Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/8.5.2013/

Воздвижение Любостыни



     О Боже Милый, Боже Триединый,

     Что это доносится из глухой долины?

     То ли сабли звенят агарянские?

     То ли сербы плачут под ярмом полумесяца?

     То не сабли звенят агарянские,

      То не сербский плач по неволюшке,-

     То удары молота о камень раздаются,

     Молота строителя-Рады

     И еще трех сот помощников умелых.

     Горы сотрясаются в ударах,

     От ударов молота зверье сокрылось.

     

      1.

     А как Рада за дело принимался,

     Собирал он сотен пять народа трудового,

     И такую речь народу говорил он:

     «Братья верные, дружина дорогая,

     Вот царица Милица нас призывает,

     Славная вдовица Сербадии,

     Чтобы церковь Любостыню нам воздвигнуть,

     Ее душеньке покой на веки,

     Как мы строили для Лазаря-супруга

     Церковь Раваницу-Задушбину,

     Чтобы пелась непрестанно Литургия,

     Связывая мир земной с Небесным».

     

      2.

     «Но послушайте же, братья дорогие,

     Церковь ставить – не мечети строить,

     То не мост через поток наладить,

     Не прокладывать дорогу по ухабам.

     Если церковь православная кладётся,

     Надо душу от греха сперва очистить,

     Ладаном молитвы окадиться,

     Воздержанием, как поясом, стянуться,

     От греха Святым Причастием воскреснуть,

     И тогда Господь нам будет в помощь.

     Вот пять сотен вас народу трудового,

     Попостимся же недельку до начала

     И молитвой к Богу устремимся,

     На седьмой же день все причастимся,

     Плоть и Кровь Христа Спасителя приимем».

     

      3.

     «Братья, вот еще скажу вам слово:

     Среду с пятницей мы нарушать не будем

     И посты, что по закону Церкви.

     От злых дел должны мы отстраниться,

     Ругань бранную положено оставить,

     Мысли злобные отгоним чистотою,

     Смуту всю сердечную прогоним

     И по любушкам своим тоску отбросим,

     По-христьянски поживем,

     По-монастырски.

     Воздвигнем же мы, други, Любостыню,

     Царской душеньке покой на вечность,

     Так заветовано было нам Отцами,

     Жичу строил так Святитель Савва,

     Владислав-король поставил Милешевку,

     А король Стефан – Высокие Дечаны.

     

      4.

     «И еще договоримся сразу, братья:

     Кто намерен сей завет исполнить,

     Может оставаться здесь со мною.

     Кто намерений таких не принимает,

     Пусть же сразу удалится восвояси,

     Может строить он для ханов,

      что им надо,

     Хоть мечети или минареты,

     Для таких у Рады денег нету».

     

      5.

     Вот услышали пять сотен мастеров

     Слово строгое от труженика Рады,

     Двести удалилось от него,

     Триста же осталось церковь править.

     И обет давали они Богу

     И Пречистой Богородице Марии

     Слушаться во всем устава Рады,

     Со смирением и верностью трудиться.

     

     

      6.

     Много матушек подвижников рождало,

     Мастеров-умельцев в каждом деле,

     И Царей, и Патриархов Богу верных,

     Но один средь всех строитель – Рада,

     Равного по вере не рождалось:

     Православия звезда в нем засияла,

     Его матушке на небе сладко стало,-

     Слава Сербадии в мире прогремела.

     

      7.

     Строит мастер Рада Любостыню,

     Строит по-мужски, по-женски украшает,

     Словно де́вица, по мрамору резьбою вышивает,

     Как по бархату, узорочье выводит.

     Руки строят, сердце Бога молит,

     Чтобы церковь Бог берег от всех напастей,

     Чтоб до Страшного Суда она стояла.

     

      8.

     Милица-вдовица рядом всюду:

     Каждый камень ласково погладит,

     И на каждом свечку зажигает,

     Слезы льёт и тихо причитает:

     «Этот камень ляжет Лазарю-супругу,

     Благородному колену Сербадии,

     Воеводе войска Крестолюбцев,

     За Христа на Косове полегшем,

     Чтобы вечно пелась-вспоминалась

     Память светлая в Небесном Царстве Божьем

     И у сербов в каждом добром доме.

     

      9.

     А другой пусть камень ляжет

     Батюшке Богдану Югу,

     Старцу молчаливому по жизни,

     Но витязю без страха в брани ратной.

     Камень мал, но память необъятна,

     Вот слезами камень поливаю,

     А строитель Рада известью покроет.

     

      10.

     Третий камень ляжет матушке родимой,

     Родительнице братьев моих милых,

     Девять братьев от родителей дано мне.

     Мать слезы ни за кого не проронила,

     Уповала в благодарности на Бога,

     А как ворон прилетел с рукой Дамьяна

     И в подол ту руку матушке подбросил,

     Сердце матушки родимой и разбилось.

     Дочь тебя, родимая, оплачет,

     Камень за тебя кладу здесь в церкви,

     Горючими слезами поливая,

     А строитель Рада известью покроет.

     

      11.

     А теперь, строитель Рада-мастер,

     Обтеши́ каменьев девять ровно,

     Чтоб блестели, словно сестринские слезы,

     Обработай долотом, а я руками,

     И челом, лицом, изглажу грани,

     Чтобы души братьев ощутили,

     Как их милует родимая сестрица,

     Печальная рабыня и вдовица,

     Зажигаю свечи на каменьях,

     Медовым ароматом ублажаясь,

     Чтобы Бог простил мне брата Бошка -

     Нес хоругви он пред войском царским,

     И Вои́на, Вла́тка и Дамьяна,

     Остальным послал бы тоже Бог прощенье.

     Речь слаба – язык от немощи немеет,

     Но полегче на душе мне стало».

     

      12.

     Как услышал плач сей Рада-мастер,

     А с ним и триста тружеников верных,

     Опустились руки трудовые,

     Словно дети, разрыдались от печали,

     И сквозь слёзы Рада Милице промолвил:

     «Госпожа царица, Милица-вдовица,

     Ты народа нашего опора,

     Плачем раны сердца нам бередишь,

     Не лишай нас силы потрудиться,

     Пусть же станет эта церковь песней,

     Песней Богу из долины плача.

     Песня в созидании поможет,

     Укрепит нам руки трудовые,

     Тяжесть всякую мы с песней

      Превозможем,

     Как бывает с пахарями в поле,

     Со жнецами, косаря́ми и ткачами.

     Был и я, царица, в поле бранном,

     Братьев всех родных на Косове оставил,

     И едва живым оттуда я вернулся.

     Захотел бы я оплакать близких,

     Выплакал бы очи без остатка,

     И ослеп бы непременно Рада,

     Не строил бы я церковь-задушби́ну.

     Как слепец построить что-то может?

     Может лишь нащупать труд другого.

     Ты, царица, пой или молчи уж,

     Не сердись, послушайся совета.

     

      13.

     И послушай, что еще скажу я.

     Не вернуть минувшего, царица,

     А грядущее мы отвратить не в силах.

     Собери ты всех вдовиц печальных,

     Да пропойте песню воскресенья,

     Воскресенья Православной Сербадии.

     Так, царица, наша голубица,

     Быстро мы построим задушбину,

     Славу Божию земли многострадальной».

     

      14.

     Мирно слушала царица Раду

     И вела она в ответ такие речи:

     «Мудро рассуждаешь, мастер Рада,

     Твой совет послушает твоя царица,

     Только дай основу церкви мне оплакать,

     То, что в землю упираться будет твердо.

     Ведь опорой церкви Мученики стали,

     Что на поле Косовом погибли,

     Так оплачу прошлое я горько,

     А вот купол возводить ты станешь,

     Запоем мы песню воскресенья,

     Песню будущего нашей Сербадии».

     

      15.

     «А теперь же, милый мастер Рада,

     Ты позволь мне камень белый

     В память зятю Ми́лошу поставить,

     Обили́чу-воеводе дорогому:

     «Милош! Милош! – солнце ясное на небе,

     Ты прости уж сына Князя,

     Что напрасно верил Бранковичу Вуку,

     Покаялся супруг мой Лазарь,

      Прости его, не помяни плохого.

     А этот камень То́плице Мила́ну,

     А рядом с ним Каса́нчичу Ивану,

     Ми́лоша двум верным побратимам,

     Что верность кровью Князю подтвердили,

     Льёт слёзы благодарности его вдовица.

     

      16.

     Страхи́ничу кладу теперь я камень,

     Убившего Влах Алию́ геройски,

     Принёс он честь для дома Юг Богдана.

     А этот камень Хе́рцегу Степа́ну,

     Рубившего врага направо и налево,

     Кромсая турок, будто бы капусту,

     С дружиной херцего́вцев верных.

     Вот ставлю камень Му́сичу Степа́ну

     И брату его Мусичу Лаза́ру,

     Храбрым сыновьям сестры супруга

     От воеводы доблестного Му́сы.

     Васо́евичу Сте́ве тоже камень ставлю,

     Хоть он и опоздал на поле брани,

     Но подоспел ударить с тылу

     И кровью обагрил святую землю,

     От Князя Лазаря приняв благословенье.

     

      17.

     А этот камень - Ре́ле из Пазара,

     Герою доброму во всяком поединке.

     И воеводе Вла́дету кладу я камень,

     Он с поля Косова мне весть доставил

     О славе сербских воинов погибших,

     Что маки белые от крови покраснели,

     А небеса торжественно сияли.

     А этот камень Голуба́ну ставлю –

     Слуга мой не хотел со мной остаться,

     Но умереть хотел за Крест Честной и Славу.

     Орло́вичу я Павлу тоже камень ставлю,

     От ран тяжёлых в муках он скончался,

     И камень ставлю Косовской деви́це,

     Что умерла на поле, раненых спасая.

     Отполируй, ты, Рада, камень сей до блеска,

     Чтобы девичество сияло златозарно

     В столь милой сердцу нашей Сербадии».

     

      18.

     Так Милица-царица поминала павших

     На поле Косовом от сабли азиатской.

     Бойцов и сотни и десятки поминала,

     И обливаясь горькими слезами.

     Всем возжигала медовы́е свечи.

     

      19.

     Долго шло строительство у Рады,

     Когда основу церкви заложили,

     И возводить уж стены предстояло,

     Всех вдов печальных созвала царица

     И всех сирот голодных и раздетых,

     Всех соколят погибших соколов на поле.

     

      20.

     Угостила бедных царская вдовица,

     Одарила многими дарами

     И смиренно слово говорила:

     «Сестры мои скорбные, вдовицы,

     Посмотрите вы на церковь Любостыню,

     Пропитана основа вся слезами,

     И Рада-мастер этому свидетель.

     Оплаканы все, павшие на поле

     За Крест Честной, Свободу Золотую:

     И мой супруг, и все супруги вместе,

     И мой отец оплакан, как и ваши,

     И братья, кумовья, и други,

     Князья оплаканы и слуги.

     Над каждым слёзы пролила

     И свечи возжигала,

     Чтоб все помянутыми стали

     В сей белой дивной церкви Любостыне.

     Пусть души их теперь сюда слетают,

     Защищая церковь от неверных.

     Пусть вдовьи и сиротские печали

     Утоляются небесной благодатью,

     Пусть Господа и Богородицу все молят.

     

      21.

     Сестры милые, не плакать позвала вас

     Над погребением всех косовских героев,

     Но посмотрите вы на церковь Любостыню,

     Уже пропитана основа вся слезами

     И Рада-мастер этому свидетель,

     Что стала слёзною купелью эта церковь.

      Теперь мы, сестры, плакать перестанем,

     Ещё потом нам будет что оплакать.

     

      22.

     Теперь строитель Рада стены поднимает -

     Будущее славной Сербадии,

     Высокие и крепкие опоры

     Для купола, что к небу крест протянет

     Иль жертву чистую от нашего народа.

     А в жертве той и Мучеников мука,

     И слезы вдов с сиротами печальных,

     И стоны христиан, страдающих безкровно

     В нашей благодатной Сербадии.

     Запоем же песню радости, сестрицы,

     Будущему сербскому восстанью,

     От земного рабства путь проложим

     В Царствие Небесное Христово,

     Пропоём мы воскресенью славу,

     Чтобы светом купола сияли

     На предивной церкви Любостыне».

     

      23.

     Услыхали это сербские вдовицы,

     Слёзы к горлу больше не пускали,

     Голосами с дрожью песню запевали,

     Запевали песню-радостни́цу,

     Гимн воскресный милой Сербадии:

     «О Всевышний Боже над войсками,

     Над войсками Ангелов Небесных,

     Над войсками сербских ратников отважных,

     Благослови в грядущих поколеньях

     Сербов после безпросветной ночи.

     Нас умножи милосердием Небесным,

     Если хочешь – всё Ты можешь, Боже:

     И дерево сухое зеленеет,

     По слову Твоему воскреснет Сербство,

     Засияет ради славы Всеблагого.

     Всё разрушенное снова пусть восстанет,

     Затеплятся пусть погасшие лампады

     И попранное имя Божье

     Росою пусть омоется у сербов.

     Кресты поломанные

     Снова мы поправим,

     И Христу покло́нится народ наш.

     Засияют правда и свобода,

     Истина с любовью воцарятся,

     Наши сёла песней оживятся,

     Старцы с юношами встанут в хороводы,

     С невестами старухи возликуют.

     Слава Богу в милосердии Всевышнем.

     Да увидим будущность иную:

     Радость предвещают купола на церкви,

     Возведенной мастером чудесным.

     Да будет воля Божия над нами,

     Да хранится воля Божья в Любостыне,

     В задушбине царицы Сербадии.

     

      24.

     Как услышал этот гимн строитель Рада,

     Умилился сердцем несказанно

     И сказал помощниками усердным:

     «Если вдовы с Косова запели,

     Величая Бога в рабстве тёмном,

     Ожидая счастья и свободы,

     Так и ратным витязям молчать не надо.

     Запевайте, братья, песню-радостни́цу –

     Купола нас связывают с Небом,

     С Сербией Небесною Христовой

     И со светлым будущим народа –

     Так запела Сербская царица

     Со вдовами страдальной Сербадии».

     И строители запели басовито,

     Молотками ударяя громко -

     Завершалась церковь Любостыня

     Торжеством добра над силой злою.

     

      25.

     Так воздвиглась церковь Любостыня

     С горьким плачем и весёлой песней.

     В этом вся судьба Христовой Сербадии,

     Чтобы горький плач венчался песнопеньем!

     Нет спасения без кроткого терпенья,

     Без Голгофы не бывает Воскресенья,

     Как шипы от розы не отдельны,

     Так страдания - от радости Небесной.

     Знала это Сербская царица,

     Милица – великая вдовица.

     Монахиней Евгенией царица стала,

     Засияла, как звезда, на небе чистом.

     

      Из книги «Духовная Лира», Шабац, 1998 г.

     Перевод Екатерины Василевич


     

     

     


 

Loading...

Косовский фронт