Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/30.1.2013/

Объяснение картины «Косовская девушка»



     


     Учитывая дополнительный интерес читателей к значению данной картины, на основании моего предыдущего толкования, считаю необходимым дать более полное ее объяснение. Тем более, что читатели задавали дополнительные вопросы, и возникали неясность, целый ряд комментариев и даже дилемм, вызванных недостаточным пониманем понятия чести. По сути, уже давно я убедился (теперь в очередной раз) в том, что наша общественность, в особенности молодое поколение, недостаточно ознакомлена с комплексным и могущественным феноменом чести.

     А для того, чтобы получить основные, и весьма необходимые знания, конечно же, не только для убедительности понимания данной картины, а прежде всего для фундаментального и сущностного понимания этики, нравственности, закона, духа, видов и важности чести, необходимо прочитать хотя бы одну из трех моих книг, посвященных чести. Рекомендую книгу «Во имя чести». В целях ознакомления и оценки данной книги, к статье прилагается рецензия проф. д-р Андрии Стойковича. Заинтересованные могут заказать книгу по телефону 011-2472-152.

     Но, вернемся к теме статъи. Наряду с такими картинами как «Переселение сербов», «Милош убивает царя Мурада», «Коронация царя Душана», или, например, «Поднятие восстания в Такове», в ряд самых известных в нашем народе входит и картина Уроша Предича «Косовская девушка». Это выдающееся произведение искусства, наряду с целым рядом других, различным (свойственным себе) образом создает образ и символику, дух и сигнал, связанные не только с Косовской битвой из 1389 года, но прежде всего с косовским феноменом, т.е. Косовским заветом, и их этической основой добра.

     Символика этой картины уникальна и комплексна. Ее можно более полно объяснить и понять, рассматривая из угла знаний о косовском феномене, т.е. Косовском завете, с одной стороны; а потом и с аспекта знаний об этике, нравственности, культе, духе и законе чести вообще (в особенности рыцарской, т.е. воинской чести), с другой стороны. Ее символика особое значение имеет для кадетов Военной академии и сигналов, касающихся офицерской профессии и миссии офицерского корпуса вооруженных сил Сербства. Для более полного понимания духа и сигналов этой картины, необходимо объяснить ее посредством нескольких следующих содержаний и деталей.

     Раненный герой - витязь Орлович Павел. Его символикой и рангом охвачены все витязи, начиная с правителя как самого ответственного и имеющего высший ранг, через 24 вельмож - членов Вече вельмож (сегодня соответствующего уровню Правительства); потом самого многочисленного слоя витязей из дворянства среднего и более низкого уровня. Орлович Павел косвенно представляет и всех других сербских воинов, героически и рыцарски сражавшихся в Косовской битве. Так как он является витязем, он представляет и рыцарскую честь тогдашнего, а по завету и нашего воинства. Меч является одним из главных символов рыцарской чести. Его меч окровавлен и сломан в жестоком сражении в Косовской битве. Учитывая, что этот меч без ножен, он заодно представляет и Божий меч (меч имеет крестообразную форму), т.е. меч Божьей справедливости в христианском смысле. (Здесь можно отыскать связь с началом нашего гимна «Боже справедливости».)

     Особенно важно понять, что Косовская девушка является символом Сербии, т.е. Родины. (Косовские девушки символически представляют сербские земли.) С учетом того, что Сербию защищали в поле Косове, и что Ее честь сохранена (Косовская является девушкой), то Косовская девушка - символ сохраненной чести Родины. Ее честь обеспечил («венчанный» своей честью и золотым поясом) витязь Орлович Павел.

     Золотой пояс на Павле Орловиче - рыцарский пояс, полученный им во имя государства, т.е. Родины, от правителя, т.е. царя. (Следует напомнить что, по законнику царя Душана, вельможа от царя получал золотой пояс, жемчужную свиту и оружие, т.е. меч.) Этот пояс прежде всего символизирует служебную честь витязя. С одной стороны, он представляет того, кто золотой пояс присудил; а с другой, символизирует служебную верность носителя, «венчанием» своей рыцарской честью заслужившего его. Его символику и дух по завету несет шарф из позолоченного серебра. (Следует иметь в виду, что ту же символику и дух имеют шарфы и в иных армиях.)

     Подобный пояс, т.е. шарф из позолоченного серебра в государстве и обществе не получает ни одна другая профессия, служба - только офицеры, выпускники Военной академии. На основании этого неоспоримого факта, профессиональные офицеры по завету являются единственными присягнувшими хранителями, заступниками и защитниками государства, нации и Родины. (Другие такими не являются.) В связи с шарфом следует подчеркнуть, что его пряжка выполнена в форме государственного герба Республики Сербии. Из всего указанного видно, что в офицерском шарфе представлен идеал офицерской службы. (Идеалы чести офицерской службы в других государствах отличаются. Так, например, в России это «Долг перед Родиной», в Великобритании - «Интерес Империи», в США - «Справедливое дело» и т.д.)

     По духу указанной символики, представленной на картине «Косовская девушка», получение шарфа является символом «венчания» новопроизведенных офицеров с государством, т.е. Родиной, с одной стороны, и уважения к ним, и признания их единственными настоящими профессионалами в армии, с другой стороны. Итак, данное, не только священное и возвышенное обязательство, но и привилегию со стороны государства, посредством Военной академии и шарфа, вправе принять только выпускник Военной академии - будущий офицер. Также потому, что он является единственным настоящим и истинным профессионалом в любой, в том числе и нашей армии.

     Красотой и формой представлен золотой кувшин, из которого Косовская девушка поит вином Орловича Павла. Этим предметом и самим действием представлено ее признание за честную, тяжелую, но все-таки успешную борьбу на поле брани (под ним лежит мертвый турецкий помещик, т.е. враг), но также и заботливое желание, чтобы он поправился для новых битв и трудов. Наряду с христианской символикой, вино на данной картине имеет и ту вторую: именно, Косовская девушка уникальным образом оказывает ему почтение, заботливо произносит ему здравицу, подкрепляет его, и таким образом помогает ему восстановить силы и продолжить свою священную, возвышенную и справедливую службу и отечественную миссию. Второй золотой кувшин с полотенцем, на котором видны следы крови, установлен на некотором расстоянии, справа и за спиной Косовской девушки. Этим показано, что Орловичу Павлу сначала была оказана помощь, после чего Косовская девушка, приподняв его, поит его вином. Подобное оказание первой помощи ошибочно толкуют в смысле, что Косовская девушка является своеобразной сестрой милосердия, т.е. медсестрой. Косовская девушка, как уже указано, является символом Родины, и ее нельзя сводить до уровня медсестры, т.е. члена Круга сербских сестер, в особенности потому, что картина «Косовская девушка» напоминает, продвигает и актуализирует весьма могущественные содержания комплексного косовского феномена. Но, в связи с указанным кувшином, на котором находится полотенце, следует сделать вывод о том, что государство обязано и в мирное время, и во время войны, самой преданной части общества, офицерскому корпусу, как единственному профессиональному и присягнувшему хранителю интересов государства, нации и вероисповедания, обеспечить непрерывную медицинскую защиту, еще лучше, чем всем прочим категориям населения, чтобы он смог в лучшем состоянии (в смысле здоровья) осуществить свою священную миссию в условиях, когда опасность грозит интересам Родины.

     Для того, чтобы подчеркнуть символику достоинства и чести высокого ранга, отдельные предметы выполнялись из золота и иных драгоценных металлов, и украшались алмазами и драгоценными камнями. Таким образом украшен и кинжал на поясе Орловича Павла. Он символизирует достоинство витязя, являясь более высоким символом, чем рыцарский меч, потому что, наряду с символикой чести, охватывает и символику высокого ранга. Важно отметить, что этот кинжал в ножнах. Он не является оружием для самообороны. Его назначение - особое и лишь одно. Он ясно указывает на то, что лицо, несущее золотой пояс, никогда и ни при каких обстоятельствах не смеет совершить измену Родины. Но, если такая опасность грозит, или она становится неизбежной, тогда во имя интересов Родины ему непременно следует совершить самоубийство, т.е. убийство. (То, что отдельные придерживаются противоположного и неприемлемого мнения относительно указанного самоубийства, лишь подтверждает, что они никак не могут понять суть воинской чести и Отечественного идеала офицерской профессии в Сербстве, переводя это на какие-то христианские толкования, не являющиеся определяющим для офицерской профессии.) На данной картине, Идеалом служебной рыцарской (воинской) чести является Родина, т.е. Косовская девушка. Она является святыней, и все подчинено Ей, т.е. идеалу Родины, даже жизнь. Раз уж речь пошла о кинжале, следует иметь в виду, что диагонали этой картины пересекаются именно на кончике рукояти данного кинжала, что, конечно же, не случайно. И блеск этого верха указывает на то, что речь идет о драгоценном камне (возможно, алмазе), чаще всего крупнейшем камне на кинжале. Все это лишь подтверждает, т.е. подчеркивает важность, серьезность и возвышенную символику этого «поясного оружия».

     Имя и фамилия Орловича Павла также заслуживают пояснение. Фамилию Орлович можно связать, с одной стороны, с Неманичами и их двуглавыми орлами, а с другой, что более очевидно, и с его щитом, на котором рыцарский знак, по котором он и получил фамилию. Итак, он представлен черным орлом, на груди которого крест с четырьмя буквами «С». Так как по символике орел более известен как царская птица, Орлович косвенно связывается с царством Душана. Следовательно, он - витязь могущественной традиции Неманичей. Павел - христианское имя. Апостол Павел символически представляет освещенный путь христианского учения (Павел - освещенный путь). В соответствии с этим, имя героя Орловича Павла имеет символическое значение, соответствующее высоким требованиям к христианскому воинству, т.е. указывает на «путь идеального воина сербского воинства».

     Для дополнительного анализа картины следует отметить и следующее. Справа в заднем плане картины видны два коня: белый - сраженный и убитый, и гнедой - стоящий, но без седока. Первый (белый - цвет чести) - конь царя Лазаря, а второй - гнедой (красный - цвет крови и насилия), с головой повернутой к сожженным домам, из которых клубится дым - конь Мурада. Оба правителя пострадали, каждый из них соразмерно своей чести, за свое государство, вероисповедание, идеи и намерения. Царь Лазарь пострадал в духе христианской ориентации «За Царствие Небесное», защищая отечество, государство, нацию и вероисповедание, т.е. защищая этику добра. Султан Мурад пострадал на пути уверений своего вероисповедания (борьба против иноверцев) и интересов за царствие турецкое, которое, будучи агрессивным, насильническим, грабительским и завоевательным, направлено на иную страну. (В качестве примера нелишне напомнить про ужасающие преступления и грабежи турок при завоевании Константинополя. Укажем и на нашу Челе-кулу (башню из черепов), уникальный памятник варварства и насилия турецкого государства и армии.) Он как таковой представляет зло, атакующее этику добра. (Здесь необходимо иметь в виду, что султан привел армию не для учений в поле Косове, чтобы потом устроить пикник у берегов Лаба и Ситницы, угощаясь пахлавой с Лазарем и нашим воинством. Он повел армию в безжалостный ежегодний завоевательный и грабительский военный поход, чтобы величественной победой над сербским воинством именно в день св. Вида отметить столетие существования турецкого царства. За это свое намерение разгромить сербов именно в Видовдан, в день героического родоначальника сербского народа из веры предков, он и поплатился головой.)

     В левой части картины лежит мертвый турецкий воин со стрелой в груди. Стрела одновременно представляет копье, а копье в универсальном значении символизирует победу над всем злом мира сего. Этой стрелой, т.е. заменой символики копья, иносказательно представлено наказание любого завоевателя, грабителя, насильника и злодея.

     В нижней части картины - убитый помещик, т.е. турецкий витязь, лицом повернутый к земле. Его одежда украшена золотом, чем указано не только на его ранг, а на его, т.е. турецкий материальный, завоевательный и грабительский интерес. Подобный интерес представлен его окровавленным ятаганом, который он все еще держит над поверженным щитом с характерными сербскими знаками. Эту часть картины со щитом медленно покрывает буйно цветущий сорняк. Щит всегда является символом защиты, если он стоит прямо и правильно. Так как здесь он лежит на земле, это указывает на своеобразное поражение в смысле оккупации территории - на картине «османским царством», а в общем значении - любым врагом.

     На щитах изображались символы или знаки витязей. На щите Орловича Павла изображен орел, на основании которого (как уже указано) и определена его фамилия. Символика орла вообще-то разнообразна. По одной версии (у славян), черный орел представляет бога Перуна. (По другой, наряду с копьем, орел является боевым знаком бога Вида - бога войны.) На данной картине символика черного орла более представляет бога Перуна, одного из трех высших богов веры наших предков. Он - бог грома, природных сил, справедливости и порядка, но также войны. Известно, что дуб являлся священным деревом бога Перуна. Зато менее известно, что на «самой высокой ветке» как символ Перуна сидит черный орел, чтобы надзирать с высоты окружающий мир. Согласно тогдашним мифологическим верованиям, бог Перун, чтобы защитить и восстановить справедливость, своими силами: «громовыми стрелами», топорами «которые возвращаются ему в руки», наказывает клятвопреступников, творящих злодеяния и нарушающих порядок. На таком основании он является Богом справедливости из дохристианских времен. (Нелишне напомнить, что первые слова нашего гимна «Боже справедливости» могут касаться и данных верований наших предков).

     Итак, посредством меча Орловича, т.е. Божьего меча, меча (христианской) Божьей справедливости, и черного орла (дохристианской) Божьей справедливости, всеобъемлюще бессрочно (дохристианские и христианские времена), и символически представлена СПРАВЕДЛИВОСТЬ как великое унвиерсальное человеческое, народное, нравственное, правовое, этическое и социальное добро, которую следует установить, защищать и охранять. Так как на груди этого орла крест с четырьмя буквами «С», то ими указывается на наш народ, который верит в СПРАВЕДЛИВОСТЬ, в Божью справедливость; он борется за нее и на этом поле страдает. Он на нее рассчитывает и к ней взывает посредством гимна «Боже справедливости».

     Этот щит все-таки - щит Неманичей, ибо принадлежит витязю нашего государства, нашего народа и нашего воинства; витязю, взявшему своим знаком черного орла, символ Бога Справедливости, т.е. принадлежит витязю, непоколебимо решившему честно защищать и защитить в поле Косове интересы Родины, государства, нации и вероисповедания, т.е. Косовскую девушку. На деле он, по меркам, духу и законам чести в более широком смысле защищает СПРАВЕДЛИВОСТЬ, т.е. этику добра.

     Наряду с золотым поясом - символом чести и верности Родине, кинжалом - символом его рыцарского достоинства, мечом - символом его рыцарской чести, он имеет усы - символ мужской чести, и бороду - символ мужского достоинства. Его облик соответствует изображению Милоша Обилича на медали Обилича, установленной Негошем в 1847 году. (Здесь важно подчеркнуть, что Милош - самое могущественное наше имя, означающее «честь души сербского народа», и для него нет соответствующего женского имени. С другой стороны, Обилич по завету и культу представляет «несокрушительный дух нашего народа». Таким образом, и посредством Орловича Павла передается Обиличевская великодушная несокрушительная честь Сербства).

     Наряду с указанным, следует отметить и следующее: по обе стороны его расстегнутого кафтана белым (цвет чести) вышиты кресты. (Крест - символ веры, но также универсальный символ чести в христианстве.) Число этих белых крестов - девять, шесть из которых видны, а остальных три скрыты складками кафтана и двумя поясами. Этим косвенно указано на девять братьев Юговичей. Нет исторических доказательств существования семьи Юговичей в сербском дворянстве. Но, сербский воевода, жупан и князь Вратко Неманич (середина 14 в.) в эпической народной поэзии более известен как Юг Богдан. (Вратко родом из боковой ветви Неманичей. Он - отец княгини Милицы. Надежных данных об его сыновьях нет.) Преображение князя Вратко в эпическом духе и в косовском мифе в Юг-Богдана, т.е. семью Юговичей (в которой доминируют впечатляющий образ Матери Юговичей, а потом и братья Юговичи), имеет особый смысл. Именно, Юг-Богдан ясно обозначет: с одной стороны, Юг - страну света и направление, в котором Солнце ежедневно в зените; при этом Солнце находится на Юге только в Видовдан (15 июня по старому календарю) на высшей точке неба в течение всего года. С другой стороны, посредством имени Богдан (Богом данный) дополнительно обозначается Бог Вид, так как 15 июня прославляли Бога Вида, Бога (этого) дня. Он с сыновьями георически погиб в битве, чтобы соединиться со своим Высшим богом веры предков, и продолжать жить вечной жизнью, с повторным рождением в этом мире. Значит, по данному духу, смыслу и завету, Они - постоянно рождающиеся, т.е. воскрещающие герои нашего народа, представленные и проявляющиеся посредством Орловича Павла и тех девяти вышитых крестов.

     Лицо Орловича Павла повернуто к небу (возвышенному, небесному, благородному...), ибо именно так его поддерживает, поит и восстанавливает его силы Косовская девушка. В отличие от данного нашего витязя, голова мертвого турка под ним повернута противоположно - к земле (материальному, земному, эгоистическому...), из которой прорастает и цветет (нравственный) сорняк. Окровавленный ятаган ясно символизирует завоевательное насилие, т.е. этику зла.

     Учитывая, что только честь в истории защищала этику (как указывает один философ), Орлович Павел является именно представителем рыцарской, т.е. воинской чести нашего народа. Таким образом, все у Орловича Павла, начиная с оружия, снаряжения, через одежду и вплоть до лица - все представлено через символику высокого достоинства и чести, необходимых для возвышенной миссии к Родине, которую он по завету имеет и несет.

     Нет основания связывать черного орла с шиптарским (албанским) черным двуглавым орлом, тем более потому, что на этом щите виден наш крест с четырмя буквами «С», или огнивами. (Огнива связывают с кремнем, опять-таки одним из символов бога Перуна. Ударом кремня о кресало высекают искру - наподобие маленькой молнии - для зажигания огня.)

     Часть картины с этим щитом, над которым находится рука с окровавленным ятаганом завоевателя, представляет символику порабощенной части нашего народа, подверженного страданиям, бесчестью и террору. Косовская девушка именно восстанавливает силы Орловича Павла, чтобы тот набрался сил и отправился освобождать порабощенных, чтобы поднял щит справедливости и послужил порядку этики добра во славу и честь Родины и Сербства.

     Косовская девушка исполнена достоинства, заботливости и внимания. Ее одежда украшена народной вышивкой, указывая на нашу многовековую любовь, старание и борьбу за счастливую и богатую Родину. Из картины ясно видно, что Она всю свою надежду на светлое и свободное будущее связывает с восстановившим силы Орловичем Павлом. В нем она видит и чувствует свою и его единственную надежную силу, дух и веру чести и достоинства, которые могут ее защитить и сохранить. Она даже не рассчитывает на тех, кто не имеет чести, или не отзовется на голос своей совести. Иными словами, посредством высоких нравственных ценностей чести не только своих служащих по присяге, но и всех иных великодушных и честных людей, Она (Родина) ожидает самоотверженность, помощь, поддержку, понимание и любовь, как в мирное время, так и, в особенности, в самые трудные и опасные ситуации и в обстоятельствах, когда под угрозой ее насущные (государственные и национальные) интересы.

     Картина Уроша Предича «Косовская девушка» написана в 1919 году. В тот момент она своеобразно оживила косовский феномен, высказывая уважение к славной сербской армии, после прорыва Салоникского фронта освободившей Родину по духу Косовского завета, и создавшей победоносные условия для объединения сербских земель под одной государственной кровлей. Так как Косовский завет четко и однозначно является сербским, он не имеет никакой связи с братством сербов, хорватов и словенцев, т.е. с югославянством и позднее коммунизмом. Из сегодняшнего угла, отказ от Косовского завета, т.е. национальной программы после Первой мировой войны (когда с трудом приобретенной и сохраненной государственной суверенности наивно предпочли сомнительное братство и югославянство), будто сразу и своевременно предвещался этой необыкновенно ценной и поучительной картиной.

     Наконец, картина «Косовская девушка» больше говорит о победе сербского воинства в Косове поле, чем о поражении. По Косовскому завету она является победой справедливости и этики добра над злом. Она также является победой сербского Обилича, Орловича, Юговича, и духа славы и чести Лазаря, над бесчестьем завоевателей, грабителей, террористов, банд отребья, поджигателей и насильников.

     «Косовская девушка», т.е. Родина предостерегает, что Видовдан по Косовскому завету является единственной действительной офицерской славой и славой вооруженных сил Сербства. В особенности важно, чтобы студентам, т.е. кадетам Военной академии картина «Косовская девушка» навсегда запечатлелась в сердце и духе как единственная икона их благородной и возвышенной миссии офицерской профессии во всем Сербстве. В Военную академию идут не потому, что кому-то нравится офицерская форма, или из-за какого-то периферийного «имиджа», или «это клево» мотива. Вступление в кадеты Военной академии, т.е. выбор профессии офицера, должен зиждиться на истинном понимании и осознанном принятии символики, духа и обязанностей, проистекающих из офицерского шарфа и нашей Родины. Любой иной мотив и разнообразные отговорки и заверения являются лишь более или менее неверными путями, недостойными нравственной и этической вертикали Косовского завета и Отечественного идеала офицерской профессии во всем Сербстве.

     Нравоучение

     Как и в «Горном венце» Негоша, в картине «Косовская девушка» важно ее актуальное, благотворное и немое, но такое важное нравоучение, сигнал и воззвание ко всем сербам, как здесь, так и в диаспоре, по духу Косовского завета идти по пути высокой нравственности, самоотверженности, патриотизма, честолюбия, правдолюбия, ответственности, труда, честности, порядочности, великодушия, любви, непреклонности, согласия, благочестия и, конечно же, родинолюбия.

     Эта выдающаяся картина своим благородным содержанием как живое существо честнейшей души сербского народа благотворно влияет на нашего человека, побуждая в нем национальную гордость и уверенность в себе, по мерке предания, гуманизма и этики добра.

     Особый сигнал и предостережение она направляет всему Сербству - осознать исключительную важность идеала Родины и миссии офицерской профессии здесь, на всеми ветрами продуваемых Балканах, где систематически проводился погром и геноцид только нашего народа, причем в 20-ом веке пострадало почти 50% нашей биологической массы.

     Из ее глубины будто раздается наш гимн «Боже справедливости», призывая нас объединяться, бороться, помогать друг другу, набираться сил, создавать и воскрешать на всех полях, где осуществляются и защищаются наши важнейшие национальные интересы, во имя счастья, чести и гордости Родины и Сербства.

     И поэтому поистине ценно начать широко, убедительно и аргументированно объяснять ее сербскому народу, с учетом силы предания и сигналов, которые эта бесспорно прекрасная, весьма воспитательная, патриотически поучительная, и в художественном отношении ценная картина несет и своей символикой и духом излучает.

     

     Отставной полковник

     Д-р Раде С. Н. Раич

     

     Рецензия рукописи

     Со ссылками на библиографию из 130 единиц, но прежде всего на основании собственных знаний и опыта, автор на 146 страниц плотного компьютерного текста написал труд, основными достоинствами которого являются:

     1) Это – исследование, и в значительной степени трактат, о проблеме нравственной чести, полностью охватывающее фундаментальную нравственно-этическую проблематику.

     2) Богатство содержания, почерпнутого из области нравственности и этики, но также рефлексивной поэзии и литературы, и культурной ризницы вообще всех времен и многих народов и языков мира.

     3) Автор успешно сочетал эмпирические данные и теоретические соображения.

     4) В особенности впечатляет высокий теоретический уровень обсуждения и последовательность логико-исторического метода, приводящего читателя от определенного тезиса (гипотезы), через доводы за и против, к конечным убедительным выводам. Эмпирия и теория в данном тексте едины.

     5) Хоть и достигает общие проблемы этики и философии, основным стремлением автора явлется рассмотрение места сербского нравственно-этического мышления о проблеме чести, в рамках всеобщей сербской народной и профессиональной нравственности и этики, в европейской и всемирной литературе и практике нравственности и этики.

     6) Также достигнуто сочетание нашей и иностранной устной традиции эмпирической и (если можно так сказать) идеально-теоретической жизни в области нравственности и этики.

     7) Достигнуто рассмотрение проявления доблести чести как неотъемлемой части нравственности в условиях мира и войны, процветания и упадка человеческих сообществ.

     8) Стиль и язык данной рукописи заслуживают особую похвалу: профессионально-научные высказывания пронизаны удачными литературными пассажами, так что текст читается с должным вниманием и удовольствием.

     В целом, рукопись «Во имя чести» автора Раде Раича вносит ценный вклад не только в сербскую и югославскую, но и в общую профессионально-научную и философскую литературу из области нравственности и этики, и заслуживает скорейшее появление в витринах книжных магазинов. Подписавшийся рецензент поэтому от всего сердца рекомендует его для публикации.

     


Комментарии (10)
 

Loading...

Косовский фронт