Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/11.11.2008/

Воеводинский сепаратизм, подчеркнутый желтым цветом



     В ряду всех событий и переломов на политической сцене, которые произошли с нами в последнее время, появилась новая проблема, которая грозит выдвинуться вскоре на первый план. Новый состав Скупщины Автономного края Воеводина подготовил и направил на общественное обсуждение проект нового устава края, который должен соответствовать новой Конституции Сербии, принятой в 2006 году. Вот и появилась возможность для нового разделения и ссор в сербском государстве, к великой радости тех, кто не настроен дружески и чья конечная цель – ослабление и разрушение Сербии.

     Многие «настоящие» друзья сербского народа давно уже предупреждали, что от США и ЕС вскоре можно будет ожидать поднятия вопроса о северном сербском крае. После нелегального, противоправного и криминального решения о предоставлении независимости шиптарским бунтовщикам и террористам, в Косово и Метохии продолжается дальнейшее расчленение Сербии как государства. И снова прозападная, ненародная, атлантическая власть в Сербии не только не предпринимает ничего, чтобы защитить собственные земли и прекратить теперешнюю извращенную политику, ведущую нас к дальнейшему распаду, но и продолжает сотрудничество с отпетыми сербоненавистниками и актерами международной сцены, которые все бы дали, чтобы стереть Сербию с карты Европы или сотворить из нее безликую, искалеченную страну, которая была бы ничтожным и немощным придатком НАТО. Прежде чем начать спор о полномочиях автономного края Воеводина, которые ему принадлежат по Конституции Сербии, нелишне вспомнить немного историю.

     Сербский нард, к сожалению, зачастую не знаком с некоторыми очевидными фактами, и поэтому мы принимаем исторические фальсификации тех, кто не желает нам добра. В значительной части самого сербского народа прижилась ложь о том, что на территории сегодняшней Воеводины сербов вообще не было до Великого переселения сербов в 1690 году. История ясно доказывает, что славяне, среди них прежде всего были сербы, в подавляющем большинстве населяли Паннонскую низменность до прихода племен финно-угорской группы в IX веке. Еще один грубый фальсификат, который нам подсовывают, - представление средневекового Венгерского королевства как мадьярского национального государства (категория национального государства в таком виде относится к XIX веку), в то время как оно являлось составной частью Священной Римской империи немецкого народа, где официальным языком был латинский, а среди знати и народа были мадьяры, немцы, сербы, хорваты и др.

     Существуют и явные доказательства проживания сербов на территории Бачки, Баната и Срема в течение всего Средневековья. Сегодняшний Ковильский монастырь возник на месте, где примирились венгерская и сербская армия, а самому примирению больше всего способствовал Святой Савва. Сам монастырь явно упоминается и в посланиях короля Драгутина. После турецкого вторжения на Балканы произошло еще более массовое заселение сербами территории в междуречье Тисы, Дуная, Савы и Дравы, особенно в XV веке, когда были воздвигнуты многие монастыри на Фрушкой Горе, а на Саве и Дунае построена крепость, призванная оборонять Европу от азиатских завоевателей, а многие сербские властители играли в этой обороне решающую роль.

     Со временем, после битвы на Мозачском поле, не стало и Венгрии, а османы дошли даже до Вены. Позднее граница между двумя государствами, Австрийским и Турецким, была установлена по Саве и Дунаю. Для обороны этой границы формируется Военная Краина, а сербские пограничники получают здесь самую важную роль. После великих переселений сербов в конце XVII начале XVIII веков сербское население получает значительные религиозные и национальные права от монархии Габсбургов, а на территории Бачки, Баната и Срема оно составляет абсолютное большинство. Эта местность в тот период начинает называться Новой Сербией. Позднее, политика Вены, направленная на разбавление этнической и религиозной однородности сербов в этих краях, привела к их заселению мадьярами, немцами, словаками, рутенами и др., а прозелитизм римско-католической церкви – к «пестроте» тех мест.

     В революционном 1848 году сербский народ на майской скупщине в Сремских Карловцах провозглашает Воеводство Сербию и Тамишки Банат, а карловацкого митрополита патриархом. После Австро-Венгерского договора упраздняются Военная Краина и Сербская Воеводина, а сербы получают церковно-просветительскую автономию. После краха Австро-Венгерской империи в 1918 году Великая народная скупщина Бачки, Баната, Срема и Баранье приняла решение о присоединении Сербской Воеводины к Королевству Сербия, так что Сербская Воеводина уже была в составе Сербии до провозглашения Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев 1-го декабря 1918 года. Тем самым политический вопрос о сербах в Воеводине был решен.

     Само создание Края Воеводина представляет собой продукт коммунизма, созданный в 1945 году в целях разбиения Сербии и сербского народа. Конституция 1974 года и авторитарная анти-сербская политика тогдашнего коммунистического руководства основывалась на отделении от Белграда и привязывании к Загребу и Любляне в тогдашней СФРЮ. Тогдашнее авторитарное руководство в его анти-сербской политике отличали деспотизм, бюрократизм, коррупция и склонность к разного рода злоупотреблениям.

     Двадцать лет назад пришел конец этому антинародному режиму, но, к сожалению, и новая власть не мыслила ни националистически, ни государственно. Вместо того, чтобы поставить вопрос, зачем вообще сербам автономия, край становится всего лишь еще одним уровнем власти и возможностью для злоупотреблений и сохранения тогдашнего режима. Тогда развиваются и авторитарные, а в сущности сепаратистские партии, среди которых как самая сильная выдвинулась Либеральная партия Воеводины Ненада Чанака.

     Ненаду Чанку и его экстремистам и схожим сепаратистам и автономии мало, поэтому они во время НАТО-вской агрессии потребовали ни больше, ни меньше как создание «Воеводинской республики» и в этом были солидарны с шиптарскими террористами и сепаратистами в их выступлениях с требованием «Косовской республики». Сам Чанак с его выступлениями и манерами провинциального циркача выступает с откровенной враждебностью в адрес сербов, не являющихся старожилами Воеводины. Для Чанака характерна узнаваемая риторика в стиле «где наши деньги», о чем он возможно должен был бы прежде всего спросить своих кумовьев и известных новосадских наркодилеров, некоторые из которых находятся в тюрьме.

     Либеральная партия Воеводины (далее – ЛПВ) требует наличия законодательной, исполнительной и судебной власти, полиции, президента края, верховного суда и еще кое-что, объясняя это «децентрализацией». Не хватает только армии и финансов, и вот оно государство, а о том бы со временем позаботились НАТО и ввели евро. Между тем, ЛПВ со всеми авторитарными партиями никогда не получали выше 9% голосов на местных выборах, потому что даже отдельные представители воеводинского сепаратизма считают Чанака клоуном, который болтает пока до власти не дорвется, но после 2000 года ЛПВ является частью правящей коалиции в крае, возглавляемой Демократической партией. В этой правящей коалиции понятно только поведение представителей венгерского меньшинства, потому что их политика соответствует их национальным интересам. Но именно поэтому и следует спросить партии так называемой «европейской» и «гражданской» ориентации типа ДП, Г17+, ЛПВ, СПС (Социалистическая партия Сербии), почему венгерские националисты и их взгляды им ближе для сотрудничества и коалиции, чем сербские национальные партии, такие как СРС (Сербская радикальная партия) и ДСС (Демократическая партия Сербии)?

     Возникает также вопрос, что общего имеет край с децентрализацией? В Сербии децентрализация наилучшим образом осуществляется через развитие местного самоуправления, и таким образом обеспечивается задержка денежных средств на местах и инвестирование туда, откуда идет доход. Ничего нельзя добиться путем «новосадской централизации». В Нови Саде, который еще называют Сербскими Афинами, поскольку там находятся важные для сербской традиции культурные учреждения, такие как: Сербский национальный театр, Матица Сербская, университет, - кто-то пытается создать некую так называемую «воеводинскую идентичность», в которой равнинный менталитет и местный диалект считаются важнее религиозной, национальной и культурной идентичности и принадлежности к сербскому народу.

     Все, что краевая власть смогла сделать в течение прошедших 8 лет, кроме того, что бюрократические паразиты с размахом тратили бюджетные средства, решая вопрос трудоустройства членов своих партий, было принятие недействительного мозаичного закона, жалкого фальсификата, в виде краевого знамени и герба, не представляющих ничего и никого, и создание ВАНУ (воеводинской академии науки и искусства), как собрания нескольких псевдо-ученых и бывших «титоологов».

     Очевидно, что эта так называемая «воеводинская идентичность» служит только разделению и разжиганию розни в сербском народе, потому что венгры, хорваты, словаки, румыны, русины и др. останутся таковыми и в дальнейшем, а не станут некими «воеводинцами». Сейчас вновь возникли волнения на политической сцене в связи с принятием нового устава края. Те политические силы, которые в 2006 году громче всех выступали против новой конституции Сербии, поскольку их цель в разрушении таковой, сейчас соревнуются, чьи предложения сильнее нарушат эту конституцию. Следует иметь в виду, что наряду с ЛПВ, ЛДП, СВМ (Союз румын Воеводины), которые откровенно бойкотировали референдум по новой конституции Сербии, Демократическая партия и Г17+ провели «тихую забастовку», что видно и по количеству проголосовавших, которое на территории Воеводины было менее 50%. Это, возможно, и было явным сигналом бывшему немецкому послу в Сербии Цобелу, когда он нам откровенно сообщил, что после Косова и Метохии последует Воеводина, или наоборот.

     Сегодняшняя ситуация в Воеводине во многом напоминает ситуацию в Черногории 10 лет назад. Сегодня ясно, что отделение Черногории произвел не Либеральный союз, откровенно сепаратистская «черногорско-дуклянская» партия, а правящая ДПС (Демократическая партия Сербии), когда в ней перевес оказался на стороне «черногорской» части после раздела партии и когда Мило Джуканович передал эстафету сепаратизма при помощи «дуклян» и партий меньшинства. Так и Воеводине грозит не такая опасность со стороны шарлатана у рояля Чанака, как от воеводинской ДП во главе с Бояном Пайтичем, руководящего действующей краевой властью, с его предложением устава, закладывающего фундамент будущего сепаратизма, за которым встают партии ЛПВ, СПС и венгерская коалиция. Устав Воеводины изначально нарушает основные положения конституции Сербии, по которой автономный край Воеводина является неотъемлемой составной частью Сербии, в то время как по уставу это всего лишь некая «европейская область» с Криш-Мориш-Тамиш-Тиса «подунайской интеграцией» ввиду болезненной некрофилии в отношении покойной Австро-Венгерской монархии, тяготеющая к отделению Воеводины от Сербии.

     Провозглашение Исполнительного веча неким «правительством Воеводины» и создание министерств вместо секретариатов, право принятия законов, если их нет на уровне Республики, частичная судебная власть, создание инвестиционного банка как некоего предшественника Центробанка Воеводины, открытие дипломатических представительств края при посольствах Сербии за рубежом и подготовка неких «дипломатических кадров» Воеводины - намного более опасные и подлые предложения, чем все увиденное до сего дня со стороны автономистско-сепаратистских партий. Существуют и утверждения, что с этим «краеугольным камнем» воеводинского сепаратизма Пайтич готовит месть Тадичу за то, что он его не назначил на должность премьер-министра Сербии, и готовит себе пути для отступления на случай чистки в ДП. Одно ясно, что евро-американские атлантисты продолжают свою политику дальнейшего ослабления и раздела Сербии, а Тадич, Пайтич, Чанак, Пастор, Динкич, Баятович, и особенно Чедомир Йованович работают над этим заданием.

     Все сербские национальные учреждения и должностные лица, и вся национальная интеллигенция, представленные в СПЦ, САНУ (Сербская академия наук и искусств), Матице Сербской, Университете, политических партиях национальной и государственной ориентации, православных и сербских организациях и сообществах граждан, СМИ, общественности Сербии – все должны поднять свой голос против такой попытки отделения Воеводины от Сербии. Нельзя повторять краевые выборы, когда разобщенность, ссоры, индифферентность и равнодушие повлияли на слабый отклик избирателей и катастрофический результат сербских национальных партий во втором туре выборов.

      Мы должны решительно и ясно высказаться, и отстаивать то, что Воеводина с Косово и Метохией являются неотъемлемой частью Сербии, которая представляет собой суверенное и единое государство. Только сильная и единая Сербия может в будущем стать осью притяжения всех сербских земель и как таковая сотрудничать со всеми, в ком заинтересована, и быть понятой и принятой ими.

     

     


 

Loading...

Косовский фронт