Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/24.12.2005/

Словения - "Десятидневная война" (продолжение)



     

      Подразделения 32-й механизированной бригады Вараждинского танкового корпуса (30 бтр, 10 танков и 300 солдат) выдвинулись со своей базы в Хорватии и направились к югославо-австрийской границе. Однако при пересечении хорватско-словенской границы, у селения Ормож, продвижение бригады остановилось. На пограничном мосту через реку Драва словенцами была сооружена большая баррикада из тракторов и другой сельскохозяйственной техники. Танки сделали несколько залпов, чтобы расчистить путь, но даже после этого техника пройти не смогла, а мост сильно пострадал.

      Пока армейские колонны прорывались сквозь баррикады сепаратистов к международной границе Югославии, днем 27 июня на военном аэродроме Черкле высадился отряд 63-й бригады ВДВ ЮНА. Десантники взяли территорию аэродрома под охрану, пока на него приземлялись транспортные самолеты с сотрудниками Федерального Секретариата Внутренних Дел (ССУП) и таможенниками. 461 сотрудник федерального МВД и 270 таможенников сразу после приземления пересели в ожидавшие их вертолеты, чтобы направиться на контрольно-пропускные пункты на границе федерации. Превосходство ЮНА в воздухе было полным. Словенцы располагали очень ограниченными средствами ПВО: несколько 20-мм станковых зенитных пулеметов и около 30 ПЗРК СА-7. Янез Янша, координировавший действия отрядов словенской ТО, лично связался по телефону с командирами подразделений, требуя сделать все, что в их силах, чтобы сорвать вертолетную операцию федеральных властей. Вскоре ему доложили, что над Любляной сбили один вертолет «Газель», а несколько других было сильно повреждено и совершило вынужденную посадку.

      На протяжении всего дня между федеральной милицией, подразделениями ЮНА и словенцами происходили короткие, но ожесточенные стычки за пункты пограничного контроля. Однако, несмотря на все трудности, к вечеру 27 июня большинство пограничных пунктов перешло под контроль федеральной власти – на местах все зависело от того, насколько решительно действовали подразделения федеральной армии и насколько были подготовлены отряды ТО сепаратистов в конкретных областях республики. Так, итало-югославская граница была в течении дня полностью взята под контроль югославской армией, а армейские колонны выдвигавшиеся к австрийской границе столкнулись с серьезными сложностями – словенцы здесь были лучше организованны и вели себя более решительно. В течении первого дня войны в Словении Югославская Народная Армия потеряла двоих солдат и двоих офицеров убитыми и четверых офицеров и шестнадцать солдат ранеными. О потерях словенских сепаратистов ничего не известно. Очевидно, что они могли иметь место, учитывая многократное огневое превосходство ЮНА.

      После начала военно-полицейской операции, словенцы требовали от хорватов действовать на основе ранее заключенных договоренностей о совместной «обороне». Тем более, Хорватия так же провозгласила независимость 25 июня. Министры и помощники Туджмана убеждали его развязать боевые действия против гарнизонов ЮНА на территории республики. Однако Туджман отверг все предложения «хардлайнеров». Министр обороны Шпегель был отправлен в отставку, а на его место был назначен мрачный неофашист Шушак. Его мнение полностью совпадало с президентом – Хорватия еще не готова к столкновению с ЮНА. Однако некоторые акции «мирного» протеста были организованны – жители некоторых сел и городов «спонтанно» блокировали продвижение частей федеральной армии в Словению.

      В пятницу, 28 июня боестолкновения разгорелись с еще большей силой чем накануне по всей территории республики. Силы словенской Территориальной Обороны ввели в действие свои резервы, пополнили потрепанные и рассеянные в первый день войны подразделения. Полевые командиры получили четкие указания перейти к активным наступательным действиям, окружать отдельные отряды ЮНА, блокировать казармы и оружейные склады. А для федеральной армии на второй день конфликта сложилась непростая обстановка.

      Отряды взявшие под контроль пункты пограничного контроля, оказались отрезаны от своих. Подкрепления, посланные им на подмогу, натолкнулись на те же самые проблемы, что и днем раньше. Только баррикады были организованны еще лучше, участились нападения из засад. Все это очень усложняло и замедляло продвижение армии к границе. Днем контрольные пункты вновь стали переходить в руки сепаратистов. В нескольких местах, небольшие отряды ЮНА сдавались после короткого боя. Колонна 32-й механизированной бригады Вараждинского корпуса преодолев все препятствия, достигла своей цели – пограничного пункта в местечке Горня Радгона. Однако, как и многие выполнившие поставленную задачу отряды югославской армии, она оказалась полностью отрезана от обеспечения, в полном окружении. Весь день танкисты подвергались нападениям воинственно настроенных добровольцев из местных жителей, закидывавших федеральных военных «коктейлями Молотова». В течении второго дня вооруженного конфликта, ЮНА впервые задействовало тактическую авиацию для разблокирования колонн с подкреплениями, оказавшихся в окружении по всей территории республики. Так, чтобы помочь военнослужащим 140-й механизированной бригады блокированным в городке Требне, к северо-западу от Ново Место, два МиГ-21 федеральных ВВС бомбардировали словенские баррикады кассетными бомбами. В результате пострадали и гражданские объекты. Авиаудары были также нанесены по позициям словенской ТО в районе пограничного пункта Шентиль – здесь взывала о поддержке с воздуха, окруженная танковая колонна 195-й моторизованной бригады. Подверглись бомбардировке и некоторые важные гражданские объекты, которые сепаратисты использовали в своих целях. Четыре самолета ЮНА нанесли удар по аэродрому Любляны, уничтожив на земле несколько пассажирских самолетов авиакомпании «Адриа». Через некоторое время авиаудар был нанесен и по аэропорту Марибора. Бомбардировке подверглась штаб-квартира ТО в Кочевска Река, а днем был разбомблены радио и телевизионные ретрансляторы в Криме, Куме, Трдинов Врхе и Наносе.

     

      К сожалению, изначальное привлечение к операции небольшого количества сил и введение подкреплений «по частям», передало на земле инициативу в руки словенским сепаратистам. Словенский спецназ успешно атаковал танковую колонну 253-й моторизованной бригады, застрявшую в Нова Горице. Три танка Т-55 были выведены из строя, три попало в руки словенцев. Погибло четыре солдата ЮНА, а 100 сдались в плен. В этот же день, недалеко от пограничного пункта Шентиль, за который шел бой, ЮНА потеряла еще два танка и большая часть колоны 195-й моторизованной бригады капитулировала. Налицо было отсутствие у молодых югославских солдат желания воевать, так как цели операции не были в должной мере разъяснены военнослужащим. Югославские правозащитные организации и активисты демократических партий развернули агитацию против «войны». И без того низкая мораль армии полуразвалившейся страны упала ниже допустимых пределов. Словенцы, еще остававшиеся в рядах ЮНА, дезертировали десятками. Некоторые солдаты и офицеры переходили на сторону ТО. Словенцы, одержимые идеей независимости то здесь, то там одерживали небольшие и малокровные победы – их боевой дух, наоборот, поднялся чрезвычайно высоко.

      Крупным успехом второго дня войны, стал для словенцев захват военных складов в Боровнице. Небольшой гарнизон ЮНА сдался без боя, и в руки сепаратистов попало более 100 тонн вооружений, амуниции, взрывчатки и транспортных средств. Все это сразу же было пущено в дело. К концу дня 28 июня ситуация выглядела следующим образом: словенская Территориальная Оборона удерживала только семь пунктов пограничного контроля. Однако в нескольких местах были одержаны победы над технически превосходящим противником, что прибавило уверенности сепаратистам.

      ЮНА контролировала большинство назначенных федеральным руководством целей, однако среди военнослужащих росла неуверенность в дальнейших действиях: граница взята под контроль, но территория республики осталась за сепаратистами.

      За действиями федеральной армии внимательно наблюдали и в Хорватии, и в Боснии. Слабость и нерешительность руководства некогда грозной армии, готовившейся сражаться против НАТО и Варшавского Договора, но не смогшей выполнить свою роль спасителя страны от внутренних врагов, сепаратистов и неонацистов, становилась очевидна деструктивным силам в центральных республиках СФРЮ.

      Вечером 28 июня премьер-министр СФРЮ Анте Маркович объявил, что прекращение огня должно вступить в силу не позднее 19.00. Однако словенцы этот шаг доброй воли проигнорировали. Лишь ближе к ночи сепаратисты согласились на прекращение огня с 9 часов утра 29 июня. Но все это так и осталось на словах. Утром 29-го ожесточенная перестрелка велась на пограничном пункте в Скофие, на итало-югославской границе. ЮНА потеряла трех человек убитыми. Словенское министерство обороны этим же утром заявило, что в боях погибло 20 военнослужащих ЮНА, 8 бойцов ТО и полицейских и 12 мирных жителей. 50 федералов и 35 словенцев были ранены. Так же сепаратисты утверждали, что захватили в плен около 500 солдат и офицеров, а 250 перешли на их сторону.

      Два года дестабилизации, распада и дискредитации идеи «Братства и Единства» давали о себе знать в полной мере. ЮНА больше не могла быть армией СФРЮ – словенский конфликт вскрыл эту страшную тайную рану. До его начала и хорваты и боснийские мусульмане обоснованно боялись ЮНА, как силу, способную железной волей сохранить страну от распада. Но Словения раскрыла тайну – как военная сила федерации, ЮНА не жизнеспособна.

      29 июня сразу несколько пограничных пунктов, взятых днем ранее под контроль федеральными властями, капитулировали перед словенцами. Где-то сопротивлялись, но все равно сдавались. Пленных словенцы вывозили автобусами, в руки сепаратистов попало много оружия и еще несколько танков. ЮНА переживала дни позора… Однако и в таких условиях и обстоятельствах военнослужащие-патриоты совершали героические поступки.

      В те дни многие гарнизоны и склады ЮНА, разбросанные по территории Словении оказались в осаде. Им отключали воду и электричество, не поступало продовольствие. Одним из таких осажденных объектов было хранилище ГСМ в городке Мокроног, к востоку от Любляны. В нем находилось 7.500 кубических метра топлива. Два дня небольшой гарнизон ЮНА охранявший хранилище отказывался сдаться. Твердость и мужество проявил командир – сержант Драгомир Груевич, который пригрозил подрывом склада, если гарнизон не будет немедленно обеспечен продовольствием и водой. Словенцы поверили решительности югославского солдата, и пошли на уступки. За свой поступок Груевичу в последствии было присвоено досрочное звание лейтенанта.

      Так как словенская сторона не выполняла соглашение о прекращении огня, утром 29 июня, в Любляну для переговоров прибыл генерал-лейтенант Андрия Рашета. Его предложения перемирия состояли из 12 пунктов, в числе важнейших – снятие словенцами блокады военных объектов и разбор баррикад. Министры обороны и внутренних дел Словении Янша и Бовчар отказались принимать такие условия. Представители командования ЮНА пригрозили сепаратистам мобилизацией всех сил Пятой военной области для проведения «решающей военной операции», в случае не принятия предложений. Ответственный за мораль и обучение Федерального Секретариата Обороны, генерал-полковник Марко Негованович зачитал публичное заявление, что 9.00 следующего утра будет считаться последним сроком для принятия словенцами 12 пунктов.

      Словенский парламент всю ночь обсуждал ультиматум ЮНА и в предрассветные часы отверг его. Словенские вооруженные формирования не прекращали обстрелов, блокад и нападений на подразделения ЮНА и утром 30 июня.

      Федеральные ВВС предприняли налет на Любляну, в городе зазвучали сирены воздушной тревоги, однако премьер СФРЮ Маркович отозвал самолеты. В это же время сепаратисты обстреляли из 82-мм гаубиц радарную установку занятого ЮНА аэродрома Черкле. Лишенные электричества, воды и пищи гарнизоны ЮНА продолжали сдаваться. Капитулировали 16 офицеров и 400 солдат батальона пограничных войск в Дравограде, в городах Толмин и Бовец – 1-й и 2-й батальоны 345-й горной бригады ЮНА. Оружейный арсенал словенской ТО значительно пополнился. 1 июля произошел пожар и взрыв на складе боеприпасов в городе Црни Врх. Город сильно пострадал. На месте взрыва осталась воронка диаметром 18 метров и глубиной 6. Сепаратисты захватили еще несколько пунктов пограничного контроля. Под контроль словенской ТО перешли склады с амуницией и боеприпасами в Печовнике, Буковзлаке и Залошкой Горице.

      Тем же днем колонна из 12 ЗСУ БОВ-3, та самая, что первой пересекла словенско-хорватскую границу 27 июня, и до сих пор находящуюся около Медведяка, повернула назад и направилась в сторону Хорватии. За четыре дня из ее состава сбежали все солдаты-словенцы – остались одни сербы, македонцы и боснийские мусульмане. Колонна проследовала беспрепятственно около 60 километров, но затем была остановлена баррикадой из грузовиков около Краковски Гозд. На предложение сдаться военные отказались – они не теряли надежды, что их в беде не оставят.

      Так же, 1 июля, командующий Пятой военной областью, словенец Конрад Колшек был заменен на генерал-полковника Животу Аврамовича, серба по национальности, бывшего командира Третьей военной области. Он пользовался репутацией сторонника жестких мер по сохранению целостности страны. Однако федеральное руководство не давало «добро» на использование всех возможностей армии.

      2 июля словенцы начали энергичные наступательные действия. Для большинства окруженных, измученных и деморализованных солдат ЮНА на пограничных постах это было уже слишком. Менее чем за день сепаратисты взяли под свой контроль большинство пунктов пограничного контроля. В руках федеральных властей осталось лишь несколько. Продолжалась и капитуляция блокированных гарнизонов: в казарме Скофия Локка сдался последний батальон 345-й горной бригады. Все боеприпасы и оружие было передано силам 3-его (Горненского) отряда ТО.

      Ожесточенные столкновения продолжались в Айсевице, около Нова Горицы, но под конец дня и здесь отряд ЮНА капитулировал. Пограничный пункт Шентиль, за который несколько дней шли упорные бои, так же был взят словенцами, после того, как они подогнали несколько захваченных танков Т-55. Бои продолжались у пограничного пункта Фернетичи.

      Авиация ЮНА вновь нанесла удары по радио и телевизионным ретрансляционным объектам в Наноше, Крвавеце, Боче, Домажле, Люблянской крепости и Похорье. Часть из них была выведена из строя. Аэропорт Любляны так же подвергся бомбардировке, несмотря на устное обещание федерального премьера Анте Марковича, данное еще 29 июня словенскому президенту Милану Кучану, что воздушные удары по территории Словении наноситься не будут. Тактическая авиация наносила в тот день удары и по находившихся в руках сепаратистов военных городках в Кочевске Реке и по баррикадам в Цатеже, Краковски Гозде и Дравограде. Успех этих налетов можно назвать относительным – авиация беспомощна против партизанских действий.

      Командование ЮНА предпринимало шаги для оказания помощи частям, оказавшимися в затруднительном положении, однако вся операция из-за слабоволия руководства СФРЮ превращалась из военно-полицейской в спасательную. Из казарм «Маршал Тито» в Загребе вышла огромная колонна 140-й механизированной бригады из 80 танков, БТР и др. техники. К концу дня 2 июля она пересекла границу Словении и расположилась на ночлег в Бреганнах. Утром следующего дня 140-я бригада уже вступила в огневой контакт с силами сепаратистов около городка Горня Вас.

      В тот же день, 2 июля, другая колонна ЮНА (4-я танковая бригада) вышла из Ястребарско. В ней находились танки М-84 (Т-72), Т-55, боевые машины пехоты и бронетранспортеры. В задачу военнослужащих входило разблокирование отступающих частей 306-го легкого полка ПВО, попавшего в окружение в Краковски Гозде. В двух километрах от города Брежице колона 4-й танковой бригады сама попала в засаду: один танк М-84 подорвался на мине, два БТР М-60 были подбиты из РПГ с близкого расстояния. Запросили поддержку с воздуха, но даже после ее получения, преодолеть баррикады не смогли. В это время колонна 306-го полка ПВО отбивалась в окружении от наседавшего со всех сторон 2-го (Доленского) отряда Территориальной Обороны. Колону засыпали выстрелами из РПГ и винтовочными гранатами. Три ЗСУ БОВ-3 были полностью выведены из строя. Двое военнослужащих ЮНА погибли, двое получили ранения. Отбив нападение, солдаты успешно разминировали дорогу, но ничего не могли поделать с мощной баррикадой. Вызванные на помощь пара МиГ-21 и пара «Ястребов» безуспешно пытались расчистить путь ракетами. Колонна направилась в обход, по пересеченной местности. Пройдя так некоторое расстояние, поздним вечером она вновь подверглась нападению и была остановлена.

      Для подкрепления федеральных сил ведущих борьбу за пограничный пост в Горня Радгоне, из Вараждина вышла колонна из 25 танков 32-й механизированной бригады. Однако злополучный мост в Орможе был заблокирован и эти силы даже не могли пересечь республиканскую границу, ограничившись обстрелом словенской территории. Подразделению бригады (30 бтр) несколько дней сражавшемуся за Горня Радгону был дан приказ уходить в Хорватию…

      Согласно информации федерального министерства обороны, за 2 июля ЮНА потеряла 10 человек убитыми и 13 ранеными. К 3 июля стало очевидно, что в следствии намеренного ограничения армии СФРЮ в выборе действий, по сути, предательства, операция в Словении полностью провалилась.

     

      Части ЮНА постепенно отступали из республики. Однако и в этом действии, которое словенцы должны были бы только приветствовать, федеральная армия натолкнулась на серьезные препятствия: министр обороны сепаратистов Янез Янша, озвучил 2 июля позицию руководства Словении – ЮНА должна покинуть территорию республики, но оружие и боеприпасы остаются Любляне, в качестве компенсации за причиненный «вторжением» ущерб. Завершалась драма отряда 306-го полка ПВО. В ночь со 2 на 3 июля, командир колонны майор Бошко Проданович узнал, что посланные им на помощь танки 4-й танковой бригады повернули обратно. Он приказал солдатам покинуть боевые машины – продвижение все равно было уже не возможно. Решили прорываться пешком. Но на следующий день они были взяты в плен специальным подразделением словенской полиции недалеко от Кршко.

      Завершающим аккордом того фарса, в который стараниями предателей Югославии выродилась словенская операция, стало выдвижение из Белграда, ранним утром 3 июля, огромной колонны боевой техники (150 единиц) 1-й гвардейской механизированной дивизии. Люди на улицах радостно приветствовали мощную технику отправлявшуюся на запад. Однако до Словении она уже не дошла – да и был ли вообще смысл? Уже вмешался Запад, внутренний конфликт Югославии интернационализировался, боевые действия фактически прекратились. Колона остановилась на сербско-хорватской границе. В недалеком будущем ей будет суждено сражаться не против сепаратистов Словении, а против гораздо более серьезного противника в Восточной Славонии. Очередное перемирие было подписано вечером 3 июля 1991 года. Президиум СФРЮ требовал от словенцев разблокировать все подразделения ЮНА, освободить всех военнопленных, вернуть всю технику и оружие, а так же отвести на базы вооруженные формирования к полудню 4 июля, снять блокаду с военных объектов к 5 июля и передать федеральным властям контроль над внешней границей к 7 июля. Сепаратисты согласились лишь отпустить всех военнопленных и разрешить подразделениям ЮНА вернуться в места постоянной дислокации со своим оружием.

      4 июля условия перемирия были приняты федеральной стороной и опозоренная югославская армия стала возвращаться в свои казармы и военные городки. Дальнейшее разрешение конфликта перешло в политическую плоскость. В воскресение, 7 июля делегации Словении и Президиума СФРЮ, при посредничестве Европейского Сообщества, встретились для переговоров на островах Брионии (Хорватия).

      Была принята так называемая «Брионская декларация», устанавливавшая трехмесячный мораторий на полную независимость Словении. Однако де-факто это уже состоялось. Словенская ТО и полиция контролировали территорию республики. 18 июля Президиум СФРЮ принял решение о полном выводе Югославской Народной Армии из Словении. Последние солдаты Югославии покинули республику 25-26 октября.

      По сравнению с последовавшей вскоре полномасштабной войной в Хорватии, а затем и в Боснии, словенская «десятидневная война» была практически «бескровной». ЮНА потеряла убитыми 44 солдата и офицера, 146 ранеными. Словенская ТО и полиция – 19 убитых и 182 раненых. Погибло несколько мирных жителей и 12 иностранных граждан. 4.693 солдата и офицера ЮНА и 252 федеральных таможенников и милиционеров сдались или были взяты в плен. Югославская армия потеряла в боях или в результате сдачи 31 танк и 22 бтр и бмп. 6 вертолетов было сбито, среди них один вертолет МИ-8 над Любляной в первые дни конфликта, перевозивший хлеб и с красными крестами на бортах.

     


 

Loading...

Косовский фронт