Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/4.3.2013/

Святой Николай Жичский ̶ предводитель Богомольческого войска Христова



     
Благовестник Небесной Сербии


      Когда в середине Первой мировой войны молодой учёный иеромонах Николай Велимирович прибыв в Англию читал свои лекции о многострадальной Сербии, войско которой находилось на острове Корфу, частично во Франции, и на злосчастном острове Видо, где сербы погибали от жажды и голода, британской общественности было известно о миниатюрном балканском королевстве лишь то, что некий сербский экстремист стрелял в Престолонаследника Австро-Венгерской монархии, и что это стало горящим фитильком на европейской пороховой бочке, приведшим к началу Первой мировой войны. Было также известно, что в 1914-1915 гг. сербское войско доблестно сражалось с немецкой армией, но многократное превосходство сил привело сербов к отступлению через Албанию и теперь пришло время для собирания сил к началу нового Сербского наступления. Все эти знания были поверхностны, причём британская общественность хранила хладнокровную дистанцию по отношению к Сербии, поскольку привыкла быть спокойной во время своего чаепития в 5 часов пополудни. Но вот прибыл в Англию молодой иеромонах Николай и воодушевил Британию Сербской идеей борьбы за правду, порождая желание помочь своим военным союзникам по договору Антанты.

      Миссия отца Николая началась в начале 1915 года. Тогда известный сербский политик Никола Пашич пригласил отца Николая в Ниш и дал ему задание государственной важности – проповедовать истину об освободительной борьбе Сербии. «Что же мне им сказать?» - спросил иеромонах, зная, что стена западного общественного мнения почти не пробиваема. «Ты сам лучше знаешь, что сказать, - ответил иеромонаху Николаю Пашич, уверенный в евангельски посоленном красноречии молодого проповедника. Прежде Сербия была счастливой страной, хоть бедной и страдающей. Её сыновья, рождённые на селе, воспитывались в духе благородства и боголюбия, были патриархальны и дружелюбны, талантливы и умны, имели жажду знаний, соединённую с желанием служить Богу и народу. Сербия умела оценить таких людей и помогала им проявить себя на пользу Отечеству. Бывало, что из зависти неталантливых в силу общественных явлений талантливые люди притеснялись, но в памяти народной всегда почитались незабвенно. Именно такие люди строили свой народный дом в высоту, в ширину и в глубину.

      Таким человеком для своего Отечества был и Николай Велимирович. Родился он накануне Рождества Христова в 1881 году в маленьком селе Лелич близ города Валево, был первенцем в семье Драгомира и Катарины. С детства был слаб здоровьем, хоть и быстр. Его отец Драгомир был грамотным крестьянином, служил писцом в областной управе. О воспитании сына в основном заботилась мать Катарина, она его обучила благочестию и вере. Владыка Николай её очень любил, позднее она прияла монашеский постриг, следуя зову своей души и примеру своего сына. Николай по завершении средней гимназии пытался поступить в Военную академию, но не был принят по причине малого объёма грудной клетки. Так Никола поступил в Белградскую семинарию. Был отличным учеником, помимо программы, включающей в себя богословские и философские труды, Николай читал Негоша, Достоевского, Пушкина, Толстого, Шекспира, Гёте, Гюго, Вольтера, Ницше, книги из индийской религии… По завершению семинарии стал учителем, а когда возникла возможность продолжить образование, отправился в Берн, поступив в университет. В Берне защитил докторскую диссертацию по теологии на тему Воскресения Христова. Затем завершил философский факультет в Оксфорде, а в Женеве защитил докторскую диссертацию на тему Беркли. По возвращении в Белград преподавал в семинарии Святого Саввы. После тяжёлой болезни принял монашеский постриг 20.09. 1909 года с именем Николай по своей Крестной славе – свт. Николаю Чудотворцу.

      Сразу после этого митрополит Сербской Церкви Димитрий послал иеромонаха Николая на обучение в матушку Россию, которая пленила его своей христоликостью. Вернувшись из России, иеромонах Николай проповедовал в Белградских храмах, воодушевляя как простой народ, так и интеллигенцию. Издал свои первые книги: «Религия Негоша», «Беседы под горой», «Над грехом и смертью». Отец Николай стал тогда известен сербской диаспоре в Боснии и Хорватии, находившихся в то время под властью Австро-Венгрии. В 1912 году иеромонах Николай посетил Сараево и был радушно встречен сербским народом, что вызвало серьёзные опасения местных властей.

      Таков был иеромонах Николай Велимирович, когда Никола Пашич послал его в Англию и Америку. Под влиянием проповедей иеромонаха Николая на Солунский фронт шли не только сербы, но хорваты и словенцы, было собрано около миллиона долларов помощи для Сербской армии. Иеромонах проповедовал всюду: в парках, гостиницах и концертных залах. Его любовь и духовность всё воодушевляла и призывала к Православию. В конце Первой мировой войны генерал Английской армии назвал иеромонаха Николая «третьей сербской армией».

      В 1919 году иеромонах Николай становится епископом Жичским. В 1920 году епископ Николай возглавил и Охридскую епархию. И одна и другая епископские кафедры имеют богатые традиции: в Охриде находится самая старая славянская архиепископия, которую прежде возглавлял свт. Климент, ученик свв. Кирилла и Мефодия; в Жичской епархии находится престол первой главы автокефальной Сербской Церкви свт. Саввы, короновавшего благоверных королей Неманичей. Владыка Николай всем сердцем ощущал, к какой великой святыне приступил; он с великой радостью общался с верным народом своих двух епархий. Народ жаждал Бога и правды Божией. Именно в Македонии вновь поставленный епископ из философа и поэта преобразовался в мудреца и святителя. Прежде молодой иеромонах Николай следил за своим внешним видом, был аккуратен в одежде и витиеват в словах, теперь, находясь среди простого народа, епископ Николай уже меньше обращал внимание на внешний блеск и вернулся к простому образу жизни, в котором прошло его детство. Христианство – вера кротких и смиренных. Основал Христианство Сын Божий, Который из смиренной любви пришёл в мир и стал Сыном Человеческим, родившись от кроткой Девы Марии, Дочери бедных Иоакима и Анны; Бог как Человек родился в пещере среди скота на соломе; до тридцати лет трудился как плотник, чтобы пропитать Себя и Свою Мать; учениками Своими Сын Божий избрал простосердечных рыбаков с Галилейского озера (только один ученик, Иуда, был из города). Почему так? Оттого что богатые и учёные люди чаще всего гордецы: хоть то, чем обладают, составляет одну песчинку с берега Великого Океана Божиего, называемого Космосом, они мыслят о себе будто они господа всех звёзд и галактик; хоть и видят только краешек Красоты, предполагают, что им известны все красоты мира. Поэтому Христос избирает кротких и смиренных людей по их сердцам, свободным от напыщенности учёных и богатых и открытым для восприятия Божественной Любви. А Бог есть Любовь, как нас учит святой Иоанн Богослов, самый любимый апостол Христов.

      У Владыки Николая было своё Галилейское озеро – это озеро Охридское. Здесь, в городке Охрид, на берегу одноименного озера, он увидел, как велика любовь его паствы к Богу и ближнему. Однажды, к примеру, он наблюдал за сгорбленной старицей маленького роста, которая не могла дотянуться до иконы, чтобы её поцеловать, она поцеловала свою сморщенную руку и прикоснулась ею к иконе, так перенеся свой поцелуй. Владыка Николай тогда заметил: «Эта старица умнее меня!»

      Здесь Владыка Николай полностью предался посту и молитве. Всем сердцем Владыка желал встречи с Богом и чистил чашу своего тела и души, чтобы Господь с Небес наполнил её райскими милостями. Народ чувствовал во Владыке благодать и устремлялся всюду за ним, особенно все скорбные и обремененные, униженные и оскорблённые. За его всенародную доброту всечеловеческое широкое сердце народ прозвал его «Деда Владыка» и «Святой Дека». Владыка Николай положил много труда на обновление монастырей в Охридском крае, в Жичской епархии, на Овчарско-Кабларской горной гряде. Среди остальных обновил и заново построил монастырь Преображение, разрушенный до Первой мировой войны ради строительства железной дороги. Обновлял и освещал заброшенные кладбища, памятники и колодцы. Однажды в 1935 году Владыка Николай обновляя военное немецкое кладбище в Битоле, оставшееся после Первой мировой войны, сказал: «Для Сербов мёртвый воин не является больше врагом». В Битоле Деда Владыка построил сиротский приют для послевоенных детей – известный «Богдай»; в приюте кроме сербов воспитывались дети разных национальностей, а также дети мусульман и евреев. Подобные приюты Владыка устроил в Кралеве, Чачке, Горнем Милановце и в Крагуевце. Приюты существовали вплоть до Второй мировой войны. Всегда и всюду, где было возможно, Владыка показывал пример христианского человеколюбия. Покойный протоиерей Миливой Маричич рассказал нам об одном случае, произошедшем в Чачке. В осенний холодный дождливый день пришёл к Владыке Николаю некий убогий человек и попросил денег купить новые ботинки, поскольку его собственные прохудились. У Владыки Николая не было при себе денег, он снял с себя свою обувь и отдал её бедняку.

      Как епископ Николай много путешествовал по всему миру – и в Англию, и в Америку. Часто ради духовного укрепления посещал Святую Гору Афон. Ездил и на Святую Землю поцеловать путь следования Христа Спасителя. Где бы он ни проповедовал, всюду к нему стекался народ, потому что он был озарён светом Царствия Небесного. По воспоминаниям Неделько Кангрга, когда Владыка Николай выходил из Белградского соборного храма, его окружала масса людей, все желали получить от него благословение и услышать ещё хоть одно слово. Однажды Владыка Николай шёл белградскими улицами вместе с неким русским епископом и разговаривал с ним. Люди, приметив Владыку, один за другим присоединялись вслед его размеренному ходу, ничего не прося, просто желая находиться рядом, проникаясь от Владыки смирением и Небесной гармонией. Владыка случайно оглянулся и удивился массе следовавшего за ним народа. Вместе с собеседником они поспешно вскочили на подножку трамвая и так внезапно удалились от провожатых.

      Всё свободное время Владыка проводил в писательских трудах. Сейчас его наследие собранное воедино составляет около десяти тысяч страниц. Его талант книжника имел благодать Духа Святого; сочетая труд с молитвой Богу, он погружался в глубины человеческого сердца и открывал Христовым светом красоту в нём. Владыка Николай успевал ежедневно совершать такие дела, на которые другой бы потратил десятилетия.

      Владыка был неофициальным патриархом Сербской Православной Церкви. Его произнесённое слово передавалось из уст в уста, от души душе. В то время Сербия пламенела Богомольческим движением. Правильно это движение называлось Православное народное христианское сообщество, и начало ему было положено во время Первой мировой войны. Ужасы того времени обратили многих людей к Богу и Церкви. Народная пословица гласит: «Без неволи нет богомолья». У Сербов созрела совесть к покаянию, укрепилась потребность очищения от греха и злых навыков, от пороков и непотребства. И покатилась волна: массы народы, одушевлённые Христом и любовью Христовой пошли в церкви на покаяние, молитву, исповедь, чтобы облагородить свои души.

      Многим во сне являлись святители, которые сообщали о местах нахождения фундаментов разрушенных храмов, чтобы их возродить – и Сербы откапывали древние основания, строили церкви и зажигали в них лампады. Приведём один пример, рассказанный Василию Стояновичу богомолкой из Битоля. Некий Спасе Димович семидесяти лет из Олевена был пастухом и разболелся к смерти, тело уже окоченело, и выглядел он мёртвым, только пот на лбу постоянно проступал. Через три дня он очнулся и рассказал о таком видении: будто его стадо овец умножилось втрое, и он дошёл с ним до места Тумба, называемого в народе Монастырище. Увидел он как с другой стороны к этому месту поднялся другой пастух с ещё бо́льшим стадом, тот пастух был с длинной седой бородой. Стада их перемешались. С южной стороны поднялись к ним седовласый старец и старица. Вот все вчетвером встретились, и начался разговор. Спасе спросил, кто они и откуда пришли. Старец и старица ответили, что они там живут. Спасе удивился, как они живут, не имея домов? Старцы ответили, что у них всё есть и они ни в чём не нуждаются, затем предложили пойти с ними, чтобы показать ему, как они живут. Показали на некую дыру в земле и сказали, что надо туда идти. Спасе со страхом перекрестился и пошёл за старцем и старицей, а второй пастух пошёл за ним. «Когда мы прошли через длинный мраморный коридор, то вошли в некую прекрасную церковь, светлую и сияющую, украшенную иконами, такой церкви я прежде не видел. Встали они предо мной в середине этого прекрасного храма и говорят: «Вот мы тут и живём, закопанные под землёй уже 500 лет без дневного света, лампад и ладана. Остальное всё у нас есть. Желаешь ли узнать, кто мы? Я св. Илия, этот пастух св. Анастасий, а эта старица св. Анна. Сейчас ты иди и будешь здоров через три дня. Пойди в село и скажи народу и своему священнику то, что ты видишь и слышишь. Пусть священник освятит на этом месте воду, а селяне пусть раскопают нас из-под руин. Но прежде сходи в Битоль к пекарю Николе Ристичу и возьми у него 41 буханку ржаного хлеба и 10 буханок белого и ещё одну большую панагию-просфору. Скажи ему, что это будет на здоровье и долгую жизнь всей его семьи. Если не выполнит то, что сказано, плохо ему будет.

      Затем сходи в мясную лавку к Илье Чернокожему и попроси у него одного телёнка, чтобы накормить трудящихся на раскопках.

      И наконец, сходи к свечнику Лазарю Иовановичу и попроси у него 9 больших свечей. Те свечи зажжёшь на этих трёх указанных местах в знак первой светлости при раскопках из-под руин.

      Всё это сделаешь в неделю Блудного сына, позови селян, заколи телёнка, поставь котёл для приготовления трапезы. Зажги все 9 свечей и пусть священник освятит воду. После приступайте к раскопкам, потом садитесь за трапезу и снова копайте».

      Так Спасое в третий день пришёл в себя и рассказал о видении селянам и священнику Ристе. На следующей неделе в день св. мч. Харалампия пошёл в Битоль. Пекарь Никола отказал ему, ничего не дав. Мясник Илья обещал помочь, если будет решён вопрос с хлебом. Свечник Лазарь дал ему сразу 9 свечей из чистого воска без разговоров.

      Затем в день Блудного сына созвал односельчан и пригласил священника для освящения воды. Каждый с собой принёс хлеба, зажгли свечи, отслужили водосвятный молебен, вместо телёнка заклали ягнёнка для общей трапезы и приступили к раскопкам. К великой и неожиданной радости откопали три храма на восточной стороне холма. Из-под земли появились белые мраморные плиты и столбы трёх престолов вместе со старинными иконами в окладах. Три церкви: Святого Анастасия, Святого Илии и Святой Анны - расположены треугольником на расстоянии 100 метров одна от другой.

      Теперь здесь собирается много народа, люди умываются на святом источнике, и берут воду с собой. Даются богатые пожертвования на храмы.

      Главный храм села Олевена был посвящён святому великомученику Георгию, по старому завету ежегодно почиталась в селе и память Святого Анастасия 2 мая наравне с престольным праздником, люди не помнили почему, знали о месте Монастырище и только. Чудесным образом всё объяснилось во славу Божию.

     Покаяние, как обновление ума и жизни, коснулось целой Сербии от Шумадии до Словении, от Боснии до Македонии. Одним из самых крупных центров Богомольческого движения находился в Дале. Велик сербский народ в покаянии: сквернословы преображались в молитвенных златоустов; лентяи – в трудолюбцев, грешники – в покаянников. Почему? Потому что чистая совесть является наилучшим человеческим имением; человек с чистой совестью, победивший в себе зверя, становится легкокрылым ангелом, воспаряет над землёй и принимается Отцом Небесным в объятия. Среди богомольцев были и старики, и молодые; и богатые, и бедные. Они не только обновляли опустевшие монастырские церкви, но сами шли в монашество. Юноши и девушки принимали постриг по примеру св. Саввы и прп. Параскевы, мужчины и женщины – по примеру святого короля Драгутина и святой княгини Милицы, Феоктиста и Евгении; срцы и старицы – по примеру святых Симеона и его супруги Анны, в монашестве Анастасии, - все обращались к духовной жизни. Целые семьи уходили в монастырь. Богомольцы были кроткими и смиренными, помогали сиротам, посещали больных, шли помогать в сельских работах немощным старикам и вдовицам, вместе пели и молились.

      Вначале это народное богомольческое явление смутило владык и священство СПЦ; думали, что имеют дело с некими фанатиками. Но всё быстро разъяснилось – во главу Богомольческого движения был поставлен Владыка Николай, который всем сердцем прильнул к своему доброму народу. Многие над ним посмеивались, говорили, что образованный европеец Николай обезумел, а Владыка Николай радовался, памятуя слова апостола Павла, что мудрость мира сего есть безумие перед Богом, ведь мирская мудрость больна и замкнута в себе, эта мудрость принесла людям Освенцим и ГУЛАГ, атомную бомбу и загрязнение планеты Земля. А мудрость христианская пребывает в ЛЮБВИ, которая гласит, если тебя ударят по одной щеке, подставь и другую; и что нет большей той любви, как положить душу свою за други своя. Это та самая безумная любовь, по которой Бог стал Человеком и был распят на Голгофе. Возглавляя богомольцев, Владыка Николай всё более жил святоотечески, народ его воспринимал как святого. Насколько он был готов каждый час предстать перед Господом, показывает следующий случай.

     Однажды Владыка Николай сидел в своей комнате при Патриархии СПЦ в Белграде. Внезапно в дверях появился человек и спросил: «Это Вы епископ Николай?» «Да, это я», - ответил Владыка. Тогда нежданный гость вытащил револьвер и направил его на Владыку со словами: «Я пришёл убить Вас, как мне велено. Приготовьтесь к смерти». Владыка Николай встал из-за стола и сказал: «Я всегда готов предстать перед Богом. Делайте то, зачем пришли». Человек проницательно посмотрев на Владыку Николая, опустил револьвер и произнёс: «Не убивать я Вас пришёл, но увидеть, если Вы сами исполняете то, чему учите».

     Владыка очень любил простой народ. Когда строил свою церковь-задушбину у себя в родном селе Лелич, часто допоздна засиживался с односельчанами за столом рядом со стройкой, разговаривал обо всём либо играл на фруле , которую освоил с детства и очень любил.

      Поэтому народ был готов за него вскочить в огнь и воду. Когда Милан Стоядинович со своим правительством подписывал позорный конкордат Югославии с Ватиканом, Владыка Николай поднял всю Сербию на ноги. Тогда министр полиции, католический поп Корошец, натравил полицейских (в основном, словенцев и хорватов) на мирный Крестный ход в Белграде 19 июля 1937 года. Многие богомольцы, среди них и епископы, в том Крестном ходу получили тяжёлые ранения. Слово Владыки Николая тогда, прогремев с великой силой, отвергло конкордат.

      Владыка Николай был человеком сильного духа и огненной души, способной созерцать глубины и высоты Богочеловечности, не позволял себе увлекаться пустым разговором или развлекательным времяпрепровождением. Владыка Николай имел обычай, если некий посетитель ему досаждал без причины, не зная сам, чего желает от Владыки, после нескольких предупреждений произносить пословицу: «Кречи, кавгу не замечи» (по-русски значит: «Ступай, ссору не затевай» - прим. пер.). Священство своей епархии Владыка знал очень хорошо. Одно время он часто посещал семьи священников. Священники радушно принимали высокого гостя, их жёны готовили угощения – всё с улыбками и любезностями. Владыка, прежде всего, просил у хозяина домашний молитвослов, чтобы помолиться. Ему приносят новенький, чистенький, словно из магазина. Владыка возьмёт, ничего не говоря, посмотрит на молитвослов. Посидит недолго и уходит. Однажды один батюшка подал ему старый, потрёпанный молитвослов и стал извиняться. Владыка улыбнулся и позднее особо отличил того священника. Был рад, что священник часто дома молиться вместе со своей семьёй.

     В сербском народе есть одна нехорошая особенность – любят люди ругать священников. И это не так, и то не так. Многие умники «Отче наш» не знают, а начинают распускать слухи, будто некий батюшка на Великую пятницу мясо ел. Владыка и с такими критиками имел известное обхождение. Сохранился такой пример. Пришла к Владыке подобная особа и стала на своего приходского батюшку недовольство изливать, а в конце и говорит: «Владыка, мне сегодня утром Пресвятая Богородица явилась и сказала, что тебе надо изгнать этого негодного попа». Владыка проницательно посмотрел на ту женщину и спросил: «Во сколько тебе явилась Пресвятая Богородица?» «Около шести часов», - ответила женщина. «Э, видишь ли, мне Пресвятая Богородица явилась в 6.15 и сказала, что этот священник не так плох».

     В 1941 году с приходом немецких оккупантов Владыка Николай оказался в заточении в монастыре Любостыня. Владыке удавалось и в заключении влиять на возрастание народного сопротивления. Когда Владыка узнал о массовых расстрелах сербов в Кралеве, он предложил себя расстрелять вместе с народом. Немцы отказали в расстреле, так как понимали, что убитый Владыка Николай своей мученической смертью вызовет ещё более решительное народное сопротивление и останется живее всех живых. После Любостыни Владыку Николая заточили в монастыре Войловица близ Панчева вместе с патриархом Гавриилом Дожичем. Здесь он плакал и молился Богу, чтобы прекратились страдания в Сербии. Люди помнят, что там, где Владыка Николай стоял в монастырском храме после службы, собиралась лужица пролитых слёз, ̶ так Владыка горячо умолял Христа о милости к своему многострадальному народу. Затем Владыку Николая вместе с Патриархом Гавриилом переправили в концлагерь Дахау, где они пребывали до конца Второй мировой войны. Здесь немцы особенно сильно оскорбляли сербских архиереев и смеялись над ними, но убить не посмели. Здесь Владыка особенно остро ощутил глубину падения безбожной Европы и всю ложь европейской цивилизации. Здесь он был в особой близости к Богу и часто имел небесные видения, о чём лично рассказывал. Здесь тайком на туалетной бумаге Владыка Николай написал обращение к своему народу под названием «Из окна темницы». Здесь Владыка Николай стал действительно тем Николаем Сербским, которого мы знаем. Храбрость не покидала его. Однажды надзиратель издевательски спросил Владыку: «Ну что ты всё еще веришь в то, что Иисус Христос Бог?» Владыка ответил: «Нет». Тюремщик злорадно переспросил: «Так что же, не веришь больше». «Не верю, но знаю», - ответил Владыка. После этого надзиратель больше его не трогал.

     В 1945 году Владыка и Патриарх были освобождены. К власти в их Отечестве пришли те, которых бы и «дикие вепри постыдились». Владыка оказался в эмиграции. Владыка Николай был против коммунистов как против безбожников, а не партии. Вред от безбожников для народа был в том, что они уравнивают человека с животным, отрицая существование Бога Творца и души человеческой. «Без Бога ни до порога» для коммунистов было пустым звуком. Зная из истории Коммунистической России, что безбожники покушаются переломить главную жизненную ось в народе: Бог ̶ Хозяин во вселенной, Король ̶ Хозяин в государстве, Отец ̶ Хозяин в семье. И действительно, коммунисты, свергнув монархию, ринулись на Церковь. Мораль безбожников зиждется на лжи и лицемерии. Такая мораль растлевает основу общества ̶ семью. Ещё до Второй мировой войны Владыка назвал троих основоположников зла, разрушивших европейскую цивилизацию ̶ Дарвина, Маркса и Ницше. Дарвин учил, что люди не являются детьми Отца Небесного, но потомки обезьян. От этого люди потеряли стыд и образ Божий. Марк учил, что борьба за полное брюхо и классовая ненависть являются основой мировой истории. Христос же учил: «Возлюби Бога и ближнего своего» и «Не хлебом единым жив человек, но словом, исходящим из уст Божиих». Ницше учил отказаться от сочувствия и сопереживания, проповедуя волю убивать слабых и немощных. От Дарвина люди научились жить по-скотски, от Маркса ̶ убивать и грабить во имя «прогресса» (пропаганда революции). От Ницше ̶ от имени людей высшей касты сжигать недочеловеков в крематориях и душить в газовых камерах. Владыка Николай был не только против коммунистов, но против всех безбожных идеологий.

     Патриарх Гавриил вернулся в Сербию и продолжил управление Церковью. Владыка Николай остался заграницей, в США. Он говорил: «Когда в доме пожар, тушить его надо снаружи, а не изнутри». Хоть и жил в полной нищете, но изыскивал возможность посылать на Родину посылки с книгами и едой ̶ помогал сербским сиротам. После концлагеря здоровье его пошатнулось, но он неутомимо писал книги, проповедовал, молился Богу за весь мир, особенно за родную Сербию. Был просветлён Духом Божиим и готовился к переходу в мир иной. Последние годы жизни провёл в Санкт-Канону в русском монастыре Святого Тихона Задонского, преподавая в семинарии. Один русский монах рассказывал, что Владыка часто раньше всех приходил в храм и наедине разговаривал с Пресвятой Богородицей, Господом Христом и со святыми как с родственниками.

     Упокоился, по словам прп. Иустина Челийского, этот «величайший Серб после Святого Саввы» 18 марта 1956 года перед Святой Литургией в воскресение. Отошёл к Распятому и Воскресшему Христу тот, который распинался молитвой, постом и заботой о ближних, который со Христом воскресал от силы в силу.

     В Сербии был долго запрещён. В день его смерти колокола на Родине молчали. Сербские коммунистические вожди называли Владыку Николая «мракобесом, масоном, английским и немецким шпионом, коллаборациоанистом, клеронационалистом и врагом народа». Его книги не публиковались, и ввоз их в Сербию запрещался до середины восьмидесятых годов прошлого века. Коммунисты боялись святительского слова как и самого Бога, о Котором твердили, что Его нет, что «религия ̶ опиум для народа». Но всё это в прошлом. В 1991 году мощи Владыки Николая были торжественно доставлены в Сербию и с почестями положены в храме Свт. Николая в его родном селе Лелич. А книги Владыки Николая пробуждают души сердца боголюбивых людей к жизни вечной. Святой Архиерейский Собор СПЦ причислил свт. Николая Велимировича к лику святых весной 2003 года.

     

     Владимир Димитриевич «Без Бога ни до порога», Белград 2004 г.

     


 

Loading...

Косовский фронт