Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/3.9.2008/

Сербия - Путевые заметки



     «…мы верой и красотой строили эту страну…»

     Святой Милутин,

     сербский король (ХIV в.)


     

     

     В мае этого (2008) года, в составе фольклорного казачьего ансамбля «Лад» (Дом Культуры п. Краснообск, руководители Андрей и Екатерина Каримовы) мне посчастливилось впервые побывать в Сербии на международном фольклорном фестивале «Славянские земли». Как писала местная независимая газета «Краснообск» [«Турне по Сербии», № 21 (233), 31.05.2008]: «Целью фестиваля был культурный и творческий диалог славянских и православных государств, что необходимо для сохранения собственного языка и этнической идентичности. Также фестиваль был призван пропагандировать здоровую и нравственно ориентированную семью, с опорой на национальную культуру и веру».

     Мы побывали в различных населённых пунктах: городах, сёлах, монастырях. И повсюду нас хорошо принимали. Такую сердечность и гостеприимство русский человек вряд ли найдёт где-либо ещё, в какой-либо другой стране. Нас приветливо встречали, предоставляли великолепно обустроенный ночлег и очень хорошо кормили. У наших молодых людей возникла байка по этому поводу: «Знаешь сербскую народную забаву “накорми русского мясом”: на первое - мясо, на второе – мясо и на третье – тоже мясо?..». Конечно же, это – шутка, и нас кормили не только мясом, намного разнообразнее, и надо признаться, что сербская национальная кухня – просто объедение.

     Буквально на каждом шагу люди, с которыми мы встречались, показывали свою сопричастность и любовь к России и русским. На базаре, слыша русскую речь, многие подходили, заговаривали, обменивались улыбками: «Мои дети учились в Москве», «Я переписываюсь с девушкой из Пензы», «Я был в России», «Я люблю Россию» и так далее. В пункте обмена валюты города Кралево служащая, узнав, что мы русские, сказала: «А можно я прочитаю вам из “Евгения Онегина”?» И прочитала целую главу (!).

     Нам посчастливилось побывать гостями на Празднике цветов. Эта историческая реконструкция, ежегодно проходящая на горе и в крепости Маглич, посвящена святой благоверной Елене, королеве сербской, принцессе Анжуйской. На праздник съезжаются гости из соседних земель: немцы, австрийцы, французы. Присутствовал даже посол Франции. «По происхождению из французского королевского рода, приняв Православие, Елена Анжуйская вышла замуж за короля Стефана Уроша I Неманича (местночтимый святой монастыря Сопочаны), родила и воспитала святых благоверных Милутина и Драгутина, вместе с которыми прославляется 30 октября (12 ноября н.ст.). Известна своими добрыми делами: примирением междоусобных распрей, призрением сирот, богатыми вкладами в монастыри Св. Земли, Св. Горы, Синая, Сербии, украшением сербских земель цветами. Перед своей кончиной святая Елена приняла иночество и была похоронена в своей обители Градац. Упокоилась 8 февраля 1314 года» [http://nicholas78.newmail.ru/].

     Хозяева и гости Праздника с сердечным вниманием выслушали приветственную речь Андрея Каримова. Дружными аплодисментами встретили выступление ансамбля. Особым успехом была отмечена джигитовка казачьими шашками в исполнении Андрея Каримова и Максима Самукина. Видимо, боевой дух джигитовки был настолько силён, что сбил с толку корреспондента местной газеты, написавшего в заметке о празднике «Боримов» вместо «Каримов». Хочется верить, что его ошибка была знаковой.

     Кроме того, выступление ансамбля снимало центральное телевидение. Сюжет был показан уже на следующий день, и Каримова узнавали на улицах даже в обычной одежде.

     Многие сербы учили русский язык в школе и могли хорошо объясняться на русском, а кто не мог, тот начинал петь какую-нибудь русско-советскую песню. Чаще всего это была «Уральская рябинушка». А когда мы пели сербские песни на сербском языке, то их, со слезами на глазах, подхватывали все: и мужчины, и женщины, и дети. Особенно популярна в Сербии песня «Тамо далэко». Говорят, что она написана русским эмигрантом эмиграции первой волны. В те трагические для России, русской культуры и веры годы последний сербский король Александр сделал Сербию для русских вторым домом. Возможно, это было одной из причин его вероломного убийства во Франции. Я много лет знаю песню «Тамо далэко», ещё с того времени, когда США бомбили Сербию в 1999 году, но до сих пор, когда её пою, перехватывает горло, как-будто пою о глубоко личном и дорогом.

     

     


     

     Наши молодые люди в казачьей форме и девушки в народной одежде привлекали всеобщее внимание, были просто нарасхват. Многим хотелось с ними сфотографироваться после концертов, выступлений или совместных молитв в храме. Настоятели позволяли нам исполнять в храмах молитвенные песнопения и прикладываться к частицам мощей святых. Такое помнится всю жизнь.

     За время поездки мы все, без преувеличения, изменились. Как сказал Сергей Песцов, молодой участник нашей группы: «У меня последние годы пелена с глаз стала уходить. Я начал понимать, что происходит в жизни, что борьба Добра со злом не прекращается ни на минуту. А тут, после того, что я увидел и пережил в Сербии, ещё острее стало это понимание. Горизонты расширились. И появилось желание вступить в эту борьбу, не быть мякиной на обочине жизни».

     Одной из нас посчастливилось даже креститься в монастыре Святого Николая (Кончул), в котором вот уже восьмой год игуменьей – матушка Екатерина (до Кончула - настоятельница монастыря Святой Троицы в Косово, в 1999 году разбомблённого американцами). Она уже давно хотела сделать это, но получилось так, что окончательное решение пришло именно в Сербии, именно Сербия стала колыбелью её духовного рождения.

     Мне тоже довелось пережить довольно-таки ощутимое, скажем так, очищение после молитв Святому Петару Коришки (ХIII век) в монастыре Цырна Река. Спаси, Господи, отца настоятеля, игумена Николая с братией! Спаси, Господи, мать-настоятельницу, игуменью Екатерину с сестрами! Спаси и защити, Господи, Сербию, Косово и Метохию, наших православных братьев!

     

     

      «У нас с сербами один Отец и одно Отечество»

     

     То, что сербы – мои братья и сестры, я вживую ощутила каждой клеточкой своего существа. И это не - пафос, это - простая реальность. Мы понимали друг друга без слов. Помните строки Владимира Высоцкого: «Он молчал не впопад и не в такт отвечал. Он всегда говорил про другое. Он мне спать не давал, он с рассветом вставал, а вчера не вернулся из боя…»? Так вот, здесь всё было – «с точностью до наоборот». Мне были близки чувства и поступки, как современных сербов, так и их славных, героических предков. Лучшие из лучших, и сербы, и русские, в свой решительный час поступали как братья, по одной и той же установке: «любите Родину, Богом данную, превыше живота своего». Прав, тысячу раз прав Сергей Горбунов (член нашей группы, тренер спецназа по «Системе», русскому рукопашному бою), когда он говорит, что у нас с сербами один Отец и одно Отечество. Отец Наш Небесный, Которым определяется всё в менталитете сербов и русских. Разумеется, не «новых русских» и не «советских». Русских по существу, а не по названию, таких как Достоевский, Чехов, Столыпин, Суворов, Кутузов, Ушаков, Сергий Радонежский и многие, многие другие. Развитие наших культур основывалось и вытекало из Православия. И, если мы предаём сербов и Сербию, мы проигрываем Россию и теряем Небесное Отечество. Нам всем - и русским, и сербам – необходимо, по словам протосингла Симеона (монастырь Баньска, Косово): «Чтобы мы не забыли, кто мы, какие у нас корни, где наши истоки и где конец, Кому мы дали обет и от Кого мы отреклись, где наша цель» [4, с. 74].

     Человек так устроен, что себя он может понимать, только понимая другого человека, пристально вглядываясь в него как в зеркало. В этом случае родной человек – самоё точное и правильное зеркало. И действительно, пристально вглядываясь в сербов, в их культуру и веру, мы начинали лучше понимать себя, свою культуру, историю, веру. Потому и вернулись домой изменённые.

     Я – дитя послевоенного времени. И всё, что, так или иначе, связано с Великой отечественной войной 1941-1945 г.г., до сих пор воспринимаю как личную историю: «Всё, что было не со мной – помню». Несгибаемый генерал Карбышев, который предпочёл предательству смерть и своей смертью победил гитлеровцев, для меня – одна из вершин человеческого духа и верности своим идеалам. А у сербов есть генерал Драже Михайлович, который не согласился (!) с капитуляцией югославской армии, не склонил головы перед гитлеровцами. С отрядом численностью в 26 солдат и офицеров ушёл на Равну Гору и организовал сопротивление противникам сербской культуры, веры, истории, известное как четническое (от слова «чет» = рота). Уже через три месяца под его знамёна собралось 6000 патриотов! А через полгода – 300 000!

     И Карбышев, и Драже Михайлович, и многие, многие русские и сербы на протяжении веков в своих действиях руководствовались известной истиной: «И один в поле воин, коль по-русскому/по-сербскому скроен». Потому что в этом мире всё зависит от установок, от душевного расположения каждого конкретного, так называемого «маленького человека». На любую «пакость» нужен исполнитель. И если этот исполнитель не находится, то «пакость» и не совершается. Всё - очень просто. Говорят, в русской истории был такой случай: приговорённый к смертной казни не был казнён за отсутствием палача. В огромной империи не нашлось человека, который согласился бы за деньги умертвить осуждённого, преступного, но всё же – человека! Обратное тоже верно: все великие дела начинаются «маленьким человеком» с малого. «Не боги горшки обжигают» свидетельствует народная мудрость.

     

     


     

     Драже Михайловичу и его соратникам не понравилось то, что армия их страны капитулировала, что враг беспрепятственно разгуливает по их земле, и они стали жить и действовать, исходя из этого: бить врага и защищать своих соотечественников, как подобает делать всякому нормальному мужчине. Своими жизнями они отвечали за честь своего народа. Даже в условиях войны они продолжали жить по совести христианина: постились в «урочный час»; за изъятое имущество и продукты населению выдавали долговые расписки, которые со временем погашали деньгами; с вероломным и лживым противником поступали по чести и справедливости. В конце войны Драже Михайлович погиб от руки предателя, а многие из его соратников стали монахами.

     Мы побывали на Равной Горе. Ежегодно ко дню памяти Святого Василия Острожского (12 мая) сюда приезжают современные четники почтить своих славных предков, потому что именно в этот день много лет назад четники Драже Михайловича впервые открыли огонь по врагу. Но, что значит «много лет назад»? Когда память в сердцах жива, это значит - «вчера». Наши исторические судьбы очень похожи. Всего девять лет отделяют битву сербов против турецкого ига на Косовом поле (1389 г.) от битвы русских против татаро-монгольского ига на поле Куликовом (1380 г.). Два щита сберегли Европу от татаро-монгольского и турецкого ига: сербский и русский. Вспоминаются ли они тебе, Европа? Умеешь ли ты быть благодарной?

     

     А сербы умеют быть благодарными. Несмотря ни на что они всё ещё нас уважают. Уважают за дела наших предков, авансом, по наследству. Невольно задумаешься, а действительно я – наследник той славной России, которая была достойна этого уважения? Что конкретно я сделала, чтобы оправдать это наследство? Возвращаясь домой, каждый из нас думал об этом. Кстати сказать, благодарным может быть только благородный.

     Сербы – духовный народ, у них сильные традиции. Они помнят свою историю до мелочей. Они очень бережно относятся к этим мелочам. Для них просто нет мелочей в их истории. Сербские храмы подвергались разрушениям и поруганиям только иноземными захватчиками, и никогда – сербами!

     В 8 км к северу от Приштины (Косово) расположено село Девет Юговича, названное так в память о девяти Юговичах, погибших в битве на Косовом Поле и ставших героями сербского эпоса [2, с. 37]. Сколько веков прошло с тех пор, сколько «воды утекло», а никому в Сербии не пришло в голову переименовать село в угоду сиюминутным интересам и «калифам на час»!

     Меня поразил сербский обычай праздновать Крестну Славу, день крещения первого предка в роду, принявшего православие. Мы познакомились с этим обычаем в Москве, на пути в Сербию, в храме святых Петра и Павла на Яузе. И потом участвовали в нём в церквях святого Николая (Кончул) и святого Василия Острожского (г. Лепосавич, Косово). Во время этого обряда есть момент, когда нужно всем объединиться в одно целое, положив правую руку ближнему на плечо. И мы не только руками объединялись друг с другом в единой молитве.

     В городе Лазоревац мы посетили храм, посвящённый павшим в Колубарской битве во время Первой мировой войны. На поле боя вместе с крестьянами окрестных деревень вышли их несовершеннолетние дети. И не осталось живых на поле битвы, некому было хоронить убитых. Павших в бою хоронили по прошествии нескольких месяцев, уже тогда, когда было невозможно распознать своих среди чужих. Они так и покоятся вместе: сербы и немцы в одних урнах, в одном на всех храме. Во время Второй мировой войны Гитлер запретил бомбить город Лазоревац, чтобы ненароком не разрушить этот храм.

     К сожалению, нам не удалось посетить в Белграде крепость Калимегдан, но Андрей Каримов, побывавший там осенью прошлого года, рассказывал, что в храме Георгия Победоносца внутреннее убранство сделано из снарядов и оружия, собранного на поле боя: паникадило, подсвечники, кадильницы и т. д. Да, сербы умеют помнить свою героическую историю. В каждом храме, где мы были, мы видели мраморные доски с именами крестьян окрестных деревень, павших за свободу своей родины. Имя, фамилия и название населённого пункта, где проживал павший воин.

     Восстанавливая разрушенные монастыри и храмы, сербы разыскивают каждый камень из церковной кладки и возвращают его на место, отмечая границу прежнего разрушения и восстановления, чтобы не превратиться в «иванов, не помнящих своего родства». Мне бы хотелось привести здесь слова протосингла Симеона, наилучшим образом иллюстрирующих отношение сербов к вере и своему культурному наследию: «Сегодняшняя Сербия должна хранить верность своей истории, из которой есть что взять и чему научиться, она должна держаться за средневековое сербское государство и за государственно-созидательные традиции своих предков, должна требовательно настаивать на исторической преемственности. И этим она будет примером для государств, которые 2-3 века назад не только не существовали, но и не знали, что будут существовать» [4, с.39]. И ещё: «…нам необходимо наше культурное наследие, наши церкви и монастыри, как в Косово и Метохии, так и на остальной территории, где сербы жили и работали, так как оно нас связывает со средневековой державой, с христианскими идеалами, на которых основана, со священнонародной династией Неманичей и их светлыми достижениями, оно нам даёт и укрепляет национальную, религиозную, духовную и историческую идентичность. И поэтому те, кто пытается отнять у Сербии Косово и Метохию, один из главных своих ударов направляют именно на сербское культурное наследие в этом крае, так как оно является самым и неопровержимым доказательством, что Косово веками было сербским и сейчас оно сербское. Они, желая вынуть сердце из нашей груди, пытаются уничтожить всякий след того, что оно было нашим, поэтому и наследие называют “косовским”, “византийским”, “европейским”, но никогда сербским» [4, с. 31-32].

     

     


     

     Хочу подчеркнуть, что без «национальной, религиозной, духовной и исторической идентичности» невозможно существование не только физически и духовно здорового, полноценного народа, но каждой отдельно взятой личности. Каждая индивидуальность, если она желает быть таковой, должна, прежде всего, побеспокоиться о своей «национальной, религиозной, духовной и исторической идентичности». И это – закон, более сильный и неумолимый, чем любой из человеческих законов.

     

     Город Топола был последним, принимавшим нас. Это – бывшая резиденция последних королей Сербии. В храме Святого Георгия на горе Опленац расположен мавзолей королевской фамилии. Удивительной красоты храм, украшенный мозаическими фресками! И мы молились на могилах сербских королей вместе с сербами.

     На выступлении в Тополе мы познакомились с мужским фольклорным инструментальным ансамблем. Мужчины – в возрасте мудрости, в обычной народной одежде, не «а ля», пошитой в ателье на всю артель, а нормальной народной одежде, изготовленной в домашних условиях своими руками. Все инструменты сделаны самими выступающими с использованием тыкв причудливой формы. Барабан – из большой тыквы, а колотушка к нему – из маленькой. Флейта с резонаторным расширением из тыквы. Что-то типа контрабаса, только духовое из длинной до пола изогнутой тыквенной трубы. И так далее. Они рассказали, что в их селе есть ещё три фольклорных ансамбля, в том числе детский и чисто женский. Стоит ли говорить, что далеко не в каждом нашем селе можно встретить детский фольклорный ансамбль?

     На выступлениях в других местах мы видели детей и молодых людей, увлечённо танцующих народное коло или исполняющих народные песни. Девушки и юноши с гордостью носили одежду своих бабушек и дедушек. Отношение сербских молодых людей к старикам и народной культуре такое, какое и должно быть в нормальном обществе: уважительное, как и подобает по отношению к мудрости. Народ, воспринимающий носителей опыта поколений, родовой мудрости, как «бабок, ханжей и ретроградов» достоин вымирания и обречён на него. Эта пагубная тенденция – относиться к опыту поколений, как к чему-то отжившему, никчёмному и отсталому - начавшись на гребне революционного движения, так и не может никак закончиться в России, хотя уже сменилось несколько поколений. И уже те молодые люди, которые первыми стали пренебрежительно называть и относиться к старикам – «бабка», «старый мракобес», «мы – умы, а вы – увы» - теперь сами подвергаются тем же нападкам, только в более грубой форме: «за что боролись, на то и напоролись».

     Одна из участниц ансамбля «Лад», которая увлечённо и красиво поёт народные песни со школьного возраста, поделилась со мною воспоминаниями своего детства: «Самое неприятное было – возвращаться домой в сарафанах. Это такой стыд! Мы старались добраться до дома и прошмыгнуть в квартиру быстро-быстро, чтобы никто из знакомых не успел нас увидеть». Видя отношение сербов к национальной одежде, наши девушки с большим уважением и достоинством надевали свои сарафаны. Видно было, что им нравится носить национальную одежду, нравится переживать уважительное внимание сербов.

     Приятно поразил тот факт, что в фольклорных сербских коллективах много молодых парней и вообще мужчин. Невольно подумалось: «Вот бы и нам - так!» Но почему-то так происходит, что какая-нибудь «пакость» из США становится роднее своих корней. Почему? Неужели же потому, что в моём народе запущена программа саморазрушения, и теперь он сам выбирает из всего многообразия жизни только то, что его губит? Кем запущена? Зачем? Кому это выгодно? Задайтесь этими вопросами и постарайтесь найти ответы прежде, чем обнаружите, «что прожил ты жизнь по привычке» (слова Рейна, современного поэта из С.-Петербурга) и то – не свою. Пока не поздно…

      «…никогда не спрашивай, по ком звонит колокол, - он звонит по тебе»

     

     В Сербии, как в своё время, перед Второй мировой войной в Испании, слышится дыхание великой (в смысле «большой») войны. И невозможно молчать об этом. Это дыхание чувствуется на каждом шагу. Когда страна, в которую ты едешь, переживает вторжение агрессивных, вооруженных сил и оккупацию, ни одному из гостей не удаётся оставаться «за рамками» событий. Буквально на каждом шагу своей поездки мы ощущали это. Страна маленькая - оккупация, смерть и насилие коснулись каждого. Даже, если сербы не хотят вспоминать и говорить о своей боли, эта боль остаётся с ними, и её чувствуешь кожей. Как только мы запевали песню на сербском, да ещё и о Косово, плакали все: и дети, и старики, и мужчины, и женщины. И подхватывали нашу песню с таким энтузиазмом, как-будто шли с ней в последний, смертный бой: «Певаj, Србиjо, кад ти се плаче!» («Пой, Сербия, когда ты плачешь») и «И кад се гине певати треба» («И, когда погибаешь, нужно петь»).

     В Белграде мы видели разбомблённые дома. Мы встречались с людьми, которые уже побывали на этой войне: и русскими, и сербами. С людьми, которые были вынуждены покинуть родные места, потому что там террористы похищают людей и продают их на органы. Потому что там НАТО разбомбило их дома и монастыри. Потому что там невинных людей по ложным, абсурдным обвинениям содержат в тюрьмах без суда и следствия годами. Потому что там мировое сообщество защищает террористов, творящих геноцид сербского народа. В центре Европы, на наших с вами глазах, в наш просвещённый, якобы, век.

     Вот свидетельство бывшего офицера НАТО: «Мы, международные чиновники, несём моральную ответственность перед этим святым храмом, окружённой злом Церковью. Страдания христиан здесь невыносимы и неприемлемы. Здесь в Косово мы совершаем преступление против Бога и Человечества» - запись оставлена 5/8/2006 в книге посетителей Печской Патриархии, средневекового сербского монастыря на западе Косово [2, с. 11].

     Конвенция ООН о геноциде во второй статье говорит: «В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

     а) убийство членов такой группы;

     б) причинение серьёзных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

     в) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение её;

     г) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

     д) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

     

     Все эти пункты из Конвенции ООН, характеризующие геноцид, совершены над сербским народом в Косово и Метохии за минувшие восемь лет, причём в присутствии и под “защитой” вооружённых сил НАТО» [1].

     Мы побывали в музее авиации, который расположен рядом с аэропортом им. Николы Тесла в Белграде. Там мы видели сбитые самолёты-невидимки, беспилотные самолёты-ракеты, начинённые запрещенными мировым сообществом кассетными бомбами, и снарядами, «обогащёнными» обеднённым ураном, «от пагубного воздействия которого и сегодня многие страдают в Косово и Метохии, независимо от национальной принадлежности, в том числе даже и представители самого НАТО – солдаты КФОР-а» [1].

     Неужели наши сердца не откликнутся сочувствием и поддержкой на проникнутые болью слова владыки Артемия, епископа Рашко-Призренского? «Противно всем законам и без всякой причины НАТО жестокосердно и дико разрушало моё отечество в течение семидесяти восьми дней без перерыва, забрасывая нас всевозможными бомбами и снарядами, в гораздо большей степени уничтожая гражданские объекты (больницы, роддомы, жилые кварталы, магистральные линии электропередач, мосты, заводы…), чем военные объекты, сознательно обстреливая поезда и автобусы с пассажирами, убив, в конце концов, около двух с половиной тысяч мирных граждан» [1]. Эти бомбардировки натовцы цинично и кощунственно называли «гуманитарными», а всю военную операцию – «Милосердный ангел»! И до сих пор различные международные СМИ навязывают обывателю образ «злодея-серба» и «страдальца-албанца» или мусульманина. Даже слепой, при желании, увидит предвзятое отношение НАТО и ЕС в освещении событий, происходящих в Сербии.

     

     


     

     «Миротворческие» силы защищают террористов, обыскивая сербские дома, отбирают оружие и на воротах ставят знак - дом обезоружен. По этим знакам террористы ориентируются, кого грабить, над кем издеваться, унижать, убивать ночью. Офицеров и солдат «миротворческих» сил, защищающих сербов и арестовывающих террористов, высылают на родину. Все погромы, поджоги, террор мирного населения (стариков, женщин, детей) начинался в каждом населённом пункте сразу же после того, как в этот пункт входила часть «миротворческих» сил. Они имели приказ не вмешиваться и не останавливать террор албанцев. Причём террористы были не местные албанцы, а специально подготовленные, пришлые из Албании. То, что происходит в Косово - просто оккупация Сербии албанскими террористами под защитой войск НАТО.

     История о Миомире Савиче, молодом школьном учителе из деревни Черница, рассказанная Изольдой Генри (псевдоним), потрясает равнодушной жестокостью «миротворцев». В августе 2003 года Миомир сидел в маленьком уличном кафе с друзьями. Экстремисты из Армии Освобождения Косова (АОК - албанская террористическая организация, «освобождающая» сербов от их собственности: домов, земли, жизни) бросили гранаты, которыми Миомиру оторвало ноги. «Миротворцы» с оружием в руках окружили раненного и 2 (!!!) часа не подпускали к нему никого из желающих ему помочь. Они просто стояли и смотрели, как вытекала кровь из ран, как умирал Миомир. Через 2 часа прилетел военный вертолёт за Миомиром, но было уже слишком поздно. Террористов же даже не пытались искать [2, с. 24].

     Чтобы у читателя возникло правильное понимание современной ситуации, существующей в Косово и Метохии, я приведу здесь несколько цитат из записок Изольды Генри [2]. Илья Юров (председатель совета директоров Национального банка «Траст», Клуб друзей сербского Косово) так охарактеризовал эти записки – «взгляд честного европейца-христианина на геноцид, совершаемый при потворстве США и ЕС... Её точка зрения и выводы сформировались по ходу жизни и работы в оккупированном Косово. “Сокрытие геноцида в Косово” - свидетельство честного европейца, свидетельство изнутри международной бюрократии. Это просто сборник историй, реальных историй, произошедших в Косово после окончания войны в 1999: стрельбы, казней, поджогов, подрывов, нанесения увечий, изнасилований, похищений, пыток, святотатства, краж, членовредительства и преследований» [2, с. 9].

     «Автор является свидетелем того факта, что власти, назначенные международным сообществом, не только закрывали глаза на злодеяния и террор; во многих случаях они были виновны в сговоре и скрывали действия, приводившие к этническим чисткам» [2, с. 12]. «После 1999, как и в большинстве мест Косово, демографическая ситуация была насильственно изменена, обычно под дулом пистолета» [2, с. 33].

     «Интересно отметить, что в ходе зачистки Косова Поля представители КФОР даже отмечали ход зачистки; они предъявляли карты, на которых каждый дом в Косовом Поле был отмечен цветом, указывающим на национальность его жильцов. На первой карте, за апрель 2000, чётко видно, что большинство домов было населены сербами, а албанцы составляют меньшинство. Через полгода, в сентябре 2000, рисунок карты был совершенно другим, указывая на албанское большинство. Карта 2003 показывает почти завершённый процесс. А к 2004 миссия была выполнена. С карты исчезли также обозначения домов, в которых проживали цыгане. Эти карты передал мне священник, который был вынужден покинуть свою церковь и дом в Косовом Поле, а он в свою очередь получил эти карты от норвежского солдата КФОР» [2, с. 78].

     «Каждый серб, которого в те дни задерживал английский КФОР, оказывался в тюрьме, часто без предъявления каких-либо обвинений. Один серб, пытавшийся защитить свой дом от трёх албанских нападающих, выстрелил в одного из них и сам получил ранение у двери своего дома. Все четверо были арестованы, албанцев на следующий день отпустили. В тот же вечер дом сгорел, а несчастный хозяин провёл несколько лет в тюрьме Митровицы без суда и следствия. В 2005 его выпустили без предъявления обвинения, и он уехал из Косова. Теперь в его доме незаконно проживают те албанцы, которые напали на него» [2, с. 83].

     Норвежские миротворцы в Косовом Поле задержали одного из террористов АОК, бросивших несколько гранат из окна на уличный рынок. Он приставал на улице к пятилетней сербской девочке. «Он держал её за руку и тушил об неё сигарету. Норвежцев настолько потрясла эта сцена, что они схватили подозреваемого, раздели, привязали к ограде и избили. Вскоре, видимо предупреждённый кем-то из толпы, прибыл наряд английской полиции и забрал его, но наши источники не знают, что случилось потом. Точно одно: ему никогда не предъявляли никакого обвинения» [2, с. 82]. Страшные факты.

     «В ходе моего последнего посещения Витины в октябре 2006 меня сопровождал американский фотожурналист. Мы посетили новую мечеть, которая называется мечеть Медины в честь города Медины в Саудовской Аравии, почитаемого мусульманами. Это первая мечеть, построенная в городе Витина. Мы встретились с имамом Акрамом Селими, муллой мечети. Он рассказал нам, что изучал ислам в течение трех лет в университете Аль-Азхар в Египте и недавно вернулся, чтобы проповедовать верующим. Его прихожане совсем молодые, поскольку, как он объяснил, до 1999 Витина была сербским городом. Он рассказал нам, что албанцы жили в деревнях и стали перебираться в город после июня 1999. Он даже разъяснил нам, что они “забрали город у сербов”. Имам также указал, что все женщины должны покрывать головы, поскольку это воля Аллаха» [2, с. 94]. Покрывать головы Аллах указал, а как же на счёт «не убий» и «не укради»? Имам - духовный наставник современных албанцев в Витине, человек, который даже не маскирует чудовищные преступления своего народа против Бога и человечества, а просто сообщает: «забрали город у сербов».

     Мировоззрение взрослого человека - не по паспорту, а по существу, по зрелости – включает, как базовую, следующую установку: «я не могу навредить тебе, не навредив себе». Без этой установки дозревание «человеческой заготовки» в человека не происходит. Давайте называть вещи своими именами: в центре Европы мы имеем ситуацию, когда «спичками» завладели незрелые, нравственно помрачённые, испорченные недоросли. А люди, которые должны исполнять функции взрослых, делают вид, что ничего ужасного не произошло и не происходит.

     Исторические примеры показывают, что в подобных ситуациях позиция «моя хата – с краю» не работает. Земля – круглая, края нет. В конце концов «пожар» пожрёт всех, если его не остановить. «Останавливать» же можно всем, что только доступно: протестами, информационной и военной помощью, деньгами и молитвой, наконец! Отец Герасим (монастырь св. Георгия Победоносца в Ступове) и отец Йоил (монастырь Чириловац) благословили ежедневно читать за Сербию, Косово и Метохию три раза «Отче наш» и одну кафизму. Если это кому-то покажется слишком большим трудом, то «Господи, спаси и сохрани, защити сербов в Косово и Метохии» по силам любому православному в любое время суток и в любом положении. Когда в наш Дом пришла беда в июне 1941 года за Россию и русских молились во всех православных церквях и монастырях мира (смотри, например, «Россия перед вторым пришествием», Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1993). Почему сегодня все православные церкви и монастыри не молятся за наших братьев в Сербии (Косове и Метохии)? Почему?! Нет маленьких людей, в каждом человеке есть Образ Божий, и потому каждый человек способен на благородный порыв, на дела мужества и милосердия. Поэтому каждый, даже самый немощный православный человек может внести свой посильный вклад в защиту правого сербского дела.

     Албанцы уничтожают сербские монастыри, церкви и кладбища, воруют у сербов скот, урожай и даже сливовые деревья. Не пилят, не уничтожают, а именно выкапывают и крадут. Так было, например, в Баньски в 2003 году в саду одного из жителей, Предрага. «У сербов есть старинная народная сказка о сливовых деревьях, в которой говориться, что к концу мира в нём останется столько сербов, сколько сможет поместиться в тени сливового дерева» [2, с. 99]. Албанцы стремятся стереть саму память о сербах с земли сербских предков, уничтожить культуру и славную историю героического народа, малого числом, но великого сердцем.

     Однако больше всего поражает не злоба и примитивный садизм оккупантов, а молчаливое равнодушие христианских и, тем более, православных народов. Что это? В своё время Гитлер по поводу зверств, творимых эсэсовцами на оккупированных территориях, говорил о том, что человечество не желает учиться на исторических примерах и приводил в пример резню армян турками в 1915 году: «Кто сейчас помнит об этом?» Наверное, только сами армяне. Картину можно дополнить цитатой из книги Изольды Генри: «В предисловии к “Гибели Азии” Дж. Хортона, описавшей уничтожение христиан в Смирне турками в 1922, Джеймс Джерард писал: “То, что двадцать веков после Рождества Христова маленькой и отсталой нации дозволено… совершать такие преступления против цивилизации и мирового прогресса, должно заставить остановиться и задуматься всех добропорядочных людей”» [2, с. 11]. И дело тут не столько в национальном вопросе (в конце концов, все мы – потомки Адама и Евы) или в вопросах веры, сколько в вопросах зрелости и нравственности. Хотя эти четыре компоненты человеческой личности тесно взаимосвязаны и взаимозависимы, я думаю, что начинать надо с развития зрелости в первую очередь.

     Если ребёнку в семье не показывать границы дозволенного и не наказывать за грубые нарушения нравственных законов, то, в конце концов, из него вырастает монстр, пожирающий своих воспитателей. И это – закон, нравственный закон, такой же неумолимый, как закон всемирного притяжения, как любой другой закон мироздания. Процессы деградации и вырождения человека/человечества начинаются с нравственного помрачения. Пока развитые, цивилизованные народы будут закрывать глаза на зверства и жестокость, творимые «маленькими и отсталыми нациями», по словам Дж. Джерарда, гитлеры будут продолжаться. Нельзя поддерживать и заигрывать с вырожденцами и недорослями. А то, что садизм – это явный признак вырождения, требует дополнительных доказательств только для самих садистов. С чумой, холерой, сибирской язвой нельзя заигрывать и либеральничать. Сейчас чума «съедает» соседа, завтра – твоих детей. В этих вопросах нет места толерантности. По крайней мере, здесь не разумно смешивать и подменять понятия. Нам рассказали случай, происшедший в одной из тюрем Косово. Американка, офицер из состава «миротворцев» США, стала просвещать охранника-албанца по поводу «соблюдения прав человека», и он её просто пристрелил за отсутствием иных дискуссионных доводов. Именно к таким последствиям и ведёт подмена понятий, и заигрывание с убийцами.

     

     Однако не бывает Господь поругаем. И это обстоятельство вселяет надежду. С особенной радостью я привожу здесь свидетельские показания Изольды Генри: «Но некоторые вещи сильнее оружия, бомб и пропаганды. В ночное время вокруг монастыря Святого Уроша, который несколько раз взрывала АОК (!!!), появляются странные огни: этот свет отпугивает албанцев, пытающихся проникнуть в монастырь. Ещё более удивительно, что церковные колокола звучат в ночи и в определённое время года. Это беспокоит местное албанское население. Даже высококлассная взрывчатка АОК не смогла заставить колокола замолчать (!!!). И продолжает расти сосна» [2, с. 76].

     Город Урошовец, в котором расположен этот монастырь, был назван в честь средневекового сербского короля Уроша. «До июня 1999 в городе проживало до 8000 сербов» [2, с. 65], на момент написания книги там проживало 8 сербских стариков, которым некуда было уезжать.

     А вот история сосны, которую упомянула Изольда. Средневековый сербский царь Душан был похоронен в с. Неродимле близ г. Урошовца. У царя Душана здесь был летний дом, вернее замок, вокруг которого были его любимые места охоты. Здесь же росла знаменитая сосна, которую он посадил. «Некоторое время это дерево было кандидатом в список всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО. К двадцатому веку дерево разрослось настолько, что двадцать четыре человека, взявшись за руки, с трудом могли обхватить его». Дерево всегда привлекало внимание захватчиков. «Во время турецкого ига турки пытались срубить сосну. Они оставили попытки, поняв, сколько сил придётся потратить. Во время Второй мировой войны немецкие войска в сопровождении верных албанцев пытались срубить и сжечь дерево. Оно уцелело. В июле 1999 АОК взорвала (!!!) его» [2, с.72]. Казалось, дереву пришёл конец, однако «крона сосны ещё жива и даже растёт» [2, с. 72]. Я с таким удовольствием и душевным подъёмом пишу эти строки, что просто «ни в сказке сказать, ни пером описать»! БОГА нельзя победить, и в этом - моя РАДОСТЬ!

     

     

      «…любить ближняго, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв» [Ев. от Марка, гл. 12, ст. 33].

     

     Люди русские, люди православные! Вспомните слова подвижника VI века А в в ы Д о р о ф е я: «Представьте себе круг, - сказал Авва Дорофей, - середину его центр и из центра исходящие радиусы – лучи. Эти радиусы, чем дальше идут от центра, тем больше расходятся и удаляются друг от друга: напротив, чем ближе подходят к центру, тем больше сближаются между собою. Положите теперь, что круг сей есть мир, самая середина круга – Бог, а прямые линии (радиусы), идущие от центра к окружности, или от окружности к центру, суть пути жизни людей. И тут тоже – насколько святые входят внутрь круга к середине онаго, желая приблизиться к Богу, настолько, по мере вхождения, они становятся ближе к Богу и друг к другу… Так разумейте и об удалении, - когда удаляются от Бога… в той же мере удаляются друг от друга, и сколько удаляются друг от друга, столько удаляются и от Бога. Таково и свойство любви: насколько мы находимся вне и не любим Бога, настолько каждый удалён и от ближняго. Если же возлюбим Бога, то сколько приближаемся к Богу любовью к Нему, столько соединяемся любовью и с ближними, и сколько соединяемся любовью с ближними, столько соединяемся и с Богом» [3]. И, чтобы быть ближе к Богу, хочется повторять вслед за Ильёй Юровым: «…в наших силах помешать злодейству. Помощь косовским сербам – долг совести и справедливости».

     Враг всегда действует по принципу «разделяй и властвуй». Следовательно, принцип наших ответных действий – «в единстве – наша сила». Об этом мы говорили почти на каждой - официальной или дружеской - встрече с сербами. Дело – за малым, нужны конкретные действия. И каждому человеку по силам поучаствовать в этом деле. Как, например, это сделал Андрей Каримов: он пригласил сербских детей погостить на сборах «Сибирской заставы», которые проходят каждое лето на берегу Обского моря и на Алтае.

     Как это сделала Нина Александровна Соболева, режиссёр-документалист, со своей съёмочной группой создав пронзительный по эмоциональному накалу и состраданию документальный фильм «Сербия – свеча неугасимая». И теперь нужна помощь в прокате этого фильма, в его распространении.

     Как это сделала строительная компания ООО ЛБК «Мичко» (Сербия-Россия, генеральный директор Радмило Евтович), выделившая денежные средства на издание фотоальбома Натальи Батраевой «Сербская Голгофа», Москва, 2006. (Информация, касающаяся данного альбома и ситуации в Косово и Метохии на русском языке в интернете: www.kosovo-rus.narod.ru; автор обращается с просьбой о помощи в переводе альбома на сербский язык; написать письмо автору или заказать альбом можно по электронному адресу: kosovo-albom@yandex.ru; почтовому адресу: Краснодар-40, а/я 191.)

     Приглашайте специалистов по сербской народной культуре и организуйте семинары, например, по зажигательным сербским танцам. В наше время возник колоссальный интерес к круговым народным танцам со стороны психотерапевтов, социальных работников, педагогов дополнительного образования. Сербские фольклорные коллективы будут ярчайшим украшением любого фольклорного праздника.

     Интересуйтесь событиями, происходящими в Сербии, Косово и Метохии. Заходите на сайты, участвуйте в форумах. Читайте сами и рассказывайте другим. Помогайте издавать и/или распространять соответствующую литературу. Например, «Сокрытие геноцида в Косово», Изольды Генри («исключительное право оптовой реализации книг издательства “Индрик” принадлежит книжной галерее “Нина”, www.kniginina.ru; e-mail: nina_dom@mtu-net.ru; тел./факс: (495) 959-21-03»).

     Узнать достоверную информацию о ситуации в Косове и Метохии можно на сайте: www.kosovo.net; на официальном сайте Рашко-Призренской и Косово-Метохийской епархии: www.eparhija-prizren.com; написать письмо в Рашко-Призренскую и Косово-Метохийскую епархии можно по электронному адресу: press@eparhija-prizren.com Организуйтесь малыми и большими группами паломников, списывайтесь с епархией и отправляйтесь в паломничество по святым местам Сербии во славу Божью, душе на пользу. Не пожалеете! Тем более что у нас с сербами безвизовое сообщение.

     Не будьте равнодушными, определите и заявите активно свою позицию, чтобы не проживать свою жизнь на земле, по словам Максима Горького, «как черви слепые живут: ни сказок о вас не расскажут, ни песен о вас не споют».

     

     А закончить эту статью мне бы хотелось словами святого короля Милутина, строителя храмов и монастырей средневековой Сербии, период правления которого характеризуется как вершина достижений сербского средневекового искусства: «Церквями мы окружили наше отечество, чтобы было видно, что мы верой и красотой строили эту страну, что мы здесь жили, что мы здесь есть и во веки будем» [4, с. 35]. Аминь, и БОГУ – слава!

     

     

     

     

     

     ЛИТЕРАТУРА

     

     1. др. АРТЕМИЙ, епископ Рашко-Призренский // выступление на международной конференции «Натовский или внеблоковский вектор для Украины: перспективы и риски», г. Симферополь (Крым), 19-20 сентября, 2007.

     2. ГЕНРИ ИЗОЛЬДА // «Сокрытие геноцида в Косово. Преступление против Бога и человечества», «Индрик», М., 2007.

     3. Лодыженский М. В. // «Свет незримый», «Русское слово», М.,1992.

     4. СИМЕОН, протосингл // «Баньска: свидетель и фактор воскрешения», Баньска, 2007.

     

     


Комментарии (3)
 

Loading...

Косовский фронт