Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/28.2.2013/

Проклятие князя Лазаря и сербы исламского вероисповедания

О честном слове


     

      Важность слова подчеркнута в самом начале Библии, где указано: «В начале было слово...» С ним человек стал человеком, и с ним создано все, что существует из цивилизационной истории человеческого общества.

      Словом можно решительным образом повлиять на хорошее и плохое поведение людей. Если задаться вопросом – осуществление или влияние каких слов украшено высокой нравственной и этической ценностью, несет серьезность, ответственность, любовь, великодушие, истинность и справедливость в деле защиты добра, то можно констатировать, что это честные слова.

     

     


     
Автор, отставной полковник Д-р Раде С. Н. Раич


     

      Честные слова, на силе которых базирующиеся намерения и действия, имеют благословение от Бога, создавая более ответственные, гуманные и надежные отношения между людьми с более успешными и плодотворными жизненными результатами.

      Противоположны честному слову те другие, содержащие и несущие сообщения, дух и намерения к поведениям и действиям проникнутым эгоизмом, ложью, безнравственностью, безответственностью, насилием и бесчестьем. Такие слова противоречат, разъедают и нападают добро, подстрекая и поддерживая грех, насилие и зло.

      А когда указанное возникнет или случится, тогда для преодоления и побеждения предлагается специфическая, т.е. невидимая духовная сила проклятия, вводимого в действие путем публичного проклятия, остающегося в силе вплоть до его исполнения. По народным поверьям, по поверьям предков, проклятие передается даже поколениями вперед.

     

     

     
О проклятии


     

      Проклятие Богом впервые возникает в Ветхом завете. Согласно Ветхого завета, причиной любого проклятия является непослушание Бога, так что любой грех и зло (ненависть, зависть, предательство, ложь, насилие, кража, алчность) проклинаются.

      Все-таки следует подчеркнуть следующее: редкие понятия вызывают такие бурные реакции как проклятие, у всех народов являвшееся составной частью нравственного сознания и разнообразных обычаев, вплоть до сегодняшнего дня. Оно всегда было могущественной и предостерегающей темой. Проклятие не дает покоя тем, кто совершил прегрешение. Его эффекты и действие можно распознавать в многих событиях и последствиях. Наряду с благословением, проклятие входит в ряд форм высшей духовной силы.

      Проклятие посредством предостережения направлено на профилактическую защиту и гомогенизацию общин от ее членов, нарушавших ее жизненно важные или иные важные интересы. Проклятие базируется на убеждении и логике, что никто не может совершать зло, и надеяться на добро, т.е. безнаказанно совершать зло. Рано или поздно, наказание должно последовать, даже и над потомком совершившего злодеяние, чтобы это служило всем уроком. Истоки и дух проклятия дохристианские, неся силу предания. Известно, что наше христианство признает и имеет лишь наказания духовного характера в виде анафемы, свержения или отлучения, т.е. исключения из общины нашего вероисповедания. Но, раз проклятие Лазаря все-таки является проклятием, тогда совсем ясно, что оно, с одной стороны, является преданием и чувством, проистекающим из мифических и обычных нравственных норм нашего народа; а с другой, является выражением клятвы и чести комплексного косовского феномена и его этической основы. В этом смысле проклятие Лазаря имеет свою не только национальную, но и универсальную этическую ценность. Как таковая, она встроена в Косовский завет.

      Но это еще не все. Как венец и урок комплексного косовского феномена, оно является самым могущественным, центральным, публично выставленным сообщением на памятнике Косовским героям на Газиместане, т.е. на Косове, центральном месте нашей истории, духа и традиции.

     

     

     
О проклятии Лазаря


     

      Если посредством основных законов чести и культа славы провести анализ всего косовского феномена, включая и проклятие Лазаря как его венец и урок, то более полно выявляется и разъясняется его благородная этическая, заветная и нравственная ценность. Ссылаясь на вековую потребность в противодействии любому злу и насилию, и в содействии победе этики добра, проклятие Лазаря по духу чести и славы, среди прочего и по духу данной темы, напоминает об обязательстве пересмотра конфликта православных сербов и сербов исламского вероисповедания, придавая направляющую силу и поддержку свободе, миру, согласию, уважению, достоинству и общему благосостоянию всех нас вместе.

      Для более полного понимания данной темы необходимо иметь в виду весьма сложное и тяжелое историческое прошлое борьбы и существования сербского народа на Балканах, где сталкивались большие империи, религии и многочисленные интересы. В подобных условиях и в течение нескольких веков, часть нашего народа – не мытьем, так катаньем – переводили в иные иностранные вероисповедания и идеологии, чтобы потом ею злоупотреблять, и часто грабежом, террором и геноцидом поворачивать против собственных сербских православных истоков. Среди сербов исламского вероисповедания были, например, исполины, с честью и гордостью настаивавшие на братстве, понимании и согласии между православными и исламизированными сербами. Подобное их чувство отчасти можно объяснить проклятием Лазаря.

      Именно, существенным образом проклятие Лазаря не понять полностью, без его анализа и толкования: с одной стороны, по пониманию народа как исторического целого; а с другой, по культу славы предков и духу неписаных законов чести. Объяснения данного проклятия без учета указанных ценностей все-таки кажутся неполными, поверхностными и упрощенными. Итак, если провести анализ проклятия Лазаря из народной песни «Мусич Стефан», тогда оно имеет следующее объяснение:

     

      «КТО ЕСТЬ СЕРБИН И СЕРБСКОГО РОДА,

      И ОТ СЕРБСКОЙ КРОВИ И КОЛЕНА»

     

      Данными стихами «призывают в битву на Косово» на основании чувства личной, семейной, служебной и национальной чести, а потом любви к своему роду и отечеству, т.е. национального патриотизма, как это ныне понимают. Это напоминает об их этической и заветной ценности и во времена наших предков. Данные чувства побуждаются. Они являются опорой, и на них всегда рассчитывают. Хотя вышеуказанные стихи образуют одно целое, их следует раздельно объяснить. Первый стих имеет в виду всех сербов и их поколения, т.е. род сербский. Второй стих касается потерявших национальное осознание, предки которых (по крови, языку и вероисповеданию) являлись сербами, потом воспринявших иное (чужое) вероисповедание, перешедших в иную нацию – сменивших национальность, либо воспринявших какую-то анациональную идеологию (например, коммунистическую).

      Здесь следует иметь в виду факт того, что определенная часть такого народа вполне осознавала свои сербские корни, стремясь к тому, чтобы с сербским народом поддерживать отношения братского согласия, к успеху и счастью всех вместе. В данном заветном и благородном духе возникали многочисленные патриотические песни.

      Следующий стих:

     

      «НО НА КОСОВО, НА БОЙ НЕ ПРИШЕЛ ОН,»

     

      касается не только Косовской битвы в 1389 г. Им именно и прежде всего живущее поколение сербов, предостерегая, призывается к любой актуальной и будущей защите и борьбе за государственные и национальные интересы, включая и борьбу за коррекцию заблуждений и ошибок предыдущих поколений. Заодно возлагается обязательство вести национально и государственно оборонительные и освободительные войны.

      Наряду с призывом к ныне живущей части сербского народа в указанном контексте, и учитывая, что проклятием Лазаря охвачена и часть нашего народа, потерявшая национальное осознание, конкретно сербы исламского вероисповедания, то данное проклятие стихом: «Но на Косово, на бой не пришел он» касается и их живых потомков, в том смысле, что они должны знать кем были их предки, и что они в этом смысле обязаны своими действиями способствовать этике добра и жить в согласии с сербским народом, как общей народной исторической колыбелью.

      Итак, учитывая, что проклятие Лазаря касается не только ныне живущей части нашего народа, но и той живущей части наших соотечественников, предки которых были сербами, то весьма поучительны патриотические чувства, поведение и действия определенной части сербов исламского вероисповедания, настаивавших на совместной освободительной борьбе, братском согласии и любви, взаимном уважении и содействии, сохранении традиций и обычаев, и защите сербского письма и языка. Все это показывает, что они еще как осознавали не только то, что сербы исламского и православного вероисповеданий имеют один первоначальный народный корень и одну кровь, но что они призваны в своем времени по возможности, в качестве желанных последователей Косовского завета и духа проклятия Лазаря, способствовать общему делу, борьбе за этику общего блага на счастье и гордость своим предкам и Сербству в целом.

      Из-за этой благородной идеи необходимо воздать должное уважение и восхищение всем тем честным и достойным известным и неизвестным сербам, которые (несмотря на религиозные различия), разными способами боролись за дружное и милое Сербство. Стоит напомнить о подобных великанах и их единомышленниках стихотворением «Желание» Омера Скопляковича. Заодно, данное стихотворение следующими словами заслужило объяснение идеи проклятия Лазаря, так как своеобрано, сжато показывает его силу и дух.

     

      «...Врагов невзлюби, а Сербство люби,

      Заклинаю тебя, сын мой, жизнью,

      А если погибнет отец в жестоком бою

      Отомсти за него сынок, серый сокол мой».

     

      Стихом «Врагов невзлюби, а Сербство люби», четко и однозначно выражается первое желание, призывающее сына к нравственной – честной позиции и осуждению всех людей без души, без братского чувства, и врагов согласия, добра и Сербства вообще, безотносительно того, о ком идет речь. Вместе с тем поощряется и любовь к роду и отечеству, т.е. национальный патриотизм, и даже самоотверженность. Второе пожелание сопровождается отцовским благословением: «Заклинаю тебя, сын мой, жизнью», с целью, чтобы он, к гордости отца, семьи, народа и толерантного вероисповедания, честно и достойно жил, трудился и создавал, строя согласие и защищая Сербство. Оба стиха соответствуют первым трем стихам проклятия Лазаря: «Кто есть сербин и сербского рода, / И от сербской крови и колена, / Но на Косово, на бой не пришел он», потому, что первым отцовским пожеланием требуется и поощряется любовь к Сербству и призывается к оборонительному и патриотическому отношению к нашему народу, т.е. Отечеству. Отец из стихотворения «Желание» однозначно решил отдать свою жизнь для защиты Сербства в духе проклятия Лазаря – неусыпно следящего и в актуальном, т.е. конкретно в его времени. Таким образом он причислен к тем честным и достойным людям, которые в своем времени «пришли на Бой, на Косово» в смысле самоотверженного участия в защите жизненно важных интересов народа и государства, когда они подверглись нападению и угрозе. По сути, отец никак не хочет, чтобы было «поклято его всяко колено», начиная с сына, через внука и впредь. Будучи именно таким, отец из любви получил сына наследника; значит, он «имеет от сердца порода», продолжающее его дело. Естественно, это означает что, если отец погибнет или иным образом пострадает в борбе за любимое Сербство, выполнение завета передается сыну, получившему похвалу отца «серый сокол мой». По сути, это – его третье желание, которое также необходимо выполнить, т.е. сын должен отомстить за отца, и наказать его убийцу. Из этого следует условие его желания, с одной стороны требующего: совершившего злодеяние необходимо наказать, и таким образом пресечь расширение зла и содействовать господству этики добра, а с другой – содействовать усилению нашего народа в духе проклятия Лазаря и Косовского завета.

      Второй поучительный пример касается бунта сербов исламского вероисповедания против турецких реформ в Боснии в первой половине 19 в. Вождем восстания являлся Хусейн-бей Градашевич, почти десятилетие воевавший против турок. К нему присоединились отпрыски многих дворянских фамилий. Данное сербское осознание у мусульманских повстанцев распознал и немецкий историк Леопольд Ранке. В книге «Сербия и Турция в 19 веке» Ранке указал на с. 114, что «сербы магометане» пели:

     

      Мы отправляемся в ровное Косово,

      Где предки наши славу потеряли,

      Древную славу наших прадедов.

      И мы на Косовском поле

      Либо потеряем веру и геройство,

      Либо – если Аллах даст –

      Врага своего победим,

      И славно в Боснию вернемся.

     

      Подобная идея – чтобы сербы исламского вероисповедания, воински организованно, с указанной песней, отправились на Косово поле в 1831 году, чтобы победить и изгнать турецкое войско, войско оккупанта из Азии, потом присоединиться к Сербии и вернуться в Боснию, являет превосходный пример того, насколько среди них присутствовал Косовский завет, т.е. косовское предание, т.е. точнее и лучше – проклятие Лазаря и его тогда еще актуальный дух.

      Стоит упомянуть и отношение определенной части сербов исламского вероисповедания к сербскому языку, по сей день восхищающее патриотическим и честным чувством. Среди известных людей, защищавших сербский язык во время принятия австрийцами решения назвать сербский язык «краевым», впоследствии и «бошнякским», достоин упоминания Аливерович Тузлак. Привожу одну строфу его стихотворения «Сербский язык»:

     

      Сербский язык, райский язык –

      Раны врачует, лечит боли,

      Знаешь ли как на душе приятно

      Когда старики на нем нас ободряют.

     

      Но, необходимо подчеркнуть, что данная часть сербов исламского вероисповедания не была достаточно многочисленной и могущественной, чтобы длительное время решающим образом влиять на общее сознание, деятельность и стремления той другой, более многочисленной части в национальнм и религиозном смыслах отчужденного Сербства, в особенности в кризисные и военные времена, когда самая экстремальная его часть инициировала и отстаивала антисербское отношение, свирепо проводя враждебные и преступные действия, невзирая на жертвы, методы и средства. В подобном конфликте отношений к Сербству вообще, более порядочная часть оказывалась оттесненной той более многочисленной, безжалостной и религиозно сплоченной, которая – иногда сильнее, иногда более умеренно, в зависимости от условий, мотивов и внешнего подстрекательства – подспудно или публично поддерживала и проводила антисербскую позицию.

      В этом смысле в особенности важно подчеркнуть историю про Сребреницу, обрисовавшую большую трагедию сербов и мусульман (термин для обозначения нации). По сути, она отмечена, с одной стороны, сначала геноцидом сербов (совершенным в течение предыдущих трех лет на окрестной территории), а с другой: подлог политической пропаганды, чтобы в (частично имеющих место) страданиях мусульман найти повод и оправдание для агрессии НАТО против армии и Республики Сербской в «контексте» разрешения вопросов в Боснии и Герцеговине. (Мотивы те же, что и в случае сараевского рынка Маркале.) Следовательно, упрощенное и предвзято одностороннее толкование случая Сребреницы планомерно скрывает его подстрекателей и зачинщиков, и без более глубокого анализа обвниняет в этом сербов, олицетворение чего видим в деле против генерала Ратко Младича.

      Упрощенно, первая картина символически выглядит следующим образом. Сын Хасо, активный участник боевых действий, вооруженным и в присутствии лиц из ООН, приходит в дом соседя Милоша, так как его нет дома; нападает на его жену Елену и связывает ее, убивает его отца, а потом насилует и жестоко истязает дочь. Мать Хасы Везира слышит, что происходит у соседей, но не реагирует, продолжая вязать носок. Хасо весь в крови возвращается домой чтобы помыться и привести себя в порядок, а Елене удается по телефону сообщить своему мужу Милошу, что Хасо с ними сделал. Обезумевший Милош бежит домой. На улице встречает того из ООН, который читает газету, и Хасо, который куда-то спешит. Он пытается поймать его, но Хасо удирает. Милош вынимает пистолет и убивает его. Потом это дело рассматривает международный суд, который констатирует, что Милош убил безоружного Хасо на улице, и что суд не интересуют никакие причины и предшествующее издевательство над его супругой, убийство отца и насилование дочери. На основании подобной пристрастной и парадоксальной позиции суд выносит вердикт. От себя добавлю: Милош виновен в том, что он является сербом и что остался в живых, а также в том, что его не было в тот момент дома, чтобы и его могли убить. Данная картина показывает, что случай «Сребреница» необходимо с аспекта чести рассматривать как целостную проблему, полностью учитывая причины, мотивы, истину, справедливость и трагические последствия для обеих сторон.

      Та вторая, более сложная картина случая Сребреницы более комплексна и заслуживает особого внимания. Именно, в присутствии международных представителей ООН, вооруженные мусульманские формирования в сербских селах в окрестностях Сребреницы совершили большие преступления в отношении беззащитного сербского населения и имущества, в т.ч. убийства 3200 сербов. В ответ на настойчивые просьбы оставшегося в живых сербского населения создан Дринский корпус и начата операция в окрестностях Сребреницы, в целях поражения мусульманского войска, занятия Сребреницы, спасения сербского народа от тотального геноцида и грабежа, привлечения к судебной ответственности военных преступников и их пособников, предания гласности их злодеяний, и ознакомления нашей и мировой общественности с ними. Когда мусульманским подразделениям, взятым в кольцо вокруг Сребреницы, предложили сдаться, их командование не захотело или не посмело пойти на это. Сдайся они, то все их преступления и злодеяния будут обнаружены, и они понесут заслуженное наказание. Они извне получили приказ не сдаваться, а попытаться прорваться на территорию подконтрольную мусульманам. Лучше всем им погибнуть, чем в плену признаться что же они сделали тем 3200 сербам. Здесь необходимо упомянуть, что срежиссированная цифра в 8000 убитых мусульман уже заранее была подготовлена для общей медийной западной кампании против сербов в Боснии и Герцеговине, чтобы после завершения военных действий в окрестностях Сребреницы иметь предлог для нападения сил НАТО на Республику Сербскую.

      С другой стороны, необходимо иметь в виду, что свидетельские показания мусульманских пленных и выживших сербов показали бы обратную сторону медали военных событий не только под Сребреницей, но и во всей Боснии и Герцеговине, а мусульманское руководство это вовсе не устраивало. Кроме того, еще важнее и показывает суть случая Сребреницы следующее: в противном случае не было бы повода, чтобы срежиссированной пропагандой обвинить и демонизировать сербов, а потом оправдать нападение на Республику Сербскую и ее армию. В попытках прорыва погибло и пострадало около 2800 мусульман, а вовсе не мнимых 8000, навязываемых из пропагандистского котла нам и мировому сообществу. Обвиненными по делу «Сребреница» являются только сербы, их армия и генерал Ратко Младич, причем для обвинительного заключения использовались только те события, которые последовали за неудавшимся прорывом мусульман и сведением счетов между двумя армиями, причем наверное имели место пылкая месть и неподобающие поступки в отношении пленных со стороны отдельных наших солдат или групп.

      В связи со Сребреницей, по поводу планомерного геноцида тех примерно 3200 сербов – стариков, женщин и детей из Скелане, Братунаца и Сребреницы с окрестностями, необходимо публично задать один вопрос: Где же тогда находились мусульманские матери, почему своих остервеневших сыновей не обуздали, чтобы те не совершали убийства, поджоги, грабежи и заклания? И на него потребовать ответ. Если они не захотят ответить, тогда это явлется надежным знаком того, что они молчаливо потворствовали подобным преступлениям геноцида. Впрочем, те же матери ни разу не высказали никакую благодарность за то, что генерал Младич перед камерами окураживал их говоря, что с ними ничего не сделают, и что всем женщинам, старикам и детям обеспечил автобусы, чтобы безопасно перевезти их в г. Брчко.

      Для более реального рассмотрения трагической правды Сребреницы необходимо предварительно, также в духе чести, задать хотя бы два гипотетических вопроса. Первый: В случае окружения сербов мусульманской армией, пришло бы в голову их командующему поступить наподобие того, как поступил генерал Младич? И второй: Они всех сербов убили бы и зарезали, наподобие того как в 1942 г. с горы Козара всех сербов из окружения подряд – женщин, детей и стариков – депортировали, а потом зарезали в концлагере Ясеновац?

      Среди прочих, эти вопросы непременно задает честь, требуя ответа от мусульман Сребреницы. Получим ли мы их вообще когда-либо в духе чести, зависит от них.

     

     

     
Сигнал и урок


     

      Наконец, по-своему защищая этику добра, проклятие Лазаря как предание неусыпно следит в нынешние времена, обязывая живущие поколения, прежде всего основную часть народа, а потом и ту отчужденную, потерявшую национальное осознание, конкретно – сербов исламского вероисповедания, т.е. мусульман или бошняков, как бы они себя теперь не называли – на более успешную, слаженную, благородную и честную совместную жизнь, корректное освещение предыдущих исторически причинно-следственных отношений, событий и связей, усугубивших страдания и несчастья нашего населения на Балканах.

      Освещение данных причин и трагических последствий необходимо именно потому, что их чаще всего, как и сейчас, планировали, внушали и подстрекали иностранные, т.е. турецкие, интересы и цели, но таким образом, чтобы веками порабощать, раздроблять, принуждать к отречению от своей веры, грабить и геноцидом уничтожать основной – сербский народ, привлекая для этого экстремальные силы той части Сербства, которая потеряла национальное осознание.

      Поощряя, призывая и задействуя ЧЕСТЬ как опору и костяк нравственной силы нации, государства и общества, с одной; и как свое самое уважаемое и действенное средство для защиты высокой нравственности, общего блага и общего интереса, с другой стороны; проклятие Лазаря по-своему призывает всех заинтересованных содействовать МИРУ.

      В соответствии с таким мотивом и идеалом, МИР достижим через обоюдно благожелательную и честную борьбу, лишенную иностранных недоброжелательных и эгоистических интересов, для сокрушения и победы сил зла и бесчестия, и налаживания и поддержания ценностей совместного и благородно продолжительного мира.

     

     Полковник в отставке Д-р Раде С. Н. Раич

     


Комментарии (2)
 

Loading...

Косовский фронт