с самолета «милосердный ангел» убил моих родителей – отца Драгомира (67) и мать Драгицу (63) и сестру Снежану. Это не забывается и вряд ли это можно простить. Так, вспоминая гибель своих самых близких людей рассказывает доктор Гайя Миладинович, начальник службы переливания крови в Медицинском центре. 5 апреля НАТО-вские авиабомбы сеяли смерть в городе на Моравице. Одна из них попала в дом доктора Миладиновича, находившегося в это время в своей части. В подвале находились шестеро оставшихся домочадцев. Отец Драгомир и сестра Снежана погибли сразу, а мать, получившая тяжелые ранения умерла позднее в Клиническом центре. Супруга Вукица, учительница в Нише, сама раненая, сражалась как львица и смогла вытащить из-под обломков своих двоих детей – пятнадцатилетнюю дочь Диану и одиннадцатилетнего сына Марка.

     В тот день в Алексинце погибло 11 мирных жителей, 52 получили ранения. Всего в этом городке было убито 24 человека!

  









     

     КРУШЕВАЦ: УЛЫБКА НЕСМОТРЯ НА РАНЫ

     Могла ли сделать еще что-то чтобы спасти моих детей? Могли ли еще что-то сделать врачи в больнице? Может нужно было не давать им пойти в Варварин? Мой ребенок был полон жизни, не верил что с нами может случиться что-то плохое. Она подбадривала и нас, старших, убеждала, что не нужно уезжать из Сербии, а мы об этом размышляли. В тот страшный день моя Саня пошла с двумя подругами купить заколки для волос- с болью рассказывает Весна Шпан, мать шестнадцатилетней ученицы белградской Математической гимназии Сани Миленкович из Донег Катуна.

     

     На Святую Троицу, через пять минут после полудня в два захода НАТО-вские агрессоры сбросили свой смертоносный груз на Варваринский мост, оставив в трауре десять семей и 27 человек сделав инвалидами.

     - На люди я выходу с улыбкой, скрываю боль под маской. От боли и печали я защищаюсь воспоминаниями о прекрасных моментах, которые я пережила с Саней и которые живут в моем сердце.

     

  



  

     

     НОВИ ПАЗАР: МАРКО УМЕР В ОБЪЯТИЯХ ОТЦА

     

     На жилое здание на Улице Стефана Немани в центре города была сброшена бомба весом в несколько сотен килограммов. «За мгновение» она убила одиннадцать и ранила 20 жителей Нови Пазара. В магазине «ВМ-коммерц» погибло четверо, в том числе и двухлетний Марко Симич, умерший на руках своего отца Владана.

     

     - Убили троих моих близких родственников и одного человека, случайно оказавшегося в магазине. Еще многие мои знакомые или друзья были убиты или ранены. Я до сих пор часто себя спрашиваю: за что убили моего внука Марко, которому было всего два года? – рассказывает Веселин Весо Симич, дядя Владана Симича и дед маленького Марко Симича- На месте преступления погибшим поставили памятник, каждый год мы собираемся возле него, чтобы вспомнить об этом страшном событии, зажечь свечи и помолиться о погибших. Мы всегда говорим, что мы должны прощать, но забывать нельзя, последующие поколения должны помнить об этом преступлении и извлечь из него уроки.

  

















 

     

     НИШ: ЛИЛЯНА ЖДАЛА РЕБЕНКА

     

     Одна из самых трагичных жертв кассетных бомб в Сербии – Лиляна Спасич (25 лет) студентка четвертого курса медицинского факультета, она погибла на седьмом месяце беременности в самом центре Ниша 7 мая 1999 года. Вместе со свекровью Симеонкой он пошла на рынок, не ожидая, что самолеты закидают бомбами мирных жителей.

     

     -Мы шли под руку, так как из-за беременности Лиля опиралась о меня, - рассказывает Симеонка Спасич, оставшаяся инвалидом, без ноги – Внезапно раздался грохот! Мы упали. Когда приехала скорая помощь у меня все потемнело перед глазами и через боль я лишь смогла сказать: «Оставьте меня, спасите сноху». Я пришла в себя в больнице. Для нее сразу все было кончено. Ее убило одним осколком, который оказался фатальным и для нее и для ребенка в ее животе.

     

     Это 7 мая 1999 года было одним из самых трагичных дней в истории Ниша. Город бомбили в 11.30 контейнеры «желтых убийц» были сброшены на рынок, городской квартал возле Университета и на клинико-больничный центр. Погибло 15 человек, а несколько десятков получили ранения.

  







     

     МЕРДАРЕ: БОМБА ЗАКРЫЛА ДВЕРИ

     

     - На Пасху я осталась без мужа и одиннадцатимесячной дочери, - единственное что может рассказать о своей трагедии Мария Тошович из Мердара, оставшаяся без своей Бояны и 29-летнего мужа Божины.

     

     Тем пасхальным утром самолеты НАТО сбрасывали кассетные бомбы на маленькое село Мердаре возле «административной линии» с Косметом. Тошовичи отправились в подвал. Мария, на восьмом месяце беременности пошла за мужем, который нес на руках их дочку. Они надеялись спастись в подвале маленького сельского домика. Не успели. Бомба попала прямо в двери дома. Хотя Божина и сжимал дочь в объятиях, это ее не спасло. Мария с тяжелейшими ранами смогла выбраться из-под руин, но раны в душе остались. Поэтому она всегда рассказывает своей одиннадцатилетней Анджелке, родившейся через месяц после трагедии, чтобы она никогда не забывала, что когда-то у нее были сестра и отец, которых убили, хотя они никому ничего плохого не сделали.

     

     ВЛАДИЧИН ХАН: ЛЮБОВЬ УБИТАЯ НА МОСТУ

     

     На мосту через Южную Мораву во Владичином Хане 31 мая НАТО-вские бомбы убили семнадцатилетнюю Гордану Николич и 18-летнего Милана Игнятовича, двух влюбленных гимназистов. Для их родителей время как будто остановилось.

     

     - Время проходит, а раны остаются. Мы часто приходим на могилу Гоги в Прекодолце или к памятнику на мосту поставленному в честь ее и Милана. Часто видимся с матерью Гоги Зорицей, нам кажется, что вместе будет легче, но ничего не помогает.

     

     Те же слова повторяет и Зорица, мать Горданы, через три года после смерти дочери оставшаяся и без мужа Момчило.

     - Чувства те же, что и 12 лет назад. Душа болит и так будет всегда, - сквозь слезы говорит Зорица.

     

     М. Маркович, И. Ловрич

     Перевод – Српска.Ру

     


 

Loading...

Косовский фронт