Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/21.8.2004/

Большая помощь маленьких отрядов



     Опыт русского добровольческого движения в Югославии в 1992-1999 гг. может пригодиться в Чечне

     

     До сих пор русское добровольческое движение в Югославии описывалось лишь с точки зрения отдельных его участников или сторонних наблюдателей. Добровольчество - это и интересный социальный феномен, и актуальный боевой опыт.

     

     Участие русских добровольцев в войне в Сербской Крайне в 1991 г. было незначительным. Добровольческое движение сложилось во время войны в Боснии и Герцеговине (БиГ) в 1992-1995 гг.

     

     Однако 1991 г. был важен в предыстории добровольчества. Именно в это время в достаточно широких слоях общественности России формируется отношение солидарности с сербами. Осенью 1991 г. у югославского посольства в Москве состоялись первые общественные акции в поддержку сербов.

     

     Особое значение имела встреча группы бывших советских военнослужащих с представителями белградского телевидения в конце 1991 г. Около двух десятков молодых мужчин, часть из которых были одеты в камуфлированную форму, выразили готовность сражаться на стороне сербов. Это вызвало огромный резонанс в сербском обществе. Так тема русских добровольцев впервые была заявлена в Югославии.

     

     ИЗ ПРИДНЕСТРОВЬЯ НА БАЛКАНЫ

     

     Новый конфликт на Балканах в 1992 г. вызвал всплеск просербских симпатий, особенно после установления блокады Союзной Республики Югославии в начале лета 1992 г. Однако на это же время приходится вооруженный конфликт в Приднестровье, куда устремилось значительное число русских добровольцев.

     

     Прекращение боевых действий в Приднестровье и удаление оттуда большинства добровольцев привело к тому, что значительный боевой кадр, оставшись без дела, стал искать возможность попасть в Югославию. В это время установлением связей с сербами занимались мелкие политические организации и даже политически активные одиночки. Именно к ним и стали обращаться добровольцы.

     

     Так совпали три фактора: ожидание помощи со стороны русских добровольцев в сербском обществе; наличие значительного числа ветеранов Приднестровья, желающих отправиться воевать на стороне сербов; наличие организаторов, способных установить связь между добровольцами и сербами.

     

     Русские организаторы стали действовать на свой страх и риск, опираясь на собственные средства. 19 августа 1992 г. из Москвы в БиГ выехала первая группа добровольцев из трех человек. Они планировали самостоятельно добраться через Белград до Восточной Герцеговины, где в тот момент сербы и мусульмане совместно отражали наступление частей регулярной армии Хорватии. Выбор Герцеговины был связан со знаменным восстанием 1875 г. Там добровольцы планировали положить начало первому русскому добровольческому отряду. В Белграде они связались с общественными деятелями, которые поддержали их инициативу, помогли добраться до центра Восточной Герцеговины - города Требине (восточнее Дубровника). Добровольцы были встречены сербами с большим энтузиазмом.

     

     Однако боевые действия здесь в это время почти не велись. Местное сербское руководство считало необходимым лишь символическое присутствие русских. Поэтому двое добровольцев, имевших хорошую боевую подготовку, остались инструкторами для обучения сербской молодежи, а третий вернулся в Москву.

     

     Тем не менее, в сентябре 1992 г. в Требине прибыли еще добровольцы, составившие отряд в 10 бойцов. Его называют "РДО-1" ("Русский добровольческий отряд -1").

     

     Именно в "РДО-1" были заложены некоторые традиции добровольцев и элементы униформы - черные береты и монархическая символика. Своими символами они считали черно-желто-белый флаг и большого двуглавого орла цвета бронзы с изображением св. Георигия Победоносца на груди. Монархизм, как правило, не был политическим убеждением, а являлся частью традиции. Боевая деятельность отряда сводилась к несению службы в дозорах, противодействию эпизодическим попыткам разведывательных групп противника пересечь линию фронта и ведению разведки в хорватском тылу. "РДО-1" действовал до конца 1991 г.

     

     Новый отряд добровольцев численностью около полутора десятков бойцов сложился в Вышеграде (Восточная Босния), куда они прибыли в конце октября-начале ноября 1992 г. Добровольцы назвали его "Царские волки" или "РДО-2". У него была та же символика, что и у "РДО-1". Этот отряд считается наиболее знаменитым и уважаемым, что определялось серьезным отбором, который добровольцы предъявляли к кандидатам. Костяк составляли ветераны Приднестровья.

     

     Несколько позже в Вышеград приехал отряд, созданный на базе одного из казачьих формирований и насчитывавший несколько десятков бойцов. Пополнения прибывали в Вышеград в течение первой половины 1993 г. Отряды выдвигались в те районы Восточной Боснии, где сербам требовалась помощь.

     

     В начале 1993 г. еще одно казачье формирование разместило свой отряд численностью в несколько десятков бойцов в местечке Скеланн севернее Вышеграда. Два бойца его прославились тем, что во время внезапного нападения противника на Скеланн и начавшейся в местном сербском гарнизоне паники, заняли позицию у моста через Дрину. Имея пулемет и автомат, они удерживали мост, отбивая атаки противника, пока мирное население не смогло перебежать на безопасный берег реки, спасаясь от резни.

     

     1993 г. был пиком развития добровольческого движения. Но уже к весне оно вступило в свой "стихийный" период. Это ярко проявилось на судьбе отряда "РДО-2". Сменив несколько мест дислокации в Восточной и Центральной Боснии, он, не имея пополнений, самораспустился в конце лета 1993 г. Его боевое знамя было передано на хранение в русскую Свято-Троицкую церковь в Белграде. Однако добровольцы мелкими группами и по одиночке продолжали прибывать в Боснию. Это были или новички, или ветераны, вернувшиеся в Россию, но вновь отправившиеся в БиГ. Одна из таких групп осенью 1993 г. создала "РДО-З", который вновь поднял черно-желто-белый флаг. Помимо этого возникали и другие отряды в различных районах БиГ, но "РДО-З" оказался наиболее устойчивым, действуя около года под Сараево.

     

     Новички отправлялись в БиГ уже на свой страх и риск, как правило, после знакомства с кем-то из ветеранов-добровольцев. Своеобразным "местом встречи" для русских добровольцев стала русская Свято-Троицкая церковь в Белграде, где похоронен барон Врангель. Близ его могилы на стене укреплены плиты с именами погибших в БиГ русских добровольцев.

     

     Начало войны в Чечне в конце 1994 г. уменьшило число добровольцев, отправлявшихся в БиГ. Однако они приняли участие в боевых действиях на завершающем этапе войны осенью 1995 г. После подписания Дейтонских соглашений некоторые добровольцы остались в Боснии или Сербии.

     

     Новым этапом участия русских добровольцев в войне в Югославии стали события 1998-1999 гг. В Косово самостоятельно устремились и ветераны войны в БиГ (например, первый командир "Царских волков"), и новички. Добровольцы принимали участие в боях с албанскими сепаратистами в составе сербских подразделений. Были среди них и гражданские специалисты. Так, врач из районной больницы Оленегорска (Мурманская область) отработал в госпитале Косово все время натовских бомбежек и эвакуировался лишь с югославскими частями, покидавшими край. В Югославию он приехал на деньги, которые занял у знакомых.

     

     БОЕВОЙ ОПЫТ

     

     Боевой опыт добровольцев уникален, он получен в специфических условиях. Но в то же время - это опыт именно того контингента, из которого и формируется российская армия.

     

     Добровольцы сходятся во мнении, что наиболее эффективными в боевом отношении являлись отряды численностью около 10 бойцов. Однако неверно объяснять это только закономерностями психологии коллектива и острой нехваткой у добровольцев офицеров и младших командиров. Оптимальной формой боевой организации добровольцев стало отделение. Отряды численностью около взвода были уже плохо управляемы и, как правило, существовали недолго, а формирование роты было сложно для добровольцев, и попытки их создания особого успеха не имели.

     

     В 1993 г. уже стало правилом, что русский добровольческий отряд является относительно самостоятельной единицей, числясь в составе какого-то сербского подразделения и, участвуя вместе с сербами в операциях, общее руководство которыми возложено на их же офицеров, хотя последние, как и личный состав их подразделений, часто были не на высоте. Отряд эффективно действует при взломе участка обороны противника, захвата укрепленного пункта, мелкого населенного пункта, разведке боем, обороне важного участка, а также в несении дозорной службы и разведке.

     

     Один из ярких примеров боевого опыта русских добровольцев, применимый для оценки стрелкового отделения в обороне - бой за высоту Заглавак (Восточная Босния, весна 1993 г.) Он сравним с подвигом псковских десантников в Чечне весной 2000 г. На высоте Заглавак большие силы противника неожиданно атаковали отряд из 9 русских добровольцев. В течение 6 часов отряд, неся потери, вел бой под артиллерийским и минометным огнем до подхода подкрепления, имея ограниченную огневую поддержку сербской артиллерии. По сведениям сербского командования, основанным на перехвате данных противника, последний потерял около 80 бойцов убитыми и более 100 ранеными. Успех был достигнут не только подходом подкрепления (отряд имел возможность отойти), но и наличием нескольких пулеметов, большим запасом боеприпасов. Неудача под Заглавком привела к прекращению наступательной операции противника на этом участке фронта.

     

     Некорректно сравнивать отряды добровольцев со спецназом российской армии, хотя в БиГ они часто играли роль сил специального назначения. Как правило, подготовку на соответствующем уровне при формировании отрядов имели один-два человека.

     

     Две чеченские кампании показывают, что отряды сепаратистов, имея достаточный боевой кадр и хорошо подготовленный командирский состав, оказавшись вытесненными в горы, также перешли к действиям небольшими отрядами. В результате уязвимость их для российских войск резко уменьшилась. Это было достигнуто за счет подготовки множества небольших боевых единиц для самостоятельных действий и взаимодействия.

     

     "Охота" за отрядами сепаратистов также ведется небольшими группами войсковой разведки и спецназа. Но они не должны нести основную тяжесть борьбы. Напротив, опыт горной войны показывает, что следует повышать роль стрелкового отделения и стрелкового взвода, а силы специального назначения должны выполнять собственные задачи. Это особенно важно сегодня, когда остро встал вопрос реформирования армии с ее сокращенным составом.

     

     В современном бою повышается роль младших командиров. Если обратиться к боевому опыту русских добровольцев, то становится понятно, что усиление отделения возможно лишь за счет создания "ядра" из младшего командира и наиболее опытных бойцов. Вероятно, младшие командиры должны набираться из контрактников и иметь более высокую подготовку, владеть достаточно большим числом военных специальностей. Во всяком случае, в частях, предназначенных для участия в боевых действиях в горах.

     

     Особое значение имеет для стрелкового отделения усиление его огневыми средствами, повышение нормативов боепитания, обучение личного состава различным военным специальностям и обеспечение средствами связи.

     

     Отдельно следует рассмотреть опыт добровольцев с точки зрения набора контрактников для участия в боевых действиях, из которого видно, что нельзя набирать скопом всех желающих. Так, для "РДО-1" и

     

     "РДО-2" добровольцы проводили строгий отбор, отсеивая трех из четырех кандидатов.

     

     Следует отметить значение сознательного отношения личного состава к делу. Особую роль в этом играло формирование элементов воинской культуры у добровольцев, на что повлияло как обращение организаторов на начальном этапе к традициям и символике дореволюционной России, к добровольческой традиции XIX в., так и общение добровольцев с сербским населением, покровительство им со стороны Сербской Православной Церкви. Воинская культура играет определяющее значение при формировании психологии воина, поддержании боевого духа. При этом большинство добровольцев имеют негативное отношение ко всякой политической деятельности. Очевидно, что воспитательная работа в войсках не является "политизацией". Об этом же свидетельствует и опыт русской армии до 1917 г.

     


 

Loading...

Косовский фронт