Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/24.7.2012/

Судилище по делу Ратко Младича: Сторона обвинения посрамлена уже в начале процесса



     В понедельник 16 июля защита генерала Младича приводила доказательства того, что операции сербских войск в Сараево не были направлены против гражданских лиц, а являлись реакцией на действия так называемой мусульманской Армии Боснии и Герцеговины (БиГ), которая предпринимала акции из города.

     

     Продолжая перекрестный опрос бывшего сараевского начальника гражданского отделения Унпрофора из Новой Зеландии Дэвида Харланда, защита Младича настаивала, что «гражданский лидер боснийских сербов Радован Караджич выступал за мир, а война была только формой сопротивления (контрнаступления)». Харланд же отметил, что все три стороны конфликта - сербы, мусульмане и хорваты - пытались военным путем разрешить ситуацию в БиГ, кроме того, было заметно «усиление мусульманской и хорватской активности». На вопрос о действиях мусульман против гражданских сербов за демаркационной линией Харланд указал на операции боснийских сил против сербов в сараевском районе Грбавица.

     

     Харланд вновь согласился с утверждением, что «международное сообщество» угрожало, в основном, сербам: «Генерал Майкл Роуз однажды рассматривал возможность нанесения воздушных ударов по боснийской армии и сказал об этом боснийским генералам Йовану Дивьяку и Расиму Деличу. Но Роуз знал, что вышестоящее начальство не согласилось бы с его планами. По вопросу «симпатий» к конфликтующим сторонам международное сообщество было расколото». По его словам, обе стороны нарушали договор о разоружении 1993 года, и это было одной из причин «применения силы».

     

     Репортеры, находящиеся на процессе, отмечают, что сам генерал Младич активно следит за ходом процесса, ведет записи и переписку с адвокатами, задает вопросы сам, иногда беседует с охраной. Временами делает физические упражнения, в т.ч. отжимания.

     

     17 июля на процессе выступила медицинский работник, сотрудник организации с более чем сомнительной репутацией «Врачи без границ» Кристина Шмит. Она рассказала об эвакуации раненых из больницы в Сребренице. Что должно было бы всех удивить, так это то, что, по ее словам, многие из эвакуируемых пациентов-мусульман были вооружены.

     

     В июле 1995 года, докладывая своему начальству о событиях в Сребренице, она употребляла вместо слова «эвакуация» термин «депортация», так как к эвакуируемым якобы применялась сила. На этот раз Шмит заявила, что никакой физической силы к пациентам не применялось. Все пациенты из Сребреницы были эвакуированы 17 июля 1995 года.

     

     По словам адвоката Младича Бранко Лукича, Шмит мало, что представляла о происходившем, и рассказала суду то, что слышала от других. В интервью «Голосу России» 17 июля Бранко Лукич рассказал о подробностях процесса и о состоянии здоровья генерала Младича: «Сегодня обвинение в качестве свидетеля представило медсестру Кристину Шмит, которая провела некоторое время, а точнее 26 дней, в Сребренице, работая в международной организации "Врачи без границ". Она представила очень ограниченные и поверхностные показания, что в принципе нормально для человека, который провел в Сребренице так мало времени. Нужно иметь в виду и то, что все показания, которые госпожа Шмит представила суду, она слышала от других людей, и очень мало что из этого она видела сама. Таким образом, позиция защиты ясна: показания госпожи Шмит ничего не доказывают, и на их основе нельзя делать какие-то выводы и принимать какие-то решения». По словам Лукича, состояние здоровья генерала Ратко Младича сейчас стабилизировалось, однако поводы для опасений еще есть.

     

     Лукич подвел итог опросу Харланда: «Девид Харланд подтвердил, что наступательные действия осуществлялись со стороны мусульман по отношению к сербам, а действия сербов в основном носили оборонительный характер. При этом он уверен, что сербская армия вершила террор в Сараеве. Однако если не забывать о многочисленных нападениях мусульман и о том, что территории, провозглашенные зоной безопасности, не были демилитаризированы, становится ясно, что миротворческая миссия ООН не выполнила свою работу. При этом эта миссия всего лишь готовила почву для интервенции НАТО, чтобы, как признался сам господин Харланд, территориально сбалансировать ситуацию в Боснии и Герцеговине. По его мнению, сербы обладали слишком обширными территориями, их нужно было отнять и отдать мусульманам».

     

     18 июля в Гааге на процессе генерала Младича выступил очередной, четвертый, «свидетель» обвинения - Джозеф Кингори из Кении. В период с марта по июль 1995 года майор ВВС Кении Джозеф Кингори был военным наблюдателем ООН в Сребренице. В январе 2012 года Кингори выступал «свидетелем» на процессе Радована Караджича в связи с событиями в Сребренице.

     

     В суде была продемонстрирована хорошо известная видеозапись, на которой Младич 12 июля 1995 года общается с беженцами, собравшимся на базе голландского батальона в Поточарах.. Младич призывал беженцев успокоиться, ничего не бояться, давал личные гарантии безопасности, обещал, что все они будут эвакуированы. Кингори, который виден на видеозаписи, заявил, что «генерал Младич поступил правильно в той ситуации», пытаясь успокоить людей и обещая им, что они будут в безопасности: «Но, судя по всему, он не думал так, как говорил».

     

     Кингори заявил, что события 12 июля в Сребренице и ее окрестностях соответствовали тому, что он слышал в отеле «Фонтан» 25 июня в Братунце «на встрече с полковником Вуковичем и майором Николичем». Однако на вопрос адвоката Стояновича Кингори так и не смог ответить, кто же такой Вукович и к какому подразделению он принадлежал. На замечание Стояновича, почему Кингори ни в одном донесении своему начальству в Тузле не доложил об угрозах Вуковича, тот ответил, что «записал их в свой дневник, который уничтожил по причинам личной безопасности».

     

     Стоянович процитировал кенийцу сообщения мусульманских офицеров об убийствах десятков «четников» (сербов) в ходе нападений из анклава на соседние сербские села, но Кингори и об этом ничего не знал. «Свидетель» утверждал, что некоторые жители Сребреницы владели легким стрелковым оружием, и ни о каком тяжелом вооружении и речи не идет. Однако уже на следующий день Кингори опроверг сам себя. Тем временем, Стоянович процитировал ему слова командующего армией БиГ Расима Делича о том, что «Сараево оборонялось меньшим количеством оружия, чем Сребреница».

     

     Защита 19 июля продемонстрировала видеозапись из Сребреницы, датированную10 июля 1995 года, на которых видно, как люди в камуфляже ведут огонь из миномета, находясь у автозаправки. После этого Кингори признался, что, будучи в Поточарах, он не мог определить велся ли огонь по Сребренице или из самой Сребреницы. Он подтвердил, что на видеозаписи видно, что огонь ведется мусульманами из 82-х мм миномета, хотя в соответствии с соглашением о демилитаризации Сребреницы мусульмане не могли иметь в анклаве артиллерийские орудия и минометы калибром более 60 мм. 19 июля был проведен перекрестный допрос свидетеля обвинения Джозефа Кингори. Кингори заявил, что 9 июля 1995 года покинул Сребреницу и по «соображениям безопасности» перебрался Поточары, опасаясь, что мусульмане возьмут его в заложники. Он и его коллеги послали переводчика мусульманина Эмира Сульягича для сбора информации с места событий. Адвокат Младича Миодраг Стоянович в связи с этим обратился к Кингори: «Вы не можете стоять за информацией, содержащейся в этих отчетах от 9, 10 и 11 июля. После прибытия в Поточары у вас больше не было прямых наблюдений того, что происходило в Сребренице, потому что вы туда послали своего переводчика». «Все сообщения, которые мы получали от Эмира Сульягича или других источников, мы пытались проверить», - ответил Кингори.

     

     19 июля в суде выступил еще один, «защищенный», свидетель обвинения под псевдонимом РМ-255, якобы переживший расстрел сербскими бойцами недалеко от Сребреницы. Его сыновья, по его словам, не были военными, но пошли в прорыв вместе с частью мусульманской дивизии к Тузле. После этого он их никогда не видел, а их посмертные останки якобы найдены в массовых захоронениях у Зворника. Правда, при перекрестном допросе адвокат Младича предоставил свидетелю список бойцов армии БиГ, среди которых значится и его сын.

     

     Через несколько дней плена свидетелю связали руки за спиной, уложили его и еще десятки мусульман на землю и открыли по ним огонь. Однако он остался жив, развязал руки и вместе с еще четырьмя выжившими бежал. Через несколько дней он зачем-то сдался сербской военной полиции (а ведь сербы его якобы чуть не расстреляли несколько дней назад), которая отправила его в лагерь для военнопленных, из которого он был освобожден осенью 1995 года.

     

     РМ-225 договорился до того, что якобы видел на месте преступления самого генерала Младича, но даже прокурор сказал судьям не обращать на это внимания!

     

     Михаил Ямбаев, к.и.н., н.с. Института славяноведения РАН

     

     По материалам ruskline.ru


 



Loading...