Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/21.11.2010/

Письмо владыки Артемия Святейшему архиерейскому Синоду СПЦ



     

     АРТЕМИЙ

     Епископ Рашско-Призренский

     в изгнании

     13.10.2010 года

     Мон.Шишатовац

     

     СВЯТЕЙШЕМУ АРХИЕРЕЙСКОМУ СИНОДУ

     СЕРБСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

     

     БЕЛГРАД

     

     Ваши Святости,

     Во Христе братья Архиереи.

     

     После долгого рассмотрения Вашего решения от 15 сентября 2010 г., которой Вы временно запретили нам совершение всех священнодействий, имеем честь сообщить Вам, что не согласны с этим решением, как с неканоничным, что мы не принимаем его и не можем ему повиноваться.

     

     ОБОСНОВАНИЕ

     

     Святой архиерейский синод Сербской православной Церви принял и огласил в рамках Сообщения (18 сентября 2010 г.) решение, которым Нам вынесено наказание в виде временного запрета всех священнодействий до окончательного решения Святейшего архирейского собора. Это решение якобы основано на статьях 70.ч.20 и 35б Устава СПЦ и соответствует 34, 74, 15 и 16 апостольским правилам, 4 канону Антиохийского Собора, 13 канону Сардийского Собора и 5 канону Первого Вселенского Собора. Так указано в самом решении. Рассмотрим их подробно:

     

     20-й пункт 70-й статьи Устава СПЦ указывает, что Синод «осуществляет надзор за работой архиереев». В Уставе не пишется, но подразумевается, что Синод осуществляет надзор над деятельностью епархиальных архиереев, обязанных согласно 29-му пункту 108-й статьи Устава СПЦ, «представлять Святому архирейскому синоду отчеты со своими предложениями о своей архипастырской работе и об общем положении епархии».

     

     Так как Синод считает Нас находящимся на покое, т.е. лишенным управления Рашко-призренской Епархией, то 20-й пункт 70-й статьи Устава СПЦ не может служить основанием указанного решения. Таким образом, вынося это решение, Синод вышел за пределы своих полномочий и проявил непоследовательность.

     

     Пункт 35б 70-й статьи Устава СПЦ определяет Синод как суд первой инстанции в отношении «канонических нарушений архиереев». Ссылаясь на этот пункт Устава при вынесении указанного решения Синод действует в качестве первичного суда, а свое решение характеризует как канонический приговор, вынесенный в рамках судебной процедуры по каноническим правилам. Действительно, синод ссылается на каноны, в соответствии с которыми он якобы судил и вынес приговор.

     

     Однако читая решение-приговор синода находим неясно и неистинно выдвинутые против нас обвинения, так как там говорится: « Учитывая, что Преосвященный Епископ Рашко-Призренский на покое г-н Артемий, невзирая на все решения Святого Архиерейского Собора и Святого Архиерейского Синода, равно как и письма Святого Архиерейского Синода N 924 от 26 августа 2010 г., в своем письменном обращении к Святому Архиерейскому Синоду от 13 сентября 2010 г. недвусмысленно заявляет, что не более не будет подчиняться как предшествующим, так и будущим решениям высшего законодательного равно как и исполнительного органа Сербской Православной Церкви...»

     

     Возможно кто-то бы желал считать, что причиной вынесения и оглашения указанного наказания явилось наше письменное обращение Синоду от 13 сентября 2010 г. Однако Наше заявление здесь искажено и указано как недвусмысленное «более не будем повиноваться как предшествующим, так и будущим решения высшего законодательного равно как и исполнительного органа Сербской Православной Церкви...», хотя дословно оно гласит: «... не будем повиноваться никакому Вашему неканоническому решению...».

     

     Таким образом речь идет не о неповиновении всем вообще будущим решениям Собора и Синода, но о неповиновении возможным будущим неканоническим решениям Синода.

     Из цитируемого синодального акта следует, что Синод все свои решения считает неканоническими, интерпретируя указанным образом однозначные утверждения?

     

     Вместо похвалы за поддержание канонического порядка, Синод в своей манере ответил на Наше письмо приговором, точнее — казнью. Была ли при этом соблюдена каноническая судебная процедура?

     

     Не было истинного обвинения. Неизвестно, представлял ли кто-либо перед Синодом это несуществующее (неистинное) обвинение. Неизвестно, было ли это обвинение проверено (т.е. доказывалось и было доказано) в досудебном порядке.

     

     Каноны требуют наличия обвинителя, проверки его личности и на обоснованности доказательств и утверждений, содержащихся в обвинении.

     

     Здесь синод нарушил 6-й канон Второго Вселенского Собора.

     

     «...Святой Собор повелевает, что они (обвинители) должны прежде всего представить обвинение перед епархиальными архиереями и перед ними доказать обвинения, равно как они не могут представить свое обвинение без письменного заявления, что согласны понести такое же наказание, если в ходе разбирательства будет доказано, что они оклеветали епископа....» (6-й канон II Вселенского Собора).

     

     Рассматривая Наше так называемое нарушение, Синод ыбл обязан вызвать Нас на заседание и на суд. Синод этого не сделал. Суд был тайным. Этим Синод нарушил Устав СПЦ, в 218-й статье которого ясно указано: «Никому не может быть вынесено какое-либо церковное наказание без предварительного заслушивания».

     

     Здесь Синод нарушил и 74-й Апостольский канон, на который он при этом ссылается как на основание своего решения-приговора.

     

     «Епископ, от людей доверия достойных, обвиняемый в чем-либо, необходимо сам должен быть призван епископами, и если предстанет и признается, или обличен будет: да определится епитимия. Если же зван быв, не послушает: да позовется вторично чрез посылаемых к нему двух епископов. Если же и так не послушает: да позовется и в третий раз чрез двух посылаемых к нему епископов. Если же и сего не уважая, не предстанет: Собор, по благоусмотрению своему, да произнесет о нем решение, да не мнится выгоду иметь, бегая от суда. ». (74-й апостольский канон).

     

     Итак, явное приглашение обвиненного епископа является условием начала судебной процедуры. А этого не было в Нашем случае, хотя Синод и утверждает, что вынес решение-приговор в соответствии с указанным каноном. Несомненный недостаток канонического обоснования Синод попытался восполнить цитированем многочисленных канонов. Но дух канонов тут отсутствует. Будь он здесь, не было бы такого решения-приговора.

     

     Синод ссылается на 34-й Апостольский канон

     «Епископам всякого народа подобает знать первого в них, и признавать его как главу, и ничего превышающего их власть не творить без его рассуждения: творить же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест к ней принадлежащих. Но и первый ничего да не творит без рассуждения всех. Ибо так будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец, Сын и Святой Дух.» (34-й канон Апостольский).

     

     Этот канон не связан с обвинениями на Наш счет. Он определяет обязанности епархиальных архиереев, Святого Собора и его Главы в церковных делах. Этим он воплощает единство и соборность Церкви. Сколько раз Синод преступил именно этот канон, нарушая Наше архиерейское право самостоятельного принятия решений в том, что касается Нашей епархии и подчиненных Нам мест?

     

     Синод ссылается на 15-й и 16-й Апостольские каноны.

     «Если кто пресвитер, или диакон, или вообще находящийся в списке клира, оставив свой предел, во иной отойдет, и совсем переместясь, в другом житии будет без воли епископа своего: таковому повелеваем не служить более, и наипаче, если своего епископа, призывающего его к возвращению, не послушал. Если же останется в сем безчинии: там, как мирянин, в общении да будет.» (15-й канон Апостольский).

     

     «Если же епископ, у которого таковое быть случится, в ничто вменив определенное им запрещение служения, приимет их как членов клира: да будет отлучен, как учитель безчиния.» (16-й канон Апостольский).

     

     Указанные каноны не относятся к рассматриваемому обвинению. Они касаются скитающихся пресвитеров, диаконов и низшего клира. Упоминание Нас в связи с этими положениями мы считаем оскорблением Нашего епископского достоинства. Мы не оставляли Богом Нам дарованную епархию, но изгнаны из нее Вашей волей. Отметим, что мы не приняли в общение ни одного из скитающихся клириков, осужденных на запрет священнодействия.

     

      Синод ссылается на 5-й канон Первого Вселенского Собора.

     

     «О тех, которые епископы, по каждой епархии, удалили от общения церковного, принадлежат ли они к клиру, или к разряду мирян, должно в суждении держаться правила, которым постановлено, чтобы отлученные одними, не были приняты другими. Впрочем да будет исследываемо, не по малодушию ли, или распре, или по какому либо подобному неудовольствию епископа, подпали они отлучению. И так, дабы о сем происходить могло приличное исследование, за благо признано, чтобы в каждой области дважды в год были соборы: чтобы все вообще епископы области, собравшись вместе, исследывали таковые недоумения: и таким образом достоверно оказавшиеся несправедливыми против епископа, основательно всеми признаны были недостойными общения, доколе не заблагорассудит собрание епископов произнести о них более снисходительное решение. Соборы же да бывают, один пред четыредесятницею, да по прекращении всякаго неудовольствия, чистый дар приносится Богу; а другой около осеннего времени.» (5-й канон Первого Вселенского Собора.)

     

     Этот канон не может быть применен к обвинениям. выдвинутым Синодом. Он относится к отлученным священникам или мирянам, наказанным решением их правящего епископа. Мы считаем недопустимым применение этой нормы к Нам, как к Епископу.

     

      Синод ссылается на 4-й канон Антиохийского собора.

     

     «Аще который епископ, изверженный от сана собором, или пресвитер, или диакон своим епископом, дерзнет совершати какую либо священную службу: епископ ли по прежнему своему обычаю, или пресвитер или диакон: таковому отнюдь не позволяется, на другом соборе, ни надежду возстановления в прежний чин имети, ниже до принесения оправдания допущену быти. Но и все сообщающиеся с ним да будут отлучены от церкви, и наипаче, когда зная осуждение произнесенное противу вышереченных, дерзнут имети общение с ними.» (4-й канон Антиохийского собора)

     

     Указанный канон не может быть применен в Нашем случае, если только Синод не считает Наше незаконное почисление на покой извержением из сана. Мы не извергнуты из сана. Даже не осуждены на Соборе. Скорее этот канон указан как угроза Нам и тем, кто желал бы иметь общение с Нами после этого последнего из неканонических решений-приговоров Синода.

     

      Синод ссылается на 13-й канон Сардикийского собора.

     

     «Осий епископ рек: аще кто, диакон, или пресвитер, или кто либо из причетников будет лишен общения церковнаго, и прибегнет к иному епископу знающему его, знающему и то, что он своим епископом удален от общения: не подобает, с обидою для епископа и брата своего, подовати ему общение. Аще же дернет сие сотворити: да знает, что подвергает себе ответу пред епископами, когда они соберутся.» (13-й канон Сардикийского собора.).

     

     Указанный канон явно относится на ситуацию, к которой же относятся 15-й и 16-й Апостольские каноны. Дополнительных комментариев тут не требуется.

     

      + + +

     

     Как показано, вышеперечисленные Синодом святые каноны и Устав СПЦ не соответствуют предъявленным обвинениям. Они не являются и не могут являться аргументом для вынесения такого решения-приговора. Указанные номера канонов равно как и 4-й пункт 70-й статьи Устава СПЦ относятся к другим случаям как по своей сути и предназначению, так и по непроведенной канонически-уставной судебной процедуре.

     

     Поэтому для подкрепления этой слабой стороны решения возникла необходимость в написании письма, в конце которого указано: «Вашего Пресвященства во Христе брат, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СВЯТОГО АРХИЕРЕЙСКОГО СИНОДА АЕМ и Патриарх сербский, г-н. Ириней, с.р.». Он же в этом же качестве и по такой же схеме подписал и синодальное письмо N 924 от 26 августа 2010 г.

     

     Подобное завершение письма глубоко противоречит с выдвинутыми в нем обвинениями в Наш адрес:

     

     - что мы выступаем с «антисоборных, антицерковных и антиканонических позиций»;

     - что мы «разрушаем Святосавскую Сербскую Церковь и прямо вступаем на путь раскола»;

     - что «самовластно провозглашаем себя пожизненным каноническим архиереем Рашко-Призренской Епархии»;

     - что мы «отрекаемся от верности и повиновения Собору архиереев...»;

     - что мы «забыли, что вне этого Собора... немыслимо епископское звание и епископское служение»;

     - что «своими нецерковными и неправославными утверждениями, что Нам (добавлено «непосредственно») Богом дарованы архиерейские права и власть в Епархии Рашко-Призренской», и «что Нам она дана от Бога и что Мы ответственны (добавлено «только») перед Христом Спасителем и пожизненно обязаны (добавлено «лишь») Всевышнему Богу, полностью гуруистически-солипсически образом радикально хулим Церковь, даже хуже лютеранско-протестантской экклезиологии...»;

     - что мы «отвергаем решения всех архиереев Сербской Православной Церкви»;

     - что мы «очерняем Патриарха, Собор и Синод... за «толкание» Сербской православной церкви на путь богомерзкой унии, и за другие канонические беззакония и непотребства...»;

     - что мы «развиваем целый ряд неправославных толкований, которые отрицают саму природу Церкви...»;

     - что мы со своими «духовными чадами вносим раздоры в церковный народ и вводим в соблазн общественное мнение..., окончательно утверждаем их в дузе раскола, а себя провозглашаем вождем раскола».

     

     И к такому, каким Вы Нас представили в своем письме, Вы обращаетесь как к «брату во Христе». Как это возможно, если Вы Нас с одной стороны, отнесли к раскольникам и еретикам, а с другой — казните без суда и разбирательства? Если и после этого Нас еще по необходимости, ради формальности и какого-то протокола, называете «братом во Христе», то лишь свидетельствуете свою непоследовательность, внося софизм в Церковь Божию. Не возвышена ли этим облаченная лицемерием администрация над душой, Церковью, Богом?

     

     Неканонически и противоуставно, то есть несправедливо и безосновательно, а потому и напрасно обвиняете Нас, заставляя Нас придавать первенство людям, а не Богу, от Которого Ваши обвинения не могут Нас отдалить. Административно лишили Нас Нашего епископского трона, но от Бога никак не можете Нас отделить.

     

     Однако Мы должны ответить в нескольких пунктах на основанные на неистинах Ваши обвинения, открыто исповедуя при этом веру такой, какой мы приняли ее от правоверных Отцов Церкви:

     

     а) Обвиняете Нас в словах и в вере в то, что Нам Епархия Рашко-Призренская «дана Богом». Утверждаем это вновь. Почему? Потому, что всем нам богомудрыми отцами 6-го Вселенского Собора в 1-м его каноне дано научение о том, что все, что мы предпринимаем, нужно «от Бога начинать, и с Богом оканчивать » и «хранить неприкосновенно нововведениям и изменениям веру, преданную нам от самовидцев и служителей Слова, богоизбранных Апостолов...» (Н.Милаш, Правила, I, Нови Сад, 1895, стр.427). От богомудрых Отцов знаем и то, что епрахия или епископия «дается от Бога», как отмечают святогорцы Агапий и Никодим в толковании на 14-й Апостольский канон (Пилапион, Афины, 1886, стр.27, зап.3).

     

     Эта вера в это учение существовала в Православной Церкви задолго до появления лютеранско-протестансткой теологии. Будете ли и посмеете ли и про этих наших учителей, ради своих произвольных оскорблений, сказать, что они «полностью гуруистически-солипсически образом хулят Церковь, даже хуже лютеранско-протестантской экклезиологии...», как это злонамеренно и безосновательно приписываете Нам? Но Вам можно говорить и то, чего нет, так как выступаете с позиции силы, избирательно и искаженно

     применяя священные каноны. Используете их не для «лечения душ и исцеления от страстей», по словам церковных Отцов 7-го Вселенского Собора (2-й канон), но для убийства.

     

     Твердо зная святоотеческое учение Мы повторяем, что «Наша пожизненная обязанность перед Всевышним Богом есть непоколебимо стоять на духовной страже в соответствии с канонами Церкви и с принесенной архиерейской присягой» и что «Мы в Церкви и пред Богом пожизненный канонический архипастырь Епархии Рашко-Призренской». Хотя Мы не призывали никого из своей духовной паствы следовать за Нами в навязанное изгнание, но многие добровольно пошли путем Голгофы и добровольного изгнания, а еще больше из них духовно страдает из-за этого. Вы боитесь этого , приписвая Нам «внесение раздора в церковный народ и соблазна в общественное мнение». Грех, братья во Христе, писать это, ведь хорошо знаете, что известно Богу, чьи неканонические решения и действия вызвали и создали нынешнее трудности не только в Епархии Рашко-Призренской, но и гораздо шире.

     

     Б) В отношении обвинения в якобы «антисоборных, антицерковных, антиканонических» действиях, в «разрушении Святосавской Сербской Церкви», что «больше не будем повиноваться прежним как и будущим (опустив ключевое слово: «неканоническим») высшего законодательного и исполнительного органа Сербской православной церкви...», ответили бы так:

     

     Православное понятие соборности в Церкви является не односторонним, а двусторонним, то есть «согласие каждого в отдельности и всех вместе». Об этом говорят нам отцы Карфагенского Собора во 2-м правиле «По изволению Божию первоначально подобает, согласным исповеданием, исповедывати церковную веру, преданную нам в сем славном собрании. Потом церковный чин, по согласию каждаго и всех вкупе, должно соблюдати. Для утвердждения же помышлений братий и соепископов наших, недавно поставленных, должно присовокупити то, что мы прияли от отцев, яко некое твердое определение: единство Троицы, то есть, Отца и Сына и Святаго Духа, не имеет никакого различия познаваемаго. Сие в умах наших свято содержим, и как научилися, тако учити будем людей Божиих.» (Н.Милаш, Правила, II, Нови Сад 1896, стр.132-133).

     

     Когда нет «согласия каждого в отдельности и всех вместе», тогда следует вспомнить мудрое поучение Св. Иоанна Златоуста: «Бывает согласие на злое и бывает раздор на пользу». Что в Нашем случае считаем «пользой»? Неповиновение неканоническии и неуставным решениям, так как с их помощью разбивается согласие, т.е. соборность в Церкви. Кто может отрицать, что именно такими неканоническими решениями было дано плохое начало, а «где начало недостойно, там и остальное следует отвергнуть», учит нас св. Василий Великий, что свидетельствовали и отцы 7-го Вселенского Собора в 19-м каноне (Н.Милаш, Правила, I, стр.626)?

     

     В) Обвиняете Нас в «очернении Патриарха, Собора и Синода в … «толкании» Сербской Православной Церкви «на путь богомерзкой унии...», в игнорировании уставной обязанности Святого архиерейского синода стараться о единстве всех христиан (Устав СПЦ, 4-я часть 70-й статьи: «Стремится к сближению и единству христианских Церквей»)».

     

     Вопрошаем: Сколько же всего церквей? С какого времени потеряла силу потвержденная в Символе Веры истина о том, что мы веруем в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь? И кто является христианами?

     

     Христианами или «крестьянами» в особенности после XII в. в Православной церкви называют и считают только тех, кто не не отпал от Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Правоверные сознательно подчеркивали это название, чтобы показать, что они не едины с теми, кто от нее отпал. Потому и Св.Савва подписывался как «христианин». Он относил латинян римокатоликов к еретикам. Царь Душан в своем «Законнике» об их вере говорит как о «ереси латинской», а под «христианами» и «христианством» подразумевает веру православных членов Церкви Христовой (ст.6-8). Святой Симеон Солунский пишет, что латиняне «суть безбожные богомилы, которых вообще не следует звать христианами» (Мигне ПГ, 155, кол. 89). «Еретиками-духоборцами» (из-за добавления в Символ Веры Filioque) от средних веков и до настоящего времени считали римокатоликов все истинные православные христиане, между которыми в Сербской православной церкви своими писаниями выделяются Владислав Грамматик, Никодим Гимнограф, Константин Философ Костенецкий, Николай Жичский, Иустин Челийский.

     

     Следовательно, под «христианскими церквами» в указанной 4-й части 70-й статьи Устава СПЦ имеются в виду автокефальные поместные православные церкви, а не Римско-Католическая, Лютеранская, Протестантская или иная другая, так как вне Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви невозможно говорить о других церквах. Недавние заявления Патриарха сербского Иринея, сделанные в Вене, служат заключению некой церковной унии. Это же касается и подготовки приезда папы римского в 2013 г. Возможно, Вы имеет какие-то сведения и обещания, неизвестные Нам, что до того времени, дай Бог, римокатолики отрекутся от своих еретических учений, покаются за многочисленные преступления против православных (Ясеновац, Ядовно, операция «Буря»…) и возвратятся в лоно Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви.

     

     Так как веками под христианскими церквами подразумевались не еретические, а только поместные православные церкви, то в указанной 4-й части 70-й статьи Устава СПЦ логично говорится, что Святой архиерейский синод «стремится к сближению (а не «приближению», как написано в письме Патриарха) и соединению христианских церквей». Ведь как учит нас история, между поместными православными церквами доходило и до расхождений и до расколов, как например: между Константинопольской и Охридской; между Охридской и Сербской; между Греческой и Константинопольской; между Московской и Константинопольской патриархиями. Но все они, оставаясь «поместными» и «автокефальными», образуют Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, ради чего множественное число «Церкви» в Уставе СПЦ пишется с большой буквы.

     

     Только в так унаследованном понимании слов: «христиане», «христианство», «христианские церкви» и их «сближение» имеет смысл ежедневная молитва всех нас «о единстве веры», чтобы православные христиане стали едины как едины Отец и Сын (Иоанн, 17, 11), в соответствии с тем соборным единством, которое так совершенно свидетельствовали Отцы Карфагенского Собора в ранее приведенном 2-м каноне. Патриаршее письмо, однако, держится другого подхода, противного утвержденной православной экклезиологии, и все подчиняет богомерзкой унии с римокатоликами и с другими, с которыми некоторые из нас имеют и молитвенное общение, противно священным канонам Православной Церкви.

     

     Этим Мы обосновываем и подтверждаем ранее выраженное мнение о том, что «оставляя Священные каноны и святое предание, толкаете всю Сербскую православную церковь на путь богомерзкой унии».

     

     Пусть вышеизложенное считается Нашим ИСПОВЕДАНИЕМ ВЕРЫ и пониманием православной экклезиологии и будет для Вас дополнительной причиной ускорить с окончательным наказанием, которое Вы собираетесь наложить на нас. Но известно одно: решения, противоречащие Духу Святому, анемичны и мертвы еще в своем зачатке. Но они, не будучи плодом Духа Святого, к сожалению, как опухоль разрушают Церковь, что показывают и прискорбные события в связи с Нами и Епархией Рашко-Призренской.

     

     Но неканонические решения и печальные события в связи с Нами как каноническим архиереем Епархии Рашко-Призренской начинаются не в 2004 или в 2006 гг. Все это, к сожалению, имеет гораздо более глубокое прошлое, в первую очередь с момента когда все мы, братья во Христе, позволили некоторым или некоторому из нас узурпировать власть Святого архиерейского собора, Святого архиерейского синода и всей Сербской православной церкви. Потому направляем Вам и копию статьи (журнал «Дуга» N 1638 от 30 марта-12 апреля 1996 г., стр. 47), чтобы было ясно, кто и когда заявил и руководил «ломанием хребта владыки Артемия». Вопрос: кто уполномочил Нашего брата Иринея Бачского на такое поведение в Сербской православной церкви? Когда? За чей счет? И куда это нас ведет?

     

     И Нам, такому, каким Нас представляете в своих решениях, письмах и СМИ, уверенные, что Наш «хребет сломан», направляете приглашение присутствовать на настоловании Патриарха в Печской Патриархии, но не зовете на торжественный прием, проведенный на другой день (4 октября) в Белградской Патриархии, до которой куда ближе, чем до Печи. Сколько искренности может быть в таком (наспех составленном только 1 октября 2010 г.) Вашем приглашении, учитывая, что Нам официально, хотя и неканонически своими решениями запретили любые священнодействия; запретили Нам пребывание в любом из монастырей Нашей Рашко-Призренской епархии; отняли каноническое управление этой Епархией; прервали духовные связи с Нашими духовными чадами; через журналистку запретили Нам выступать на пресс-конференции, чем показали кто кому ближе; запрещаете Нам даже принять приглашение русских братьев на научную конференцию в Петрограде?

     

     В глубоком противоречии с так направленным Нам приглашением присутствовать на настоловании в Печской Патриархии находится и интервью Патриарха газете «Политика», опубликованный как раз в день интронизации. Очевидно, неслучайно.

     

     В этом интервью изложено мнение Патриарха в отношении Нас – «что не было другого пути и способа, кроме избранного Синодом… он ответил Синоду письмом, которое практически означало раскол… Это способствовало принятию Синодом решения, которым владыке Артемию временно запрещено священнодействие до решения Собора, который соберется в ноябре». Одновременно Патриарх заявляет совершенно иное – «другие права епископа Артемия не поставлены под вопрос, но, естественно что он не мог остаться на Косове…» (Почему же это – естественно?). Ко всему этому добавляется, что «владыка Артемий сохраняет свое место в Церкви, а его архиерейство не стоит под вопросом» («Политика», 3 октября 2010 г., стр. 5).

     

     Такие противоречия в указанном интервью дополнительно говорят о неканоничности последних решений, принятых против Нас, как и о оправдании подготовленного акта окончательной казни, который должен совершиться на ноябрьском Соборе. Но повторяем, что это Нас не отделит от Бога, не удалит от Святоотеческого учения и предания, и не от обязанности, которую наложила на Нас принесенная архиерейская присяга и именно поэтому не будем исполнять неканонические решения.

     

     До вынесения окончательного решения на следующем заседании Святого архиерейского собора, преждевременно назначенном, как предполагаем – из-за Нас, остаемся преданные в Господе Святому архиерейскому синоду и всем Архиереям Сербской православной церкви

     

     Епископ Рашско-Призренской

     и Косово-Метохийский

     + АРТЕМИЙ

     

     

     

     Русский текст предоставлен Джеймсом Джатрасом

     


 

Loading...

Косовский фронт