Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/29.11.2022/

Сербского добровольца Братислава Живковича доставили в Москву

Источник: РуСербия

 

Привет всем читателям РуСербии передает один из самых знаменитых добровольцев — Братислав Живкович. Наверное, самый узнаваемый серб, вставший в далеком 2014 году сначала на защиту Крыма, потом и Народных Республик Донбасса.

     

— Братислав, как-то мы уже тебя спрашивали, зачем ты здесь? Зачем тебе эта война? Что-то изменилось с того времени?

     

— Да. Теперь это моя война, война моего народа, моей Родины. Я гражданин России и мой долг взять в руки оружие, когда фашисты снова пришли на мою землю. Кто, как ни сербский народ, знает, что такое жить под гнетом оккупации, но сербы всегда были самым непокорным народом Европы, нас могли завоевать, но не могли покорить и сделать рабами.

     

Мне давно предлагали получить российское гражданство, но тут дело принципа. В 2014 году я приехал на Донбасс не за паспортом, а помогать русскому народу в его борьбе с неофашизмом. И тогда же для себя решил, что получу российский паспорт только тогда, когда и Донбасс станет частью России. Слава Богу, это случилось.

     

Почему я здесь?

     

Во-первых, русский и сербский народ имеют давнюю, скрепленную веками и кровью дружбу, а на территории Донбасса или Новороссии с 18 века было основано много сербских поселений, сербы бежали сюда от гнета турок, верно служили Российской Империи. Сербами на территории Новороссии было основано более 60 современных населенных пунктов. Я это очень хорошо знаю, ведь я заканчиваю исторический факультет Донецкого Национального Университета.

     

Во вторых, здесь мой дом, я давно живу около Донецка в городе Горловка, очень люблю этот прекрасный город, его потрясающих людей.

     

В третьих, я просто мужчина, который должен защищать свою землю, стариков и детей.

     

Потому, когда началась специальная военная операция по защите народа Донбасса в феврале 2022 года, я сразу собрал все свои военные документы и пошел в военкомат добровольцем. Но пришлось некоторое время подождать, мое штурмовое подразделение только формировалось, я стал командиром взвода в 3-й бригаде Народной Милиции ДНР. В бой мы вступили уже в разгар специальной операции.

     

— Тяжело приходилось? Боец штурмового отряда, наверное, одна из самых опасных военных профессий.

     

— Да, штурмовые отряды первыми наносят удар по врагу. Это солдаты со стальной волей. Зачастую мы идем на штурм и не знаем, что нас там ждет, какие подразделения противника перед нами, его численность. Ты просто идешь в неизвестность. Идешь, чтобы победить.

     

Я командир и офицер, имею звание капитана, но никогда не прятался за спинами своих солдат, всегда рядом с ними и впереди них. Много раз ходил в разведку, вместе со своими бойцами выполнял другие сложные задачи. Вышестоящее командование часто злилось на меня из-за этого. Многие другие офицеры не понимали, почему я так делаю и почему иду на риск, когда это могут сделать другие. Но меня учили не так. Я ведь еще и командир сербских четников, и казачий атаман. Я обязан разделять судьбу своих бойцов, быть для них образцом для подражания.

     

 

     

— Сильно отличается эта война от тех, что ты уже прошел? (напомним, что Братислав за свою жизнь стал участником пяти войн, спецоперация для него война шестая)

     

— Да, это совсем другая война. Это война артиллерии, высокоточных снарядов и дронов. Прямые боестолкновения пехоты теперь не так часты, да, это совсем другая война. Теперь оператор дрона может нанести больший ущерб противнику, чем снайпер, а узнать больше, чем отделение разведки. Теперь из-за беспилотников никто не может чувствовать себя в безопасности даже в 10 километрах от линии фронта. Конечно, их использование увеличивает потери среди личного состава.

     

— А как ты оцениваешь последние события на фронте?

     

— Спрашиваешь о моем отношении к сдаче Херсона? Знаю, что очень многие восприняли это как трагедию и даже предательство. Но я вижу в этом и положительную сторону —  наконец-то можно было увидеть и почувствовать согласованность действий между войсками, которые до недавнего времени чаще действовали самостоятельно. С приходом генерала Суровикина военная машина заработала более слаженно.

     

— Знаем, что ты был ранен. Как это случилось?

     

— Ранен я был уже не один раз. Первое время мне везло, а потом за два с половиной месяца был ранен аж 4 раза. Один раз смешно. Я наступил на мину-лепесток и получил легкое ранение в руку и ногу. (смеется) Только серб мог наступить на мину и поранить руку.

     

Ну, а последнее ранение довольно тяжелое – моя группа попала под минометный огонь и мина калибром 120 мм взорвалась очень близко от меня. Большой осколок опять ударил меня в ногу. Хорошо, что мне быстро оказали первую помощь мои товарищи и доставили к врачам. Прооперировали в госпитале в Горловке, потом отправили в Москву. Сейчас мне немного непривычно, что здесь в госпитале довольно строгие порядки, а за окном ничего не взрывается. Прогнозы врачей благоприятные, просто нужно время, чтобы все зажило должным образом.

     

— Может быть, тебе что-то нужно? В чем-то есть необходимость?

     

— Спасибо, мне действительно ничего не нужно. Но особенно хочу поблагодарить Благотворительный фонд Сергея Михеева и особенно его руководителя замечательную девушку Нину, они очень помогли мне после ранения.

     

— Хороших людей много и все они стараются как-то помочь нашим бойцам. Однако есть и те, кто сбежал из Донбасса в начале СВО, и те, кто сбежал из России, когда была объявлена частичная мобилизация. Как прокомментируешь это?

     

— К сожалению, есть люди, которые ценят свою жизнь и свое мелкое имущество выше, чем общее благо. Такая самоизоляция и абсолютно эгоистический подход к общим проблемам привели западный мир к тому положению, в котором он находится сегодня. Там мы видим людей без сердца и души, не интересующихся ничем, кроме своего удобства и благополучия. Эти люди лишены права называться папой и мамой, им навязывают идеологию извращений и сатанизма, и все это они воспринимают с радостью только для того, чтобы никто лично им не мешал. Но славянская душа не такая. Она открытая и бунтарская. Как человек, много раз страдавший только за то, что я был на стороне справедливости, я не понимаю, как те люди, которые бежали сегодня, смогут завтра смотреть ближнему в глаза. Ведь этот сосед не побоялся и пошел защищать свою землю и свой народ, в том числе и тех, кто убежал. Я как человек верующий, не понимаю, какой ответ дадут эти люди завтра, когда окажутся напротив своих предков. На вопрос: «Сынок, а достоин ли ты встать рядом с нами?» Каков будет их ответ? В конце концов, я не понимаю человека, который может проснуться утром, посмотреть на себя в зеркало и довольствоваться своей трусливой жизнью.

     


— Братислав, я ошибаюсь, или мне действительно слышно нетерпение в твоем голосе? Ты опять планируешь вернуться в армию, если специальная операция к тому моменту не будет завершена?

     

— Да, все верно, даже если буду хромать, все равно мое место в строю, вместе с моими боевыми товарищами. Да и хромота никак не помешает мне передавать свой опыт, обучать молодых бойцов, готовить специалистов, да хотя бы быть оператором дрона. Здесь ноги не главное (опять смеется). Но, в общем, я согласен на любую службу, куда отправит Родина. .

     

— Что скажешь в заключение?

     

— Крым — это Россия, Аляска — это Россия, все Россия, кроме Косово. Косово это Сербия!

     

Елена Шахова, заместитель командира поискового объединения «Крутояр», член регионального совета Поискового движения России и Военно-исторического общества.

     

selesha@yandex.ru

     




Просмотров: 536