Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/27.8.2004/

«Подкованая ложь»

Североатлантический альянс активно создавал образ врага. Весь мир, замирая от ужаса, смотрел на деяния бесчеловечных сербов. "Спасаясь от их агрессии", Косово покидали тысячи албанцев. Сообщение о первых жертвах бомбардировок Сербии и Косова прозвучала как пощечина миру. Задача высших чинов США и Европы - не дать обществу опомниться от антисербской истерии. В ход пошли откровенные фальшивки и подтасовки фактов.


      Житель Косова.


      - Всегда тот, кто развязывает войну, пытается её оправдать.


     


      План "Подкова", представленный в Германии - вот, что было оправданием действий НАТО. Если в Америке всё давно было предрешено заранее, задолго до войны, то осторожная Германия размышляла - бомбить или не бомбить Югославию. Уже в начале марта 1999 года добропорядочные германские домохозяйки обсуждали в супермаркетах злодеяния сербов. Но после того, как только первые бомбы упали на Белград, здесь заговорили: не столь ли велико наказание для их балканского соседа? Общественность требовала очень весомых аргументов…


      8 апреля, спустя четырнадцать дней от начала войны, министр обороны Германии Рудольф Шарпинг и генерал-инспектор бундесвера Ханс Петер фон Кирхбах провели пресс-конференцию. Верховные немецкие военные представили общественности некий преступный план, по их словам разработанный в окружении Слободана Милошевича. Это план этнических чисток в Косово; его главная задача: изгнание и уничтожение косовских албанцев. Министр Шарпинг утверждал, что план операции геноцида разработан сербами давно и очень тщательно, ему даже дали название "Подкова". Название не случайно. По замыслу сербов югославская армия берёт Косово в своеобразное разорванное кольцо, в графическом изображении напоминающее подкову. Через этот разрыв на границе с Албанией должны покинуть край, уцелевшие после массовых расправ, косовские албанцы.


      Офицер ФСБ.


      - Этот план был равен самоубийству. Если бы они начали его осуществлять, то это, однозначно, было бы самоубийство. Ведь сербы шли на уступки. Они уступали везде и по всем позициям.


     


      Национальные противоречия в Косово возникли не вдруг, не за год до НАТОвских бомбардировок. Косовские албанцы выступали за отделение края от Югославии не одно десятилетие. Присоединение Косово к Албании, к Великой Албании, которая обязательно должна быть создана на Балканах - вот вожделенная мечта албанских радикалов. Про будущую Великую Албанию матери говорят детям с младенчества. Именно для осуществления этой "голубой мечты" каждый этнический албанец, в какой бы стране он ни жил, платит неофициальный трёхпроцентный налог. Эти средства из казны диаспор, а также деньги, вырученные от продажи наркотиков, позволили албанцам приобрести в Соединённых Штатах и Германии оружие, создать и финансировать "Армию освобождения Косова" (АОК), в западном варианте - УЧК.


      Болеслав Милошевич.


      - В Косово сформирован этот АОК где-то в 97 - 98 годах. Тогда на Западе многие страны, также, некоторые ведомства в Германии очень тесно поддерживали связь с АОК…


     


      Оценка изменилась, когда были определены роли. Агрессоры - сербы, жертвы, в защиту которых выступает Запад, - албанцы. Почему же не наоборот?


      Югославский журналист.


      - Существует албанское лобби, которое известно, чем занимается. В Европе - это крупные наркокартели, возглавляемые албанской мафией. Значительная часть доходов от продажи наркотиков идёт на лоббирование и финансирование западных политиков и также террористов в Албании и в Косово.


      Болеслав Милошевич..


      - Сербы были готовы предоставить больше полномочий косовской автономии, но о выделение земель, которые они считают исконно своими, на которой не одна тысяча православных храмов, не могло быть и речи. В конце девяностых мировое сообщество в лице НАТО, ООН, ОБСЕ, контактной группы, активно подключилось к решению проблемы Косово. Конфликт зашёл в тупик, и всё чаще происходили столкновения боевиков армии освобождения Косово с отрядами сербской армии и полиции.


      Офицер ФСБ.


      - События в Косово начали развиваться лишь в девяносто шестом году, обостряться. По не совсем понятным причинам они как бы были заморожены. Хотя логика подсказывает, что наиболее удобный момент для албанцев был как раз тот, когда были события в Хорватии, Боснии и Герцеговине. В июне девяносто шестого года, в Приштине, открылся американский информационный центр, куда выехали сотрудники посольства Белграда. Если поинтересоваться списками этих сотрудников, ответ на вопрос стал бы ещё более ясным. Я так думаю, - это моё мнение, - что там были специалисты - не совсем дипломаты, а представители специальных служб. После этого события прибрели резко другое направление - начала литься кровь. Поступили большие партии оружия, они стали организовываться в группы, в Освободительную Армию Косово…


     


      План развала единой Югославии готовился давно. Теперь подошло время раздробить и тем самым нейтрализовать потенциального врага, и в тоже время изменить существующий мировой порядок в пользу США и стран НАТО, вытеснить со сцены ООН. Болеслав Юлович, председатель югославского президиума в 90-м - 91-м годах, записал в своём дневнике, что ещё в декабре девяносто первого года получил секретные сведения из США о том, что началась работа на разрушение единства Югославии и, особенно, Сербии. Немецкий пацифист, редактор Гамбургского журнала "Конкред" Эльзесер утверждает, что проводя своё расследование, он также сталкивался с убедительными доказательствами запланированных действий Запада по уничтожению единой Югославии.


      Юрген Э.


      - В Австрии я нашёл интересных людей. Один из них был офицер, которого уволили за то, что он, в начале девяностых, публично заявил об импорте оружия из Австрии в Словению, чтобы там могли начать войну против сербов. Другой человек до девяносто шестого года был сотрудником австрийских спецслужб и имел доступ ко многим секретным сведениям. Он подтверждал, что наступление на сербов готовилось на Западе ещё в те годы.


     


      Австрийская разведка сосредоточила своё внимание на своих юго-восточных соседях на Балканах ещё в шестидесятые. На границе с Югославией были установлены антенны . Но сама по себе станция слежения ничего бы не стоила без спутников; а спутники и прочую технику оплатила Америка. За эту помощь Австрия до сих пор обязана передавать информацию дружественным западным спецслужбам, в частности, Германии и США, и по возможности, не отказывать Соединённым Штатам в помощи при проведении теми некоторых операций в Европе. Когда только мир успел немного отдышаться после событий в Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговине, подготовка к вторжению в Косово близилась к завершению. Последним этапом стало формирование образа врага в европейских и американских средствах массовой информации.


      Офицер ФСБ..


      - Я думаю, что российская разведка сама была в состоянии получить такую информацию, тем более, что она лежала на поверхности; это было видно, что там готовится война, что сербов в очередной раз провоцируют на применение силы в отношении албанцев и ответного удара уже в отношении самих сербов.


     


      Общественность в Европе буквально пичкали рассказами о страшных злодеяниях сербской армии в Косово, газеты пестрели публикациями в духе сценариев голливудских боевиков и триллеров. Особо леденящие кровь истории были озвучены в Германии. Министр иностранных дел Йошко Фишер и министр обороны ФРГ Рудольф Шарпинг давали бесчисленное количество интервью, в которых рассказывали о бесчеловечных преступлениях сербов, с жуткими подробностями. Всё это затем подхватывали журналисты. Так европейские домохозяйки узнали, что сербские солдаты играют в футбол отрезанными головами албанцев, а то и жарят на костре шашлык из эмбрионов, вырезанных из животов беременных албанок. В нескольких рефрижераторах с телами мирных албанских жителей, которые сербские военные вывезли из Косова в Сербию и утопили в озёрах. Правда, почему-то никто не задавался вопросом: "Зачем же это надо было делать фактически на глазах у всего мира?" Общественность негодовала, увидев кадры фотографий последствий массовых расправ над албанцами. Все прочие вопросы перестали быть актуальными, и на некоторые несоответствия в показаниях почти никто не обратил внимания.


      Использовались подтасовки фактов, подмена данных. Например, снимая лагерь для военнопленных: за решёткой стоят сербы - выдают за мусульман. Монтировались кадры, делались репортажи совершенно, на мой взгляд, наивные, когда показывают, например, плачущих мусульманок над телами убитых родственников, а рядом стоит православная церковь и женщина одета в одежды православных сербок, которых выдавали за мусульманок. Ну, это проходило для тех, кто не знает. Для тех, кто знает, - это ясно было, как всё это было построено. Я помню репортажи, которые показывали журналисты из лагерей беженцев из Македонии, когда спрашивали албанскую женщину, окружённую многочисленными детьми, как над ними издевались власти Югославии, полиция Сербии, почему они бежали, и албанские женщина, - которым запрещено иметь образование, которых, как правило, и в первый класс школы не отправляли, - отвечала на все поставленные вопросы на английском языке.


      Псевдорепортажи стали обычным явлением. Не нужно было тратиться на комбинированные съёмки - существовали совсем простые способы. Устраивали сербы массовые расправы над простыми албанцами или нет - никто не мог с уверенностью утверждать, да это было и не нужно. Чтобы убедить общественность, этнические чистки стоило даже придумать


      Болеслав Милошевич.


      - Один ролик (я тоже не могу не сказать) о том пресловутом, якобы сербском лагере, который за колючей проволокой. Снимают бедных зэков. А на самом деле - что? Был там курятник, который трансформировали в склад, и потом там ставили наверх колючую проволоку, чтобы там муку, масло не воровали. И женщина одна, телевизионщик, (то ли голландка она, то ли англичанка - я не помню) она прорвалась в курятник и из курятника, через проволоку она снимала людей, которые движутся просто так: на лужайке, на дороге… Понимаете? Это полный обман.


     


      Эти приёмы успешно разворачивали настроения масс в нужном направлении. Люди со времён Второй мировой войны, ещё не оплакавшие жертв нацизма, пришли в ужас, узнав о концлагерях в Косово, где сербы в бесчеловечных условиях содержат пленных албанцев. Специальные фирмы честно отрабатывали огромные деньги, которые не скупясь платили те, кто хотел контролировать поступающую с Балкан информацию.


      . Только один пример, только один пример из деятельности такой фирмы. Долго не удавалось переломить общественное мнение, мировое общественное мнение. И руководитель этой фирмы придумал - только одно слово, которое ему очень помогло, - к словосочетанию "лагеря для военнопленных" или "лагеря для перемещённых лиц" он приставил слово "концентрационный", отбросив потом, постепенно, слова "для военнопленных" и "для перемещённых лиц"; и получилось, что для сербской стороны можно использовать термин "концентрационные лагеря", который сразу же придал действиям сербской стороны оттенок фашизма.


      Джим Картер (так звали этого специалиста по связям с общественностью) чрезвычайно гордился придуманным им приёмом. Его агентство помогало информационно бороться против сербского "агрессора" ещё с девяносто первого года. Благодаря тщательной обработке и шлифовке поступающей с Балкан информации, мировое сообщество прошло необходимую обработку. Для тысяч граждан Европы и Америки было абсолютно очевидно - в Косово происходит настоящая катастрофа. В январе девяносто девятого ко всем ужасам добавляется трагедия в селе Радчек, на юге Косово, где сербы уничтожили сорок пять албанцев. Всё произошедшее выглядит тем более подлым, что были уже намечены мирные переговоры на нейтральной территории. В феврале и марте сербская и албанская делегации пытались договориться во французском замке Рамбуйе; в присутствии западных представителей, выполняющих функции дирижёров и капельдинеров. Рамбуйе на то и замок, и в нём происходят почти сказочные вещи. В самом конце переговоров, когда появилась слабая надежда на успех, откуда ни возьмись возникли загадочные документы - так называемое "Приложение Б", ставшее для сербов полной неожиданностью. Фактически, это был тупиковый ультиматум. Подпишут сербы текст соглашения - в Косово войдут войска НАТО, откажутся - значит, сорвут переговоры и будут наказаны бомбовыми ударами. В конце марта мир узнал о том, что сербы сорвали переговоры.


      Четвёртого марта 1999 года главы государств-членов НАТО с прискорбием сообщили о том, что вынуждены перейти к воздушным налётам на Югославию. Накануне первых бомбёжек российский премьер Евгений Примаков разворачивает свой самолёт над Атлантикой, отменив визит в Америку.


      Евгений Примаков.


      - У меня был телефонный разговор с Гором. Я его спросил: "Могут ли быть гарантии, что не будет никакого удара?" Он сказал: "Никаких гарантий я дать не могу". После этого я развернулся и улетел.


     


      Когда на Косово и на Сербию посыпались бомбы, в здания посольств Америки и стран-НАТО в Москве полетели помидоры и бутылки. Практически во всех крупных российских городах прошли акции протеста. Россия выслала из страны представителей НАТО, отправила корабль-разведчик в Адриатику, на флоте провели внеплановые учения. Это была демонстрация готовности двинуть войска в помощь сербам. А через несколько дней всё стихло. До сих пор нет открытых документов, которые могли бы пролить свет на то, что же всё-таки заставило Россию изменить поведение. Очевидно одно: через пару недель после начала натовской агрессии российские средства массовой информации изменили тон, а митинги у посольств западных стран затихли. В то же время, в Европе, эффект был обратный. Сообщения о жертвах среди мирных сербов, албанских беженцев, иностранных журналистов, разрушенных гражданских объектах и угрозе экологической катастрофы несколько отрезвили Европу; настроения изменились.


      Иностранный деятель.


      - Вот, цитирую "Шпигель" от пятого апреля, спустя неделю после начала войны. "Канцлер Шрёдер и министр иностранных дел Йошко Фишер опасаются, что настроения в Германии скоро станут ещё хуже, если в самое ближайшее время бомбёжки не заставят Милошевича сдаться. Среди партий в парламенте идут ожесточённые споры по поводу бомбовых ударов. Всё это чревато большими осложнениями.


     


      Зашептались, а потом и заголосили в народе. Немецкие граждане всё чаще осуждали свое правительство - "оно не предупреждало, что в Югославии будут бомбить невинных людей; Соединённые Штаты втянули Германию в войну; почему бундестаг пошёл на это?", задавались вопросами немцы. Вот тут-то германские министры и подоспели с заявлением о сербском плане "Подкова".


      Из опубликованного военного дневника министра обороны ФРГ Рудольфа Шерпинга.


      "31 марта 1999 года. Меня электризует то, что очевидные доказательства свидетельствуют о давно разработанном плане, которому твёрдо следуют, присутствующие в Косово, югославские части.


      5 апреля 1999 года. В полученной Йошкой от источников в спецслужбах бумаге говорится о подготовке и проведении югославской армией операции "Подкова". Мы имеем теперь неопровержимые доказательства того, что сербы давно планировали изгнание албанцев из Косово. Немедленно дать этому оценку".


      Действительно, Фишер привёз из Вены некоторые документы, полученные от австрийских спецслужб, которые и передал Шарпингу. Только вот что это были за документы? И почему по имеющейся информации после объявления в Германии о "Подкове", со ссылкой на Австрию, в Вене удивились и даже всполошились так, что австрийский МИД игнорировал телефонные звонки из Берлина. Позже, представители австрийской партии "зелёных" направили парламентский запрос своему министру обороны Вернеру фон Слабену, где просили разъяснить ситуацию с "Подковой". В официальном ответе министр подчеркнул, что в еженедельных докладах разведслужбы не говорилось о подготовке и проведении сербами операции "Подкова": по этой операции вообще не существуют никаких отдельных сообщений. Представленная немецким министром обороны оценка мощи югославских военных и спецподразделений неверна и противоречива. Господин Клема (в ту пору канцлер Австрии) категорично заявил в интервью венскому журналу "Профит": "Насчёт этих, вами названных отчётов спецслужб, я бы хотел сказать: лично я их по сей день не видел".


      Иностранный деятель.


      - Что же передали австрийцы? Их спецслужбы давно занимаются наблюдением за Югославией. Естественно, составляют отчёты. Шпионаж никто не отменял - это нормально. У них много технических возможностей перехватывать радиопереговоры, снимать изображения со спутников. Как утверждают австрийцы, это был набор отчётов о состоянии сербской армии, её расположении, о столкновениях и боях с албанцами из УЧК, которые уже произошли.


     


      Сомнительно, чтобы сербы доверили столь деликатные вещи, как подробности подобной операции, ненадёжной - в смысле секретности - радиосвязи. Плюс ко всему, вряд ли австрийские спецслужбы могли снять данные без помощи американских спутников. В таком случае о существовании плана "Подкова" должны были объявить Соединённые Штаты. Кому, как не им, в первую очередь, необходимо было достойное оправдание перед мировой общественностью. Похоже, что в Пентагоне не то, чтобы не придали особого значения австрийским отчётам, но не сочли их горячей новостью. Вся эта информация была практически открытой. Обычная передача, выходящих из ряда вон, горячих сведений выглядит так: иностранная спецслужба, затем БНД (секретная информационная служба Германии), и лишь затем - Правительство.


      Иностранный деятель.


      - В этом же случае БНД не играло серьёзной службы в передаче информации: всё было передано через МИД Фишеру, а затем в Минобороны, Шарпингу. Разведка сочла эти данные не столь важными и не увидела в них ничего из ряда вон выходящего. Это было важно лишь для политиков, которые использовали эти документы, в нормальном прочтении не содержащих ничего криминального.


     


      Хайнс Воквай, отставной бригадный генерал вооружённых сил Германии. О существовании операции "Подкова" он знал также из уст Шарпинга. Во время косовских событий господин Воквай был немецким военным советником Вены, и стал задавать вопросы. Статус помог генералу узнать многое. Слишком многое.


      Генерал Хайнс Воквай.


      - Вы посмотрите, эти бумаги - документальные отчеты Министерства обороны Германии, касающиеся операции "Подкова". На титульном листе написано, что план "Подкова" разработан для вывода косовских албанцев с территории Косова. Но как только мы переворачиваем страницу, мы видим следующее: главная цель операции - нейтрализация УЧК. Я сам бывший офицер, и я знаю, что изгнание мирных жителей и уничтожение террористической организации - это же абсолютно разные вещи!


     


      Во всём архиве Корпуса Приштины и Третьей Сербской Армии не было ни единого документа, который не настаивал бы на защите мирных граждан Косова. В каждую армейскую часть с самого верха поступал письменный приказ: обращаться со всевозможной вежливостью с деревенскими жителями, гарантировать возвращение беженцев, и даже в отношение боевиков - воздержаться от жестокого обращения, истязаний, и не применять самосуд. Все эти приказы задокументированы, каждый имеет свой номер. Аналитики Минобороны Германии располагали сведениями о действиях сербов в боях с террористами. Исковеркать информацию должным образом осмелились только на титульной странице. Но этого оказалось достаточно.


      Генерал Хайнс В.


      - План, представленный Шарпингом, - это не план разработанной и реализованной операции. В таком виде "Подковы" не существовало. Это разрозненные документы, доклады, отчёты. И сам министр Шарпинг не видел воедино собранного досье до последнего времени. Но, конечно же, правительство утверждало, что эти документы были на руках у министра обороны ещё до начала войны. Нельзя из обычного анализа составить такой план, нарисовать схему - это просто невозможно.


     


      Схемы "Подковы" так же не соответствовали действительности. "Подкова" могла быть "Подковой" только в том случае, если бы поток беженцев хлынул по обочинам дорог лишь в направлении Албании через разрыв в сербском кольце.


      Иностранный журналист.


      - Люди из Косова уходили через Македонию и Сербию, а не только через границу с Албанией


      Женщина. Никто из журналистов никогда не говорил о том, что для беженцев в Косово и Метохии были не только на территории Македонии, из которой снимали всё подряд и репортажи шли именно из Македонии. Но они были и в Югославии, в Сербии. Часть албанцев бежала в Сербию. Никто не задавал им вопрос: почему они, спасаясь от сербских полицейских, бегут в Югославию? И никто не говорил никогда о том, что масса беженцев с территории Косова и Метохии носит другую национальность, не сербскую. Там бежали цыгане, бежали албанцы-католики, которых заставляли вступать в армию, брать оружие и воевать против Сербии, хотя они этого делать не хотели.


     


      Доказательства существования "Подковы" в Германии пытались многие. Но находили всё больше свидетельств того, что "Подкова" - фальшивка, да ещё и выкованная кузнецами как-то спустя рукава.


      Немецкий журналист.


      - Журналисты из "Гамбургер ангеблат" тоже проводили своё расследование. А надо заметить, что, вообще, эта немецкая газета из лояльных НАТО, и обычно их защищает. Так вот, они ссылаются на источники из Минобороны, на трёх офицеров, которые поведали, что точно знают автора слова "Подкова". Он сам признался им в авторстве. Это помощник министра Шарпинга - полковник Карл Гюнтер фон Кайдаши, глава отдела в генштабе Вооружённых Сил.


     


      В общем, странам НАТО достаточно было событий в селе Радчик, чтобы обрушить бомбы на головы югославов. Но германским министрам понадобилось ещё и изобретение преступного плана с оригинальным названием. Не потому ли, что были слишком спорны оценки произошедшего в Радчике и слишком явной была фальшивка? Отряды сербской полиции уничтожили в селе сорок пять албанцев. Сербы не скрывали этого, лишь уточняли, что погибшие - боевики Армии освобождения Косова, которые первыми открыли огонь из засады. В Радчик срочно прибыли представители ОБСЕ во главе с Уильямом Уокером. Немаловажная деталь: европейскую миссию возглавлял американец, известный своей близостью к ЦРУ.


      Назвали это преступлением геноцида, и об этом на весь мир заявил представитель ОБСЕ на территории Косово и Метохии Уильям Уокер. Он не допустил в это село представителей югославского руководства, следователей прокуратуры, югославских журналистов. Но заявив о том, что он был свидетелем этой расправы, сделал на следующий день пресс-конференцию для иностранных и албанских журналистов, где рассказывал о зверствах, учинённых над мирным населением.


      Почему-то никто не захотел обратить внимание на то, что убитые были явно переодеты после гибели. Их одежда была целой, при этом на теле - следы от пуль. Белорусские и финские эксперты утверждали, что тела переносили, а на руках у них следы пороха…


      Немецкая журналистка.


      - Радчик тогда был центром освобождения Косова. По моему глубокому убеждению, достаточно доказательств, чтобы понять, что не было никакой массовой расправы. Имел место бой, бой сербов и албанцев. Да в этом вообще нет никаких сомнений. Вся эта сцена была инсценировкой. Я полностью отдаю себе отчёт в том, что говорю, и наше более поздние исследования в ноябре девяносто девятого это подтвердили. Результаты мы немедленно отправили в Гаагу


     


      Уилли Моркер настаивает на том, что имела место массовая массовая расправа над мирными албанцами. С лёгкой руки американского деятеля, европейские СМИ на все лады склоняли этот термин - "массовая расправа". Сегодня мир открыто говорит о том, что Радчик - не что иное, как хорошо срежиссированная провокация. Однако это не мешает международному трибуналу в Гааге рассматривать этот случай как один из пунктов обвинения против Милошевича. Вот фильм польских телевизионщиков "Всё началось со лжи", который бывший югославский президент демонстрировал во время своей речи на суде, почему-то назван "бульдозерной лентой" и во внимание не принимается, хотя в фильме собрано немало фактов, опровергающих ложь многих европейских деятелей при чинах и при погонах.


      Болеслав Милошевич.


      - Они там показали, как просто немецкий министр обороны, господин Шарпинг, говорит неправду, говорит фальсификацию. Не хочу произносить ругательств, но он их заслуживает, понимаете…


     


      Вот министр Шарпинг рассказывает о "концлагере" в Приштине. Якобы сербы устроили душегубку для мирных албанцев прямо на стадионе. Это тот самый стадион. Албанец по имени Шабан Талменди запечатлён на его фоне, и он рассказывает немецким журналистам, что футбольные матчи здесь прекратились только с первыми натовскими бомбами.


      Бывший советник в Вене.


      - Это была война. НАТО вело самую настоящую войну, как бы это не называлось. И всегда тот, кто начинает и ведёт войну, желает её оправдать. План "Подкова" - это было оправдание действий НАТО на Балканах. В своём выступлении по телевидению я сказал, что Шарпинг говорит неправду о существовании "Подковы". И меня попросили уйти с поста советника в Вене. Конечно, это сделал не сам министр, для этого у него есть свои люди.


     


      "Свои люди" должны были стать свидетелями в пользу своего министра. Иначе Рудольф Шарпинг воздержался бы от своих заявлений перед камерой журнала "Панорама" немецкого канала АРД.


      Рудольф Шарпинг.


      - Как я и говорил, этот план существует, есть масса точных сведений, подтверждающих, что существует, и это реальные доказательства.


     


      Но подтвердить слова министра взялся лишь один человек. Из своих, хотя сам был серб. Полковник Югославской Армии Драган Вуксич. Ещё до войны был военным атташе в Германии. Он знаком и даже дружен со многими в немецком Министерстве обороны. Весной двухтысячного, когда Рудольф Шарпинг вынужден был терпеть неприятные вопросы о "Подкове", Вуксич его поддержал.


      Иностранный деятель.


      - Вуксич оказал услугу немецкому правительству. В своём докладе перед Австрийской Военной академией в Рейхенау он подтвердил, что Милошевич издал приказ ввести операцию "Подкова", но никаких доказательств опять не привёл. И опять противоречия: Вуксич говорил: "Подкова" - это операция против террористов, Шарпинг настаивал - против мирных албанцев.


     


      Сейчас господин Вуксич - югославский генеральный консул в Германии. Было бы весьма интересно знать: что полковник сказал бы сегодня? Но в телефонном разговоре он объяснил: "Я консул, дипломат, и не могу говорить о "Подкове" ни да ни нет - я не знаю"


      Иностранный деятель.


      - Доклад Вуксича в Австрии был на немецком языке. Это позволило ему избежать конфуза с произношением слова "Подкова" по-сербски.


     


      А конфуз был бы неизбежен. Ведь уже в самом названии мнимого плана крылась огромная ошибка немцев. Операции дали название "Подкова"; стоит обратить внимание на написание слова: оно должно было доказывать, что авторство принадлежит сербам, но в сербском языке слова "подкова" просто нет! Германский министр обороны и его подчинённые видимо этого не знали, и не подозревали, что "подкова" - это болгарские или хорватские вариации. Сербы же должны были озаглавить операцию "Подковица". Видимо ища достойное оправдание, в Минобороны очень торопились и не удосужились проверить перевод, равно, как и заручиться весомым доказательством.


      Офицер ФСБ.


      - Вся балканская война - это очередная провокация, хорошо спланированная, с одной стороны, а с другой стороны, - плохо замаскированная. Если бы этот план действительно существовал и он бы находился на какой-то, более-менее существенной, стадии реализации (не то, чтобы на уровне рисунков на карте, а если бы прошли команды по армейским частям, по полиции), то, естественно, Россия, российские представители, в том числе и политики, представители специальных служб и военные наши, я думаю, безусловно бы знали о существовании плана и попытках приведения его в действие.


     


      Агрессия длилась семьдесят девять дней. В Югославии погибло более двух тысяч мирных жителей: сербов, албанцев, цыган; около семи тысяч были ранены. Треть из них - дети. Материальный ущерб Югославии оценивается в двести миллиардов долларов. Такова расплата сербов за несуществующую "Подкову". За последние годы только в Германии было подано более двухсот исков, обвиняющих правительство и военные министерства в развязывании преступной войны и в нарушении законов ФРГ. Адвокаты в других европейских странах также требовали для всех министров и глав стран НАТО сурового наказания, вплоть до двадцати лет тюремного заключения. Но ни одно дело не было возбуждено: юридически на это нет оснований. Ведь никто из высших европейских чинов никогда не произносил слова "Война" - это была всего лишь акция в защиту прав человека в Косово… Только подлинная катастрофа началась в Югославии лишь с вторжения Запада.


      Никто никогда не поставил вопрос: когда больше албанских беженцев было с территории Косова - до начала агрессии или во время агрессии, начиная с марта девяносто девятого года? Огромный поток беженцев был с территории именно с марта девяносто девятого года


      Конечно, люди покидали край и до начала мартовской агрессии: сербы предпочитали уйти подальше от боевиков, которые сжигали их дома, это касалось и албанцев, не поддерживающих Армию Освобождения Косова. Уходили албанцы по иным причинам. У них есть неписаный закон: если мужчина берётся за оружие, для начала он выводит с предназначенной для войны территории женщин и детей. Из тех, кто выходил в девяносто восьмом, большинство - семьи боевиков. Как бы то ни было, количество ушедших из Косово было не столь велико, чтобы уже тогда говорить о массовом исходе. И сегодня лидеры косовских албанцев по-прежнему сохраняют тесные финансовые контакты с Западом.


      Офицер ФСБ.


      - . Что денег там очень много, у косовских албанцев, - факт очевидный. Вот, сразу после бомбардировок на Косово… Допустим такой показатель, как бензин, который в Белграде был гораздо дороже, чем в разбомбленном воюющем Косово. И какое там строительство шло: ресторанов, автозаправок, автосервисов, домов, как это всё быстро воздвигалось, можно предположить, какие там деньги вкладывались даже вот в такие объекты, не говоря уже о вооружении, оснащении своей армии в Косово.


     


      События на Балканах можно сравнить с заказным убийством: орудуют исполнители - выгоду преследует заказчик. Соединённые Штаты "обкатали" в Сербии своё высокоточное оружие, получили две крупные военные базы в Европе: в Боснии и в Косово. Германия добилась того, о чём мечтала с сорок пятого года, - вывела войска бундесвера за пределы своих границ. То, что для этого понадобилось тасовать колоду фактов, никого не смущает. И не менее важно то, что впервые за всю историю новейшего времени агрессор посмел, с оружием в руках, вмешаться во внутренние дела независимого государства, не получив на это соответствующего мирового соизволения. Фальшивки, провокации - нормальная практика в истории войн. Повод - не всегда истинная причина. Уже после югославских событий, мир получил дополнительное подтверждение: падение башен-близнецов одиннадцатого сентября в Нью-Йорке позволило США и из европейским союзникам войти в крупнейший нефтяной регион - Среднюю Азию, и развернуть там военные базы. Офицеры "кейфор" открыто говорили о планах Запада, похлопывая по плечу русских коллег в Косове…


      Офицер ФСБ


      - В апреле прошлого года, когда я прощался с одним своим знакомым, тоже одним офицером одной из западных стран (тот заменялся и уезжал домой), и когда западник пожал нашему офицеру руку, он сказал: "Ну, что… До скорой встречи в Таджикистане!", что сейчас уже и произошло.


     


      И кровопролитие в Боснии, Хорватии и Косове, и бомбардировки Югославии, и борьба с терроризмом в Афганистане и Абхазии - всё это вехи одной войны. Эта война, по большому счёту, окончена и знаменуется триумфальным шествием НАТО. Альянс, созданный исключительно с целью обороны, по сути ведёт политику наступления. Бои, жертвы - всё это уже в прошлом. В настоящем, там, где ещё вчера это казалось немыслимым, сегодня каждые пятьдесят секунд взлетают и садятся самолёты НАТО.


     


 

Loading...

Косовский фронт