Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/26.4.2015/

Чудеса святителя Василия Острожского

Источник: православие.ру

 

Житие     

Свя­ти­тель Ва­си­лий Острож­ский – один из са­мых по­чи­та­е­мых серб­ских свя­тых. По сей день не пре­кра­ща­ют­ся бес­чис­лен­ные чу­де­са ис­це­ле­ний у ков­че­га с его мо­ща­ми, на­хо­дя­щи­ми­ся в чер­но­гор­ском мо­на­сты­ре Острог. Каж­дый год при­но­сит но­вые из­ве­стия о чу­де­сах св. Ва­си­лия. Мно­го­чис­лен­ные сви­де­тель­ства оче­вид­цев – на­ших совре­мен­ни­ков, ви­део­за­пи­си укреп­ля­ют по­чи­та­ние это­го свя­то­го в на­ро­де. Не ис­ся­ка­ет по­ток па­лом­ни­ков и ту­ри­стов со всех стран, стре­мя­щих­ся по­се­тить ме­сто по­движ­ни­че­ства и упо­ко­е­ния Острож­ско­го чу­до­твор­ца. В 70-х – 80-х го­дах про­шло­го ве­ка в день Свя­той Тро­и­цы (пре­столь­ный празд­ник мо­на­сты­ря Ниж­ний Острог) со­би­ра­лось со всех серб­ских зе­мель око­ло 15 ты­сяч че­ло­век, что со­став­ля­ло 1/10 часть то­гдаш­не­го на­се­ле­ния Чер­но­го­рии.     

Он ро­дил­ся в се­ле Мр­ко­нич в По­по­вом По­ле 28 де­каб­ря 1610 г. у на­бож­ных ро­ди­те­лей Пет­ра и Ана­ста­сии Йо­ва­но­вич и при кре­ще­нии по­лу­чил имя Сто­ян. С дет­ства он был на­учен по­сту, мо­лит­ве и стра­ху Бо­жье­му. Ко­гда Сто­ян под­рос, ро­ди­те­ли от­ве­ли его в бли­жай­ший мо­на­стырь За­ва­ла, по­свя­щен­ный Вве­де­нию во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, где игу­ме­ном был дя­дя Сто­я­на – Се­ра­фим. В мо­на­сты­ре бы­ло мно­го уче­ных мо­на­хов и боль­шая биб­лио­те­ка. Здесь Сто­ян учил­ся муд­ро­сти Свя­щен­но­го Пи­са­ния и Свя­тых От­цов, а так­же по­лез­ным свет­ским на­у­кам.     

Про­быв неко­то­рое вре­мя в За­ва­ле, он пе­ре­шел в мо­на­стырь Твр­дош, по­свя­щен­ный Успе­нию Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, в ко­то­ром на­хо­ди­лась ре­зи­ден­ция Тре­бинь­ской епар­хии. Здесь он при­нял по­стриг с име­нем Ва­си­лий. Вско­ре пре­по­доб­ный был удо­сто­ен диа­кон­ско­го, а за­тем и свя­щен­ни­че­ско­го са­на.     

Из мо­на­сты­ря Твр­дош Св. Ва­си­лий на­пра­вил­ся в Чер­но­го­рию, где то­гдаш­ний чер­но­гор­ский мит­ро­по­лит Мар­да­рий (по про­зви­щу Кор­нет­ский вла­ды­ка) за­дер­жал его у се­бя в Це­тинь­ском мо­на­сты­ре. В это вре­мя в Чер­но­го­рии при по­пусти­тель­стве Мар­да­рия иезу­и­ты ак­тив­но ве­ли уни­ат­скую про­па­ган­ду. Св. Ва­си­лий убеж­дал мит­ро­по­ли­та вы­сту­пить про­тив ла­тин­ской ере­си, но Мар­да­рий его не слу­шал.     

Вско­ре Мар­да­рий со­гре­шил со слу­жан­кой, а об­ви­нил в этом мо­ло­до­го слу­гу Ва­си­лия. Ва­си­лий был осуж­ден на по­ве­ше­ние, но про­сил по­до­ждать с ис­пол­не­ни­ем при­го­во­ра до рож­де­ния ре­бен­ка у слу­жан­ки. Ко­гда ре­бе­нок ро­дил­ся, Ва­си­лий взял его в ру­ки, три ра­за ду­нул и спро­сил, чей он. К ве­ли­ко­му чу­ду но­во­рож­ден­ный ре­бе­нок про­го­во­рил: "Кор­нет­ско­го вла­ды­ки". То­гда Ва­си­лия оправ­да­ли, а Мар­да­рия за­бро­са­ли кам­ня­ми, на­сы­пав над ним це­лый ка­мен­ный кур­ган, ко­то­рый на­зы­ва­ют "мо­ги­лой Кор­нет­ско­го вла­ды­ки".     

По­сле это­го Ва­си­лий вер­нул­ся в Твр­дош. Став ар­хи­манд­ри­том это­го мо­на­сты­ря, он как ду­хов­ник и пас­тырь об­хо­дил гер­це­го­вин­ские се­ла, со­вер­шая бо­го­слу­же­ния и на­став­ляя паст­ву в Еван­гель­ской муд­ро­сти. Пред­при­нял твр­дош­ский ар­хи­манд­рит и даль­нюю по­езд­ку на Русь, от­ку­да при­вез мно­го бо­га­тых цер­ков­ных да­ров, свя­щен­ни­че­ских об­ла­че­ний, цер­ков­ные кни­ги и день­ги для сво­ей паст­вы. По­мощь от еди­но­вер­ных рус­ских бра­тьев по­мог­ла вос­ста­но­вить мно­гие хра­мы, быв­шие в за­пу­сте­нии, и от­крыть на­род­ные шко­лы при мо­на­сты­ре и при­ход­ских церк­вях. Эти тру­ды св. Ва­си­лия вы­зва­ли нена­висть к нему гер­це­го­вин­ских по­тур­чен­цев и аген­тов ла­тин­ской унии, ко­то­рые ис­ка­ли воз­мож­ность его убить. 

Вско­ре св. Ва­си­лий на­пра­вил­ся на Афон через мо­на­сты­ри Жу­пу Ник­шич­скую, Мо­ра­чу и Джур­д­же­ви сту­по­ви (Ге­ор­ги­ев­ские стол­бы). По до­ро­ге он за­ехал в Печ к Пат­ри­ар­ху Па­и­сию I Янье­ва­цу и по­дроб­но рас­ска­зал ему о тя­же­лом по­ло­же­нии пра­во­слав­ных сер­бов в Гер­це­го­вине, о ту­рец­ких на­си­ли­ях и ла­тин­ской про­па­ган­де. Пат­ри­арх от­пу­стил его на Свя­тую Го­ру, обя­зав вер­нуть­ся в Печ.     

На Афоне Cв. Ва­си­лий обо­шел мно­гие мо­на­сты­ри и ски­ты, где учил­ся у афон­ских по­движ­ни­ков. По воз­вра­ще­ни его в Печ пат­ри­арх Па­и­сий со­звал серб­ских ар­хи­ере­ев, ко­то­рые в празд­ник Пре­об­ра­же­ния в 1638 г. ру­ко­по­ло­жи­ли 28-лет­не­го Ва­си­лия в епи­ско­пы, по­ста­вив его мит­ро­по­ли­том Тре­бинь­ским с ре­зи­ден­ци­ей в Твр­до­ше.     

Вер­нув­шись в род­ные края, свя­ти­тель на­чал свои ар­хи­пас­тыр­ские тру­ды без огляд­ки на опас­но­сти, ко­то­рые вновь ста­ли ему гро­зить. Си­ла его мо­литв бы­ла так ве­ли­ка, что он уже то­гда стал со­вер­шать чу­де­са ис­це­ле­ния. Тру­да­ми свя­то­го ста­ли об­нов­лять­ся мно­гие мо­на­сты­ри Тре­бинь­ской епар­хии.     

В это вре­мя тур­ки уби­ли Во­сточ­но-Гер­це­го­вин­ско­го мит­ро­по­ли­та Па­и­сия Тре­бе­ша­ни­на, чья ре­зи­ден­ция на­хо­ди­лась на окра­ине Ник­ши­ча. То­гдаш­ний печ­ский пат­ри­арх Св. Гав­ри­ил (Ра­ич), впо­след­ствии по­стра­дав­ший как свя­щен­но­му­че­ник, вос­со­еди­нил во­сточ­ную и за­пад­ную гер­це­го­вин­ские епар­хии в еди­ную За­холм­скую мит­ро­по­лию под на­ча­лом св. Ва­си­лия.     

Ту­рец­кие при­тес­не­ния вы­ну­ди­ли свя­ти­те­ля по­ки­нуть свою ре­зи­ден­цию под Ник­ши­чем и обос­но­вать­ся в мо­на­сты­ре Острог у игу­ме­на Ис­айи. В Остро­ге св. Ва­си­лий вме­сте с дру­ги­ми по­движ­ни­ка­ми об­но­вил Вве­ден­скую цер­ковь, а так­же со­ору­дил Кре­сто­воз­дви­жен­ский храм. Его тру­да­ми Острож­ская пе­ще­ра пре­вра­ти­лась в на­сто­я­щий мо­на­стырь.     

По­бли­зо­сти от Остро­га жил князь Ра­ич со сво­и­ми ше­стью сы­но­вья­ми, ко­то­рый чи­нил мо­на­хам вся­че­ские при­тес­не­ния. Бу­дучи в 1667 г. у печ­ско­го пат­ри­ар­ха Мак­си­ма, свя­ти­тель по­ве­дал ему о на­си­ли­ях кня­зя, и пат­ри­арх на­пи­сал Ра­и­чу пись­мо, в ко­то­ром при­гро­зил про­кля­ти­ем вся­ко­му, кто дерзнет вре­дить мо­на­сты­рю и его на­сель­ни­кам. И сам Ва­си­лий пред­ска­зы­вал кня­зю, что ес­ли он не пре­кра­тит тво­рить неправ­ду, то ли­шит­ся сво­их сы­но­вей. Это про­ро­че­ство вско­ре ис­пол­ни­лось. Опе­ча­лен­ный князь Ра­ич при­нес ис­крен­нее по­ка­я­ние в сво­их гре­хах, и Гос­подь, по пред­ска­за­нию Св. Ва­си­лия, вновь уте­шил его муж­ским потом­ством.     

Неустан­но под­ви­за­ясь в по­сте и мо­лит­ве, свя­ти­тель до­стиг кон­ца сво­ей зем­ной жиз­ни и 29 ап­ре­ля (12 мая) 1671 г. мир­но пре­дал свою ду­шу в ру­ки Гос­по­да в сво­ей кел­лии. Из ска­лы, у ко­то­рой на­хо­ди­лась его кел­лия, вы­рос­ла ви­но­град­ная ло­за. Те­ло свя­то­го мо­на­хи по­греб­ли в Вве­ден­ской церк­ви.     

     

* Чудеса святителя Василия Острожского *     

Ис­це­ле­ние тя­же­ло­боль­ной жен­щи­ны     

В ав­гу­сте 1957 г. в Верх­ний мо­на­стырь при­ве­ли тя­же­ло­боль­ную жен­щи­ну по име­ни Ле­на Юн­чай из се­ла Дру­ме. При­ве­ли ее муж и де­верь. Ле­на бы­ла на­столь­ко боль­на, что с же­лез­но­до­рож­ной стан­ции Острог муж­чи­ны нес­ли ее до мо­на­сты­ря с боль­шим тру­дом. До­брав­шись до Верх­не­го мо­на­сты­ря, они сра­зу во­шли в цер­ковь и при­сту­пи­ли к ра­ке с мо­ща­ми свя­то­го Ва­си­лия. Они по­про­си­ли, чтобы над боль­ной бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва о здра­вии, что и бы­ло сде­ла­но. По­сле мо­лит­вы род­ствен­ни­ки по­про­си­ли, чтобы их боль­ная оста­лась нена­дол­го по­ле­жать под ра­кой с мо­ща­ми, и по­лу­чи­ли на это бла­го­сло­ве­ние. Боль­ная за­сну­ла под ра­кой с мо­ща­ми и про­спа­ла око­ло двух ча­сов. По­том ее раз­бу­ди­ли, и вме­сте они от­пра­ви­лись до­мой. Боль­ная чув­ство­ва­ла се­бя на­мно­го луч­ше. До­брав­шись до до­ма, она на­ча­ла ощу­щать при­лив сил и вско­ре со­вер­шен­но вы­здо­ро­ве­ла. Спу­стя несколь­ко дней при­шло пись­мо от ее род­ных, в ко­то­ром они со­об­ща­ли, что Ле­на пол­но­стью вы­здо­ро­ве­ла. Все они бла­го­да­ри­ли Бо­га и свя­то­го Ва­си­лия.     

Лич­ное сви­де­тель­ство об ис­це­ле­нии в Остро­ге     

В сен­тяб­ре 1956 го­да на по­кло­не­ние мо­щам свт. Ва­си­лия при­шел Дра­го Ча­бар­ка­па из се­ла Вру­лье, что под Пле­ва­льем. Он рас­ска­зал сле­ду­ю­щее: «Бо­лее двух лет у ме­ня ча­сто бо­лел же­лу­док. Я об­ра­щал­ся к вра­чам в Пле­ва­лах, Прие­по­лье и Са­ра­е­во. Вра­чи бы­ли в недо­уме­нии по по­во­ду ха­рак­те­ра мо­е­го за­боле­ва­ния. В кон­це кон­цов, они вы­яс­ни­ли, что у ме­ня яз­ва же­луд­ка. По­сле это­го мне пред­ло­жи­ли лечь на два­дцать дней в боль­ни­цу, а по­том, по пись­мен­но­му со­гла­сию ро­ди­те­лей, ме­ня долж­ны бы­ли опе­ри­ро­вать. Несмот­ря на силь­ные бо­ли, ко­то­рые с каж­дым ча­сом ста­но­ви­лись все невы­но­си­мее, я не со­гла­шал­ся на опе­ра­цию и по­шел до­мой. При­дя до­мой, я лег в по­стель, с ко­то­рой ни­ку­да не мог сдви­нуть­ся. В том же го­ду в мар­те ме­ся­це, на­хо­дясь на од­ре бо­лез­ни, я ви­дел один необыч­ный сон. Мне сни­лось, что я иду по со­вер­шен­но мне неиз­вест­ной до­ро­ге. Из-за неиз­вест­но­сти пу­ти ме­ня объ­ял ве­ли­кий страх, ко­то­рый уси­лил­ся, ко­гда я с этой до­ро­ги свер­нул к од­ной ма­лень­кой пе­ще­ре, на­пол­нен­ной мра­ком. Вне­зап­но в ней по­явил­ся неиз­вест­ный мне че­ло­век и спро­сил, по­че­му я пла­чу? Я от­ве­тил ему, что мне страш­но, по­то­му что ни­ко­го нет со мной. То­гда он ска­зал мне, чтобы я шел с ним, и я по­шел. Мы до­шли до неболь­ших во­рот, ко­то­рые бы­ли за­кры­ты. Неиз­вест­ный че­ло­век от­крыл их, и мы оба во­шли внутрь. По­ме­ще­ние бы­ло кра­си­вым и очень свет­лым, хо­тя я ни­где не ви­дел лам­пы. То­гда он ска­зал мне: «Здесь ты бу­дешь но­че­вать. Это дом свя­то­го Ва­си­лия».     

По­сле этих слов я про­бу­дил­ся ото сна, глу­бо­ко по­тря­сен­ный уви­ден­ным. Этот сон я тут же рас­ска­зал сво­им ро­ди­те­лям, ко­то­рые со­гла­си­лись, чтобы я сра­зу по­шел в Острог. Так вме­сте с ма­те­рью, хоть и тя­же­ло боль­ной и из­не­мо­жен­ный, я в пер­вый раз от­пра­вил­ся в Острог. В мо­на­сты­ре я пе­ре­но­че­вал у свя­то­го две но­чи. Еже­днев­но на­до мной чи­та­лась мо­лит­ва. Мне сра­зу ста­ло лег­че, а спу­стя два дня я со­вер­шен­но ис­це­лил­ся и ве­се­лый и здо­ро­вый от­пра­вил­ся к се­бе до­мой. Ра­дость мо­их ро­ди­те­лей бы­ла без­гра­нич­на. Из бла­го­дар­но­сти свя­то­му от­цу Ва­си­лию за ис­це­ле­ние я при­шел и в этом го­ду со сво­им дя­дей Да­шей Цми­ля­ни­чем и ма­те­рью Ми­лей. Я все­гда мо­люсь Бо­гу и свя­то­му Ва­си­лию, чтобы и впредь хра­ни­ли ме­ня и всех мо­их род­ных от вся­кой на­па­сти».     

Ис­це­ле­ние от нерв­но­го рас­строй­ства     

Мо­ло­дая де­вуш­ка из окрест­но­стей Ба­ра Ве­ра Й., ра­бо­тав­шая слу­жа­щей, в 1950 го­ду вне­зап­но за­бо­ле­ла ка­ким-то тя­же­лым нерв­ным рас­строй­ством и бы­ла не в со­сто­я­нии вы­пол­нять ка­кую бы то ни бы­ло ра­бо­ту. Обес­по­ко­ен­ные ро­ди­те­ли во­ди­ли ее по раз­ным вра­чам и ис­ка­ли по­мо­щи у луч­ших спе­ци­а­ли­стов нев­ро­па­то­ло­гов в кли­ни­ках Бел­гра­да и За­гре­ба, но, к со­жа­ле­нию, без­успеш­но. Изо дня в день со­сто­я­ние ее здо­ро­вья стре­ми­тель­но ухуд­ша­лось. Ко­гда уже бы­ла по­те­ря­на вся­кая на­деж­да на вы­здо­ров­ле­ние, мать ре­ши­ла, втайне от со­се­дей, от­ве­сти ее в Острог. В на­ча­ле зи­мы то­го же го­да они от­пра­ви­лась в путь. С огром­ным тру­дом им уда­лось пре­одо­леть рас­сто­я­ние от Ниж­не­го мо­на­сты­ря до Верх­не­го. Де­вуш­ку охва­ти­ла силь­ная сла­бость. Пы­та­ясь вер­нуть­ся на­зад, она дер­га­лась как бес­но­ва­тая. С боль­ши­ми уси­ли­я­ми ее до­ве­ли до Верх­не­го мо­на­сты­ря, где над ней бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва о здра­вии. Но­че­вать они оста­лись там же, в Верх­нем мо­на­сты­ре, и на сле­ду­ю­щее утро де­вуш­ка, к ве­ли­ко­му изум­ле­нию сво­ей ма­те­ри и всех при­сут­ству­ю­щих, ока­за­лась со­вер­шен­но здо­ро­ва. Она вер­ну­лась ра­дост­ная к се­бе до­мой и уже через несколь­ко дней вер­ну­лась к сво­им слу­жеб­ным обя­зан­но­стям.     

Ис­це­ле­ние тя­же­ло боль­ной му­суль­ман­ки     

6 мая 1964 го­да му­суль­мане Асиб Гу­шо и Шев­ка Зай­ко при­ве­ли тя­же­ло­боль­ную, так­же му­суль­ман­ку, Фа­ти­му. Фа­ти­ма бы­ла тя­же­ло­боль­ной. Це­лых пять лет она стра­да­ла от ка­ких-то ужас­ных су­до­рог по все­му те­лу. От бо­лей несчаст­ная при­хо­ди­ла в бес­со­зна­тель­ное со­сто­я­ние и в му­ках кри­ча­ла и ру­га­ла сво­их близ­ких. За эти пять лет тя­же­лой бо­лез­ни, пе­ре­хо­див­шей в умо­по­мра­че­ние, они обо­шли с боль­ной всех вра­чей, ле­ка­рей и трав­ни­ков, но ис­це­ле­ния и по­мо­щи не бы­ло.     

Род­ствен­ни­ки слы­ша­ли о том, что в Остро­ге бы­ва­ют ис­це­ле­ния от та­ких бо­лез­ней, и Асиб вме­сте с со­се­дом Шев­кой при­ве­ли ее в Верх­ний мо­на­стырь. Ко­гда они под­ве­ли ее к церк­ви, в ко­то­рой по­чи­ва­ет те­ло св.Ва­си­лия, боль­ная гром­ко за­кри­ча­ла: «Не хо­чу ту­да вхо­дить». Так по­вто­ри­лось несколь­ко раз. При этом она пы­та­лась вер­нуть­ся на­зад. Хра­ни­тель мо­щей от­крыл им цер­ковь, а по­том и ра­ку св.Ва­си­лия, и по­мог под­ве­сти боль­ную к мо­щам. Им уда­лось это сде­лать с боль­шим тру­дом. Дер­жа боль­ную за ру­ки, род­ствен­ни­ки убе­ди­ли ее по­це­ло­вать мо­щи свя­то­го. Как толь­ко она это сде­ла­ла, те­ло ее бы­ло охва­че­но силь­ны­ми су­до­ро­га­ми и дро­жью, так что на Фа­ти­му бы­ло страш­но смот­реть. Ко­гда боль­ная немно­го успо­ко­и­лась, над ней бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва, по со­вер­ше­нии ко­то­рой ее вновь охва­ти­ли страш­ные су­до­ро­ги, от ко­то­рых ее бро­си­ло в жар. Но это со­сто­я­ние про­дли­лось недол­го. Неожи­дан­но на гла­зах у всех она со­вер­шен­но успо­ко­и­лась, скло­ни­лась у ра­ки свя­ти­те­ля и ста­ла мо­лить­ся. Про­шло немно­го вре­ме­ни, и Фа­ти­ма вста­ла со сло­ва­ми: «Сла­ва Бо­гу и свя­то­му Ва­си­лию – я здо­ро­ва. У ме­ня ни­че­го не бо­лит».     

Ска­зав это, она при­па­ла к ра­ке свя­то­го и ста­ла ее це­ло­вать. При­сут­ство­вав­шие, удив­лен­ные та­кой ми­ло­стью Бо­жи­ей, воз­бла­го­да­ри­ли Бо­га и Его угод­ни­ка за это чу­дес­ное ис­це­ле­ние.     

В эту ночь боль­ная со­вер­шен­но спо­кой­но про­ве­ла в Остро­ге, а ко­гда рас­све­ло, она пер­вая при­шла на утре­ню, чтобы еще раз по­бла­го­да­рить Бо­га, ис­це­лив­ше­го ее по мо­лит­вам св.Ва­си­лия.     

Ис­це­ле­ние освя­щен­ным са­ха­ром     

Мно­гие па­лом­ни­ки, ко­то­рые не в со­сто­я­нии при­ве­сти сво­их боль­ных к мо­щам свя­то­го, при­но­сят их одеж­ду и остав­ля­ют ее под ра­кой, чтобы она про­бы­ла здесь хо­тя бы од­ну ночь. Кро­ме одеж­ды, при­но­сят и пи­щу, ча­ще все­го са­хар, и по­сту­па­ют та­ким же об­ра­зом. По это­му слу­чаю хра­ни­тель ра­ки чи­та­ет над при­не­сен­ным мо­лит­ву. За­тем освя­щен­ные ве­щи за­би­ра­ют с со­бой и от­но­сят их боль­ным, ве­ря, что и та­ким об­ра­зом св. Ва­си­лий по­мо­жет им.     

И дей­стви­тель­но, это по­мо­га­ет, в чем нас убеж­да­ет сле­ду­ю­щий слу­чай. 15 ав­гу­ста 1962 го­да в Верх­нем мо­на­сты­ре Бо­жи­дар Ши­я­ко­вич со сво­ей же­ной Слав­кой рас­ска­зал сле­ду­ю­щее: «Наш сын Ви­до­мир был тя­же­ло бо­лен ка­кой-то бо­лез­нью го­ло­вы, от ко­то­рой он ужас­но стра­дал це­лых два го­да. За это вре­мя мы ис­ка­ли ле­че­ния у раз­ных вра­чей и обо­шли мно­гие боль­ни­цы. Вра­чи да­ва­ли раз­ные ле­кар­ства и на­зна­ча­ли уко­лы, но все бы­ло бес­по­лез­но. Го­лов­ная боль не пре­кра­ща­лась.     

В по­за­про­шлом го­ду мать мо­ей же­ны, Илин­ка Но­ва­ко­вич, от­пра­ви­лась в Острог по­кло­нить­ся и по­мо­лить­ся свт. Ва­си­лию. Мы да­ли ей ки­ло­грамм кус­ко­во­го са­ха­ра, чтобы его по­ста­ви­ли под ки­вот свт. Ва­си­лия и над ним бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва о здра­вии Ви­до­ми­ра, что она и сде­ла­ла. Вер­нув­шись до­мой, она при­нес­ла нам и этот са­хар.     

Мы несколь­ко дней да­ва­ли его Ви­до­ми­ру, ве­ря, что освя­щен­ный в Остро­ге са­хар по­мо­жет. Мы не зна­ем, как и ка­ким об­ра­зом, но зна­ем: ко­гда он съел этот са­хар, то пол­но­стью вы­здо­ро­вел, и до се­го дня его го­ло­ва боль­ше ни­ко­гда не бо­ле­ла. Мы при­шли по­бла­го­да­рить Бо­га и свт. Ва­си­лия за ис­це­ле­ние сы­на».     

За­вет пе­ред ра­кой     

В де­каб­ре 1962 го­да к ра­ке свт. Ва­си­лия вме­сте со сво­ей ста­рой ма­те­рью при­сту­пил Н. из Ба­ра. Он по­про­сил свя­щен­но­мо­на­ха, хра­ни­те­ля свя­той ра­ки, про­чи­тать мо­лит­ву о здра­вии. По окон­ча­нии мо­лит­вы че­ло­век, ли­цо ко­то­ро­го вы­ра­жа­ло внут­рен­нее стра­да­ние и ка­кую-то стран­ное бес­по­кой­ство, со сле­за­ми на гла­зах об­ра­тил­ся к свя­щен­ни­ку со сло­ва­ми: «От­че, я горь­кий пья­ни­ца. Все, что за­ра­ба­ты­ваю, тра­чу на вы­пив­ку. По­ми­мо это­го, жи­ву бес­по­ря­доч­ной, бес­чест­ной жиз­нью. Не ува­жаю и не при­ни­маю ни­чьи со­ве­ты. По­за­вче­ра я с та­ко­го же гряз­но­го де­ла при­шел до­мой позд­но и сра­зу лег спать. Но­чью, бы­ло это во сне или на­яву, это я не смо­гу Вам объ­яс­нить, пе­ре­до мной по­явил­ся лик, в ко­то­ром я узнал св. Ва­си­лия, и он, уко­ряя ме­ня, ска­зал: «Пой­ди в мо­на­стырь Острог и у ра­ки дай обе­ща­ние, что боль­ше не бу­дешь пить и жить бес­по­ря­доч­но!» По­том ви­де­ние ис­чез­ло. С то­го дня и до сих пор этот об­раз и сло­ва не вы­хо­дят у ме­ня из го­ло­вы, и я неспо­ко­ен. Что-то непре­стан­но го­нит ме­ня и го­во­рит: иди, сде­лай, что те­бе ве­ле­но. Я боль­ше не мог вы­дер­жать и вот при­шел по­мо­лить­ся Бо­гу, по­кло­нить­ся свт. Ва­си­лию и чтобы дать здесь обе­ща­ние, что боль­ше ни­ко­гда не бу­ду пьян­ство­вать и бу­ду жить по­ря­доч­но. Поз­воль­те мне, отец, ска­зать вам еще кое-что, – до­ба­вил Н., – ко­гда я у се­бя до­ма при­нял ре­ше­ние пой­ти в Острог и дать этот свя­щен­ный за­вет, я ощу­тил некую ра­дость и си­лу, так что не мо­гу это сей­час вы­ска­зать. И еще кое-что ска­жу вам, отец. Мо­е­му ре­ше­нию пой­ти в Острог боль­ше все­го бы­ла удив­ле­на и об­ра­до­ва­на моя мать, ко­то­рая со сле­за­ми на гла­зах па­ла на ко­ле­ни и про­го­во­ри­ла: «Сла­ва Те­бе и хва­ла, ве­ли­кий острож­ский свя­той, ко­гда ты сми­ло­вал­ся и при­з­рел на мой дом».     

Н. по­ки­дал Острог дру­гим че­ло­ве­ком. Пе­чаль у него сме­ни­лась на ра­дость, а бес­по­кой­ство на ду­шев­ный по­кой. Во вре­мя рас­ста­ва­ния он ска­зал: «С се­го­дняш­не­го дня я и мой дом бу­дем сла­вить Бо­га и свт. Ва­си­лия, как уме­ем, про­ся, чтобы Гос­подь по­мог нам и со­хра­нил нас от вся­ко­го зла».     

По­сле сна под ра­кой с мо­ща­ми немой за­го­во­рил     

13 июля 1961 го­да Ра­до­мир Пан­то­вич из се­ла Град­ца рас­ска­зал в Верх­нем мо­на­сты­ре свой слу­чай: «В 1929 го­ду я тя­же­ло за­бо­лел. Вслед­ствие бо­лез­ни я по­те­рял и воз­мож­ность го­во­рить. Все по­пыт­ки из­ле­чить­ся и вер­нуть дар ре­чи бы­ли бес­плод­ны­ми. То­гда отец ре­шил от­ве­сти ме­ня в Острог. С боль­шим тру­дом мы до­стиг­ли Верх­не­го мо­на­сты­ря, где при­сту­пи­ли ко свя­то­му. Здесь мо­нах про­чел за ме­ня мо­лит­ву, по­сле ко­то­рой я остал­ся немно­го вздрем­нуть в церк­ви. Я лег и за­снул, а ко­гда проснул­ся, то был со­вер­шен­но здо­ров. Я не чув­ство­вал, чтобы у ме­ня что-ни­будь бо­ле­ло и, к мо­ей ве­ли­кой ра­до­сти, мог го­во­рить. Мо­нах и мой отец бы­ли нема­ло удив­ле­ны, как и осталь­ные при­сут­ство­вав­шие. По­сле это­го все мы вме­сте воз­бла­го­да­ри­ли Бо­га и свя­то­го Ва­си­лия за ис­це­ле­ние. Вме­сте с от­цом я вер­нул­ся до­мой здо­ро­вый и ве­се­лый. На сле­ду­ю­щий год я при­шел по­бла­го­да­рить свя­ти­те­ля, что де­лаю и сей­час, спу­стя трид­цать лет, и бу­ду де­лать, по­ка жив и в си­лах. Бу­ду при­хо­дить в Острог на по­кло­не­ние и в бла­го­дар­ность ве­ли­ко­му чу­до­твор­цу свя­то­му Ва­си­лию».     

Ис­це­ле­ние ду­шев­но­боль­но­го     

Сре­ди мно­го­чис­лен­ных па­лом­ни­ков, при­хо­дя­щих в лет­ние ме­ся­цы по­кло­нить­ся свя­то­му Ва­си­лию, был и Слав­ко Йо­ва­но­вич, ко­то­рый, при­дя 4 ав­гу­ста 1961 го­да из Са­ра­е­во, рас­ска­зал про ис­це­ле­ние сво­е­го бра­та.     

«Мой брат, – рас­ска­зы­ва­ет Слав­но, – по име­ни Ра­ди­вое был тя­же­лый ду­шев­но­боль­ной. Офи­ци­аль­но он был су­ма­сшед­шим. Бо­лезнь его на­ча­лась где-то в 1948 го­ду. Око­ло 5–6 ме­ся­цев он про­вел в боль­ни­це в Са­ра­е­во, но ка­ко­го бы то ни бы­ло улуч­ше­ния и на­деж­ды на вы­здо­ров­ле­ние не бы­ло. Мои ро­ди­те­ли ре­ши­ли взять его из боль­ни­цы и от­ве­сти сю­да, в Острог, ко свя­то­му Ва­си­лию. Хо­тя вра­чам это и не нра­ви­лось, они все же от­пу­сти­ли его. Мо­жет быть, им бы­ло при­ят­но, что они, хо­тя бы на ко­рот­кое вре­мя, осво­бо­дят­ся от од­но­го тя­же­ло­боль­но­го. Мои ро­ди­те­ли по­ве­ли боль­но­го бра­та свя­зан­ным в Острог, ве­ря, что най­дут здесь ис­це­ле­ние.     

Ко­гда его при­ве­ли в Верх­ний мо­на­стырь к ра­ке свя­то­го Ва­си­лия и по­со­бо­ро­ва­ли, ему сра­зу ста­ло луч­ше. С его рук сня­ли ве­рев­ки, и на сле­ду­ю­щий день они ра­дост­ные вер­ну­лись до­мой, бла­го­да­ря свя­то­му Ва­си­лию, по­дав­ше­му мо­е­му бра­ту здо­ро­вье и ис­це­ле­ние. Ко­гда они до­бра­лись до до­ма в на­шем ме­стеч­ке Зу­бач под Са­ра­е­во, все мест­ные жи­те­ли и род­ные, ви­дя Ра­ди­воя здо­ро­вым и в пол­ном рас­суд­ке, бы­ли нема­ло удив­ле­ны. Позд­нее Ра­ди­вой же­нил­ся, и сей­час у него своя се­мья. Он ра­бо­та­ет сто­ля­ром и по­сто­ян­но бла­го­да­рит Бо­га и Его угод­ни­ка, свя­то­го Ва­си­лия Острож­ско­го».     

Ис­це­ле­ние су­ма­сшед­шей де­вуш­ки из Во­е­во­ди­ны     

Во­сем­на­дца­ти­лет­няя де­вуш­ка Да­ни­ца С. из од­но­го се­ла в окрест­но­стях Зре­ня­ни­на неожи­дан­но по­вре­ди­лась рас­суд­ком. Об­на­ру­жив за­боле­ва­ние, род­ные ста­ли ис­кать по­мо­щи у вра­ча. Но все ста­ра­ния по­мочь ей бы­ли бес­по­лез­ны. Изо дня в день ее со­сто­я­ние бы­ло все ху­же и невы­но­си­мее не толь­ко для ее ро­ди­те­лей, но и для со­се­дей. Един­ствен­ным сред­ством для то­го, чтобы она не бес­по­ко­и­ла окру­жа­ю­щих, бы­ло по­ме­стить де­вуш­ку в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу. Но преж­де, чем это сде­лать, ее отец ре­шил упо­тре­бить един­ствен­ное остав­ше­е­ся сред­ство – от­ве­сти ее в мо­на­стырь Острог, невзи­рая на все труд­но­сти пред­сто­я­ще­го пу­ти.     

В июне 1958 го­да отец с до­че­рью, ру­ки ко­то­рой бы­ли свя­за­ны креп­кой ве­рев­кой, со­брал­ся в Острог. Он не жа­лел тру­да и средств, лишь бы толь­ко его боль­ная дочь по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние. По­сле труд­но­го пу­те­ше­ствия они до­бра­лись до Ниж­не­го мо­на­сты­ря, а от­ту­да пеш­ком про­дол­жи­ли путь в Верх­ний. Ко­гда они при­бли­зи­лись к нему, де­вуш­ка, к ве­ли­ко­му удив­ле­нию сво­е­го от­ца, со­вер­шен­но нор­маль­но ска­за­ла, что чув­ству­ет се­бя лег­че, по­про­сив осво­бо­дить ей ру­ки. Отец сде­лал это, за­ме­тив, что дочь нор­маль­но вы­гля­дит и раз­го­ва­ри­ва­ет. Ис­пол­нен­ный бла­го­дар­но­сти Бо­гу и свя­то­му Ва­си­лию, отец под­вел ис­це­лен­ную дочь к ра­ке с мо­ща­ми свя­ти­те­ля. Он по­про­сил ду­хов­ни­ка, хра­ни­те­ля ра­ки, про­чи­тать над боль­ной мо­лит­ву о здра­вии. По со­вер­ше­нии мо­лит­вы де­вуш­ка ска­за­ла от­цу, к его невы­ра­зи­мой ра­до­сти, что чув­ству­ет се­бя со­вер­шен­но здо­ро­вой, и по­про­си­ла его оста­вить на ра­ке по­жерт­во­ва­ние за свое чу­дес­ное и ско­рое вы­здо­ров­ле­ние.     

     

* Чудесная помощь святителя Василия Острожского, явленная иноверным *     

Необыч­ные ро­ды     

В чер­но­гор­ской Цм­ни­це со­хра­ни­лась па­мять о том, как од­на тур­чан­ка ро­ди­ла в до­ме свя­щен­ни­ка. Эта ис­то­рия про­изо­шла в 70-е го­ды XIX ве­ка в се­ле Г. Бар­ско­го сре­за.     

Де­ло бы­ло так. Од­на­жды поп Йо­ко из это­го се­ла был по ка­ко­му-то де­лу в Ска­да­ре (совре­мен­ная Ал­ба­ния) и там, си­дя в дво­ро­вой ко­фейне, он услы­шал раз­го­вор о том, что в од­ном бли­жай­ших сел есть жен­щи­на, ко­то­рая бе­ре­мен­на уже бо­лее го­да и ни­как не мо­жет ро­дить. Од­но­сель­чане смот­ре­ли на это как на на­ка­за­ние Бо­жье не толь­ко хо­зя­и­ну до­ма, но и все­му се­лу. Услы­шав о та­ком неслы­хан­ном де­ле, отец Йо­ко тут же по­про­сил при­сут­ству­ю­щих жи­те­лей то­го се­ла, чтобы муж жен­щи­ны и все се­ло поз­во­ли­ли ему от­ве­сти несчаст­ную в мо­на­стырь Острог, от­ку­да он на­де­ет­ся вер­нуть ее жи­вой и здо­ро­вой вме­сте с но­во­рож­ден­ным.     

Услы­шав та­кое пред­ло­же­ние, од­но­сель­чане ре­ши­ли вме­сте со свя­щен­ни­ком до­ста­вить бед­ную жен­щи­ну в Острог и от­вез­ли ее по Ска­дар­ско­му озе­ру до до­ма по­па Йо­ко. На сле­ду­ю­щий день они по­шли под Острог, где отец Йо­ко вме­сте с мо­на­хом со­вер­шил мо­ле­бен о несчаст­ной жен­щине.     

На сле­ду­ю­щее утро тур­чан­ка вер­ну­лись в свя­щен­ни­че­ский дом, где на тре­тий день у нее на­ча­лись схват­ки, и она ро­ди­ла кра­си­во­го и здо­ро­во­го маль­чи­ка. Де­сять дней счаст­ли­вая мать вме­сте с по­па­дьей во­зи­лись с но­во­рож­ден­ным, а за­тем все с ве­ли­кой ра­до­стью вер­ну­лись в Ска­дар.     

Отец ре­бен­ка, бла­го­да­ря Бо­га и свя­то­го Ва­си­лия, по­звал свя­щен­ни­ка Йо­ко на уго­ще­ние в свой дом, где они по­бра­та­лись в знак веч­ной друж­бы.     

Это сви­де­тель­ство бы­ло за­пи­са­но в 60-х гг. XX ве­ка Мак­си­мом Йо­во­ви­чем.     

Ис­це­ле­ние ослеп­ше­го тур­ка     

15 ян­ва­ря 1961 го­да иеро­мо­нах Се­ра­фим Ка­шич за­пи­сал в мо­на­стыр­скую ле­то­пись Остро­га рас­сказ Си­мо То­мо­ва Ста­ни­ши­ча из се­ла По­то­чи­ла, за­сви­де­тель­ство­ван­ный его соб­ствен­но­руч­ной под­пи­сью. По сло­вам Си­мо, его отец То­мо и дя­дя Ра­шо, как и мно­гие ста­рые лю­ди из тех мест, рас­ска­зы­ва­ли ему со слов сво­их от­цов ис­то­рию о чу­дес­ном ис­це­ле­нии од­но­го ослеп­ше­го тур­ка.

Этот бо­га­тый ту­рок из Ска­да­ра, управ­ляв­ший, по сло­вам неко­то­рых, Ска­дар­ским кра­ем, со­вер­шен­но ослеп и дол­гое вре­мя ни­че­го не ви­дел. Он по­се­щал мно­гие му­суль­ман­ские свя­ты­ни, а под ко­нец ре­шил по­се­тить и мо­на­стырь Острог, чтобы по­мо­лить­ся здесь Бо­гу и чу­до­твор­цу Ва­си­лию, по­то­му что мно­го был на­слы­шан о за­ступ­ни­че­стве свя­то­го.     

Ко­гда знат­ный ту­рок до­брал­ся до Верх­не­го мо­на­сты­ря, мо­нах – хра­ни­тель ра­ки под­вел его к мо­щам свя­ти­те­ля. Ту­рок по­це­ло­вал свя­ты­ню, а мо­нах про­чи­тал над ним мо­лит­ву и, под­ве­дя его к ка­мен­но­му со­су­ду, за­черп­нул от­ту­да во­ды, ко­то­рой ту­рок умыл­ся. Умыв­шись, ту­рок ска­зал мо­на­ху и со­про­вож­дав­шим его, что ощу­ща­ет пе­ред сво­и­ми гла­за­ми свет. При­е­хав­шие по­про­си­ли мо­на­ха поз­во­лить им остать­ся пе­ре­но­че­вать в мо­на­сты­ре и бы­ли го­сте­при­им­но при­ня­ты на ноч­лег.

На сле­ду­ю­щий день, ко­гда рас­све­ло, ту­рок уже про­зрел и сам по­шел за мо­на­хом по­кло­нить­ся свя­то­му Ва­си­лию. За­тем он вновь умыл­ся во­дой из ка­мен­но­го со­су­да и стал со­би­рать­ся со сво­и­ми спут­ни­ка­ми об­рат­но в Ска­дар. Из бла­го­дар­но­сти и бла­го­го­ве­ния к Острож­ско­му свя­ти­те­лю ис­це­лен­ный не хо­тел ехать на коне и по­шел до са­мо­го Ска­да­ра пеш­ком.А по­сле сво­е­го воз­вра­ще­ния до­мой он по­слал мо­на­сты­рю бо­га­тые по­дар­ки. К со­жа­ле­нию, за дав­но­стью лет имя это­го тур­ка в на­род­ной па­мя­ти не со­хра­ни­лось.     

Ис­це­ле­ние бес­но­ва­то­го му­суль­ма­ни­на     

Пен­си­о­нер из Ба­ра Пе­тар П. в 40-х гг. XX ве­ка рас­ска­зы­вал Мак­си­му Йо­во­ви­чу сле­ду­ю­щий слу­чай.     

В ав­гу­сте 1905 го­да он на­хо­дил­ся вме­сте со сво­ей же­ной в Остро­ге. Сре­ди мно­же­ства дру­гих по­се­ти­те­лей его вни­ма­ние при­влек один свя­зан­ный це­пью бес­но­ва­тый му­суль­ма­нин из Бос­нии, ко­то­ро­го во­ди­ли двое креп­ких муж­чин. Несчаст­ный рвал­ся, ры­чал и пы­тал­ся осво­бо­дить­ся от це­пи, но у него ни­че­го не по­лу­ча­лось.     

Бес­но­ва­то­го под­ве­ли к свя­тым мо­щам, где свя­щен­ник про­чел над ним мо­лит­ву и по­ма­зал его мас­лом из лам­па­ды. Ко­гда боль­ной немно­го успо­ко­ил­ся, то на­чал дре­мать и от­чет­ли­во про­го­во­рил: «Пу­сти­те ме­ня, не бой­тесь! Этот на­вер­ху при­ка­зал, чтобы я вы­здо­ро­вел!» Из­не­мо­гая от уста­ло­сти, он упал на пли­ты око­ло ра­ки и тут же за­снул.     

Свя­щен­ник при­ка­зал не тро­гать его, по­ка он не проснет­ся сам. Так му­суль­ма­нин и про­спал це­лый день и ночь. Через 24 ча­са он встал сам и в доб­ром рас­по­ло­же­нии ду­ха, ве­се­лый и здо­ро­вый вер­нул­ся до­мой. По сло­вам Пе­та­ра, это чу­дес­ное ис­це­ле­ние оста­ви­ло на него и всех при­сут­ство­вав­ших неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние.     

Ис­це­ле­ние мо­ло­до­го ал­бан­ца     

Филипп Зе­ко­вич из Ник­ши­ча по­ве­дал иеро­мо­на­ху Се­ра­фи­му Ка­ши­чу об од­ном слу­чае ис­це­ле­ния, сви­де­те­лем ко­то­ро­го он был сам, и за­сви­де­тель­ство­вал ис­тин­ность сво­их слов соб­ствен­но­руч­ной под­пи­сью в ле­то­пи­си Остро­га.     

«Это бы­ло в 1911 го­ду на Тро­и­цын день, ко­гда в Остро­ге со­би­ра­ет­ся боль­ше все­го бо­го­моль­цев. Я сам то­гда был там и ви­дел, как при­вез­ли на коне од­но­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка из Се­вер­ной Ал­ба­нии, у ко­то­ро­го бы­ли свя­за­ны ру­ки и но­ги.     

Это бы­ло в вос­кре­се­нье, а на сле­ду­ю­щий день в по­не­дель­ник это­го же са­мо­го че­ло­ве­ка, до это­го креп­ко свя­зан­но­го, я ви­дел со­вер­шен­но здо­ро­вым и нор­маль­ным. Это ви­дел и весь со­брав­ший­ся на­род. Ис­це­лен­ный по­сто­ян­но мо­лил­ся Бо­гу и кре­стил­ся.     

С это­го вре­ме­ни я по­чти каж­дый год по­се­щал мо­на­стырь Острог».     

Ис­це­ле­ние ана­то­лий­ско­го хаджи     

По сви­де­тель­ству Бай­ро Б. из Ста­ро­го Ба­ра, в 1913 го­ду, во вре­мя прав­ле­ния чер­но­гор­ско­го ко­ро­ля Ни­ко­лы, в бар­ской бух­те при­ча­лил па­ром из Стам­бу­ла. В Ба­ре с ко­раб­ля вме­сте с дру­ги­ми пу­те­ше­ству­ю­щи­ми со­шел мо­ло­дой ход­жа из Ана­то­лии (Ма­лая Азия). Это был вы­со­ко­го ро­ста, ху­до­ща­вый и очень блед­ный че­ло­век. В те­че­ние мно­гих лет ход­жа стра­дал от па­ра­ли­ча и пе­ре­дви­гал­ся толь­ко при по­мо­щи ко­сты­лей. Несмот­ря на то, что он был до­воль­но бо­гат, он так и не смог най­ти необ­хо­ди­мых ле­карств.     

Ход­жа оста­но­вил­ся на ноч­лег в Ста­ром Ба­ре и на­шел здесь мно­го сво­их со­пле­мен­ни­ков, с ко­то­ры­ми мог по­го­во­рить на род­ном язы­ке. Он рас­ска­зал, что ви­дел сон о том, что дол­жен пой­ти в мо­на­стырь Острог, чтобы по­лу­чить ис­це­ле­ние. Ве­ра в воз­мож­ное вы­здо­ров­ле­ние за­ста­ви­ла его от­пра­вить­ся в столь да­ле­кое пу­те­ше­ствие.     

Вес­ной ход­жа от­пра­вил­ся в Острог и по­том го­во­рил, что был удив­лен ве­ли­че­ствен­но­стью этой ред­кой свя­ты­ни и кра­со­той окру­жав­шей ее при­ро­ды, ко­то­рая его про­сто оча­ро­ва­ла. В мо­на­сты­ре над ним по обы­чаю бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва пе­ред ра­кой с мо­ща­ми свя­то­го чу­до­твор­ца Ва­си­лия, по­сле че­го ход­жа дей­стви­тель­но по­чув­ство­вал, что здо­ров. Бла­го­дар­ный ход­жа оста­вил в мо­на­сты­ре боль­шое по­жерт­во­ва­ние и свои ко­сты­ли и вер­нул­ся в Под­го­ри­цу пеш­ком, а от­ту­да по­ез­дом до­брал­ся до Ба­ра. На об­рат­ном пу­ти он за­дер­жал­ся на несколь­ко дней в Ста­ром Ба­ре, где по­всю­ду с лег­ко­стью хо­дил да­же без пал­ки.     

Так ход­жа вер­нул­ся до­мой со­вер­шен­но здо­ро­вым, бла­го­да­ря Бо­га и Его слав­но­го чу­до­твор­ца Ва­си­лия Острож­ско­го, по мо­лит­вам к ко­то­ро­му лю­ди по­лу­ча­ют ис­це­ле­ния, невзи­рая на свое ве­ро­ис­по­ве­да­ние.     

Сви­де­тель­ство Бай­ро Б. из Ста­ро­го Ба­ра за­пи­сал иеро­мо­нах Се­ра­фим Ка­шич.     

Ис­це­ле­ние су­ма­сшед­шей ал­бан­ки     

Кре­стья­нин из Ал­ба­нии Зе­фа Си­ништо­вич рас­ска­зы­вал от­цу Мак­си­му Йо­во­ви­чу об ис­це­ле­нии сво­ей со­сед­ки Дро­ны Бер­шич.     

Дро­на бы­ла вы­да­на за­муж за до­воль­но бо­га­то­го че­ло­ве­ка из близ­ле­жа­ще­го се­ла, но за­тем по­вре­ди­лась рас­суд­ком и по­сто­ян­но со­вер­ша­ла гру­бые вы­ход­ки в от­но­ше­нии до­маш­них и бли­жай­ших со­се­дей. Опас­но­сти для окру­жа­ю­щих она не пред­став­ля­ла, но ее ча­стые при­пад­ки бы­ли невы­но­си­мы и для нее са­мой, и для близ­ких. Муж ча­сто во­дил ее к вра­чу, но это не при­но­си­ло успе­ха.     

Ко­гда ре­ши­ли ве­сти ее в Острог, муж не хо­тел и слы­шать об этом – как это его же­на пой­дет к «влаш­ско­му свя­то­му дру­гой ве­ры». Но все же в июле 1930 го­да ее по­вел в Острог кум До­да Ка­лье­вич, уро­же­нец тех же мест.     

Они, как это бы­ло при­ня­то, при­сту­пи­ли в ра­ке с мо­ща­ми, а по­том по­про­си­ли свя­щен­ни­ка про­чи­тать осо­бую мо­лит­ву над боль­ной. В при­сут­ствии несколь­ких па­лом­ни­ков по­сле про­чи­тан­ной мо­лит­вы боль­ная вы­шла на­ру­жу со­вер­шен­но нор­маль­ной. Все бы­ли удив­ле­ны и по­ра­же­ны столь быст­рым вы­здо­ров­ле­ни­ем и Бо­жи­ей ми­ло­стью, ко­то­рая из­ли­ва­ет­ся на несчаст­ных и боль­ных.     

Сви­де­тель­ство ал­бан­ца Зе­фы Си­ништо­ви­ча, кре­стья­ни­на из Гру­да в Ал­ба­нии, за­пи­са­но Мак­си­мом Йо­во­ви­чем.     

Ис­це­ле­ние брач­ной па­ры му­суль­ман     

Хай­дар Ш. из се­ла Кра­ва­ри рас­ска­зы­вал: «Мой со­сед, Ис­лам Д., со­сто­я­тель­ный и уме­лый хо­зя­ин, в 1928 го­ду же­нил­ся на здо­ро­вой взрос­лой де­вуш­ке Ха­ве из то­го же се­ла. Не про­шло и пол­го­да со свадь­бы, как од­на­жды од­новре­мен­но за­бо­ле­ли и муж и его мо­ло­дая су­пру­га: они оба бы­ли скор­чен­ны­ми на­столь­ко, что под­бо­род­ком мог­ли кос­нуть­ся сво­их ко­лен. Они ле­чи­лись по со­ве­там и на­прав­ле­ни­ям юго­слав­ских и ал­бан­ских вра­чей, ис­ка­ли по­мо­щи и со­ве­та у хад­жей и по­пов из ближ­них и даль­них окрест­но­стей, но ни­что им не по­мо­га­ло, и на про­тя­же­нии дол­гих две­на­дца­ти лет они про­дол­жа­ли му­чить­ся от силь­ных бо­лей на го­ре сво­их род­ных.     

В 1940 го­ду по со­ве­ту сво­их дру­зей они от­пра­ви­лись в мо­на­стырь Острог, чтобы по­ис­кать по­мо­щи ве­ли­ко­го чу­до­твор­ца Ва­си­лия.     

От Ска­да­ра до Плав­ни­цы они плы­ли на ко­раб­ле, а от­ту­да до­бра­лись на по­ез­де до Под­го­ри­цы. До­е­хав до Ниж­не­го мо­на­сты­ря, они с ве­ли­ки­ми му­ка­ми ста­ли под­ни­мать­ся пеш­ком в Верх­ний Острог, так что эта до­ро­га за­ня­ла у них бо­лее по­ло­ви­ны дня.     

До­брав­шись на­ко­нец до Верх­не­го мо­на­сты­ря, они вме­сте с дру­ги­ми па­лом­ни­ка­ми при­сту­пи­ли к ра­ке с мо­ща­ми свя­то­го. Ко­гда свя­щен­ник чи­тал мо­лит­ву о здра­вии боль­ных, Ис­лам со сво­ей же­ной, по со­ве­ту свя­щен­ни­ка, ле­жа­ли под ра­кой и так там и усну­ли.     

Проснув­шись спу­стя три ча­са, они по­чув­ство­ва­ли об­лег­че­ние и смог­ли встать на но­ги, вы­пря­мив­шись, как аб­со­лют­но здо­ро­вые…     

На сле­ду­ю­щий день они вер­ну­лись пеш­ком до­мой к ве­ли­кой ра­до­сти сво­их до­мо­чад­цев и все­го се­ла. Впо­след­ствии у них ро­ди­лись здо­ро­вые де­ти, и они жи­ли счаст­ли­во. В бла­го­дар­ность Бо­гу и свя­то­му Ва­си­лию су­пру­ги ча­сто по­се­ща­ли эту ве­ли­кую пра­во­слав­ную свя­ты­ню».     

Сви­де­тель­ство Хай­да­ра Ш. из се­ла Кра­ва­ри за­пи­сал Мак­сим Йо­во­вич.     

Ис­це­ле­ние ума­ли­шен­но­го ал­бан­ско­го маль­чи­ка     

Са­ид Ч. из се­ла Р. рас­ска­зал сле­ду­ю­щее:     

«Вся окру­га в на­шем крае зна­ет о чу­дес­ном ис­це­ле­нии де­ся­ти­лет­не­го сы­ниш­ки мо­е­го со­се­да, ко­то­рый несколь­ко лет был со­вер­шен­но ума­ли­шен­ным. Из его уст нель­зя бы­ло услы­шать ни еди­но­го сло­ва. Он по­сто­ян­но сто­нал и ре­вел в бес­со­зна­тель­ном со­сто­я­нии.     

В 1950 го­ду отец при­вел его пеш­ком в мо­на­стырь Острог и по­про­сил мо­на­ха про­чи­тать над боль­ным мо­лит­ву о вы­здо­ров­ле­нии. По­сле ве­чер­ней мо­лит­вы маль­чик под бо­го­слу­же­ние за­снул пе­ред ра­кой, под ко­то­рой его с боль­шим тру­дом за­став­ля­ли лечь.     

Ко­гда он проснул­ся и встал, то его взгляд ка­зал­ся на­мно­го бо­лее осо­знан­ным, но он не мог ни­че­го го­во­рить. По­сле чте­ния утрен­них мо­литв, пе­ред тем, как от­пра­вить­ся до­мой, маль­чик за­го­во­рил и от­чет­ли­во ска­зал на ал­бан­ском язы­ке: «Я го­ло­ден, дай­те мне хле­ба!»     

К ве­ли­кой ра­до­сти ро­ди­те­лей и осталь­ных при­сут­ству­ю­щих, сы­нок вер­нул­ся до­мой ве­се­лый и здо­ро­вый. В 1959 го­ду он по­шел в ар­мию на сроч­ную служ­бу как спо­соб­ный и здо­ро­вый ре­крут».     

Сви­де­тель­ство за­пи­са­но Мак­си­мом Йо­во­ви­чем.     

Ис­це­ле­ние де­воч­ки-ка­то­лич­ки     

Пе­тар Ч. из се­ла С. Бар­ско­го сре­за, дол­гое вре­мя ле­чил свою вось­ми­лет­нюю дочь, но ни один врач не мог ей ни­чем по­мочь. Де­воч­ка за­бо­ле­ла и слег­ла в по­стель в 1942 го­ду, так что не мог­ла уже да­же встать на но­ги. Ее нож­ки со­вер­шен­но ис­сох­ли, и вра­чи толь­ко раз­во­ди­ли ру­ка­ми, го­во­ря, что вся­кое ле­че­ние уже бес­смыс­лен­но. Так как в тех кра­ях ре­ли­ги­оз­ная тер­пи­мость меж­ду ка­то­ли­ка­ми и пра­во­слав­ны­ми с дав­них пор на за­вид­ной вы­со­те, ро­ди­те­ли не счи­та­ли для се­бя за­зор­ным с ве­ли­ким упо­ва­ни­ем на Бо­га об­ра­тить­ся за по­мо­щью к Острож­ско­му чу­до­твор­цу свя­то­му Ва­си­лию в на­деж­де, что их ре­бен­ку станет лег­че.     

К этой мыс­ли они при­шли по­сле то­го, как мать од­на­жды на­ма­за­ла де­воч­ку мас­лом, при­не­сен­ным из Остро­га, ко­гда у нее бы­ла вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра, и по­сле это­го го­ряч­ка быст­ро про­шла.     

По осво­бож­де­ния Юго­сла­вии от ок­ку­пан­тов ро­ди­те­ли ре­ши­ли от­не­сти ре­бен­ка в Острог и, несмот­ря на то, что в это вре­мя бы­ли боль­шие про­бле­мы с транс­пор­том, мать в ав­гу­сте 1945 го­да от­пра­ви­лась с ре­бен­ком в путь. С боль­ши­ми труд­но­стя­ми они, на­ко­нец, до­бра­лись до мо­на­сты­ря. Немно­го от­дох­нув, мать по со­ве­ту мо­на­ха оста­ви­ла ре­бен­ка на несколь­ко ча­сов под ра­кой с мо­ща­ми свя­то­го Ва­си­лия.     

Де­воч­ка тут же за­сну­ла, а ко­гда она просну­лась, ей бы­ло на­мно­го лег­че, и она на­ча­ла уже опи­рать­ся на соб­ствен­ные нож­ки. На сле­ду­ю­щий день они с ра­до­стью вер­ну­лись до­мой, ви­дя, что ре­бе­нок чув­ству­ет се­бя хо­ро­шо.     

Со­вер­шен­но здо­ро­вая де­воч­ка иг­ра­ла с детьми и по­се­ща­ла шко­лу.     

За­пи­сал Мак­сим Йо­во­вич в 50-х гг. XX ве­ка.     

Ис­це­ле­ние скор­чен­ной му­суль­ман­ки     

В 60-х гг. XX ве­ка Мак­сим Йо­во­вич за­пи­сал рас­сказ Ра­до­ша Ч. из Хо­ро­го­ша в Во­е­во­дине.     

«С дав­них пор, – рас­ска­зы­вал Ра­дош, – я на­чал по­се­щать на­ши ве­ли­чай­шие свя­ты­ни, осо­бен­но мо­на­стырь Острог, ди­вясь мно­гим чу­дес­ным со­бы­ти­ям, ко­то­рые ча­сто там слу­ча­ют­ся, и ис­це­ле­ни­ям боль­ных, ко­то­рые до то­го ни­где не мог­ли най­ти ис­це­ле­ния».     

Вес­ной 1948 го­да он при­шел ве­че­ром в Верх­ний мо­на­стырь и пе­ре­но­че­вал в нем. На сле­ду­ю­щий день он сво­и­ми гла­за­ми ви­дел, как двое му­суль­ман из Бос­нии, из окрест­но­стей Ро­га­ти­цы, при­вез­ли на коне боль­ную жен­щи­ну воз­рас­том око­ло 30 лет. У жен­щи­ны бы­ли скор­чен­ные но­ги, и она по­сто­ян­но уже на про­тя­же­нии несколь­ких лет ле­жа­ла до­ма. Жен­щи­на со­вер­шен­но не мог­ла пе­ре­дви­гать­ся на сво­их но­гах, и со­про­вож­дав­шие внес­ли ее в храм и устро­и­ли ле­жать око­ло ра­ки с мо­ща­ми. Так она про­ле­жа­ла здесь око­ло трех ча­сов, и над ней бы­ли про­чи­та­ны по­ло­жен­ные мо­лит­вы. По­сле это­го, к ве­ли­ко­му удив­ле­нию при­сут­ству­ю­щих, при вы­хо­де из церк­ви жен­щи­на с лег­ко­стью и не ис­пы­ты­вая бо­ли уже мог­ла опи­рать­ся на но­ги. Од­на­ко ее спут­ни­ки все же под­дер­жи­ва­ли ее за ру­ки.     

Через ночь ее уже не нуж­но бы­ло под­дер­жи­вать, по­то­му что она мог­ла са­мо­сто­я­тель­но хо­дить и немно­го про­гу­ли­ва­лась. На вто­рой день, ве­се­лая и ра­дост­ная, она вме­сте со сво­и­ми спут­ни­ка­ми от­пра­ви­лась до­мой, а позд­нее при­шло из­ве­стие от ее со­се­дей, что она вы­здо­ро­ве­ла пол­но­стью.     

Рас­сказ од­но­го му­суль­ма­ни­на из Мр­ко­ев­ца о сво­ем ис­це­ле­нии     

Асан Б. из Бар­ско­го сре­за рас­ска­зы­вал Мак­си­му Йо­во­ви­чу:     

«Я стра­дал от од­ной неиз­ле­чи­мой бо­лез­ни, из-за ко­то­рой вра­чи раз­во­ди­ли на­до мной ру­ка­ми. Я му­чал­ся мно­го лет, так что жизнь мне бы­ла нена­вист­на. Я знал по пре­да­ни­ям мо­их пред­ков, что мно­гие на­ши зем­ля­ки из­ле­чи­лись от раз­лич­ных бо­лез­ней, от­пра­вив­шись в Острог, чтобы по­кло­нить­ся и по­мо­лить­ся свя­то­му Ва­си­лию чу­до­твор­цу. Ре­шил и я, чтобы мои бли­жай­шие род­ствен­ни­ки от­ве­ли ме­ня в мо­на­стырь Острог.     

Со­вер­шен­но скор­чен­но­го и неспо­соб­но­го сдви­нуть­ся с ме­ста, двое мо­их род­ствен­ни­ков от­вез­ли ме­ня ту­да вес­ной 1932 го­да. Там я пе­ре­но­че­вал. На сле­ду­ю­щий день пе­ред ра­кой на­до мной бы­ла про­чи­та­на длин­ная мо­лит­ва, а сам я по со­ве­ту свя­щен­ни­ка лег под ра­ку. Неко­то­рое вре­мя я слу­шал, как мо­нах по­ми­на­ет в мо­лит­ве мое имя и мо­лит­ся Бо­гу о мо­ем вы­здо­ров­ле­нии. В это вре­мя мной овла­дел ка­кой-то глу­бо­кий сон, и я креп­ко за­снул, не слы­ша уже ни­че­го, что про­ис­хо­ди­ло око­ло ме­ня. Про­спав два ча­са, я проснул­ся, чув­ствуя се­бя лег­ким как пе­рыш­ко, и встал без чьей бы то ни бы­ло по­мо­щи на свои но­ги. Я вер­нул­ся с со­про­вож­дав­ши­ми ме­ня до­мой со­вер­шен­но здо­ро­вым и вот сей­час как здо­ро­вый че­ло­век тру­жусь на вся­кой поле­вой и до­маш­ней ра­бо­те и не таю сво­е­го чу­дес­но­го ис­це­ле­ния, ко­то­рое мне ока­за­но по во­ле Бо­жи­ей, как и мно­гим в мо­на­сты­ре Острог».     

Скор­чен­ный му­суль­ма­нин вы­здо­ро­вел     

На Пет­ров день 1926 го­да вме­сте с дру­ги­ми па­лом­ни­ка­ми из Бос­нии в Остро­ге бы­ла и од­на му­суль­ман­ка со сво­им сы­ном. Сын с трех до 16 лет силь­но бо­лел и мог пе­ре­дви­гать­ся толь­ко при по­мо­щи ко­сты­лей, ко­то­рые по­всю­ду брал с со­бой. Са­мое раз­но­об­раз­ное ле­че­ние не по­мо­га­ло.     

Од­на­жды но­чью мать ви­де­ла сон о том, как один неиз­вест­ный че­ло­век го­во­рил ей, чтобы она ис­ка­ла вы­здо­ров­ле­ния для сво­е­го сы­на у влаш­ско­го свя­то­го в Остро­ге. Недол­го ду­мая, она со­бра­лась, и вме­сте с од­ним род­ствен­ни­ком и боль­ным они от­пра­ви­лись в путь.     

По­сле дол­гой до­ро­ги они до­бра­лись до мо­на­сты­ря и об­ра­ти­лись к ду­хов­ни­ку, ко­то­рый их при­нял и раз­ме­стил вме­сте с дру­ги­ми па­лом­ни­ка­ми. Там они оста­ва­лись де­вять дней, по­сто­ян­но мо­лясь Бо­гу, по со­ве­ту свя­щен­ни­ка. Боль­ной с каж­дым днем чув­ство­вал се­бя все луч­ше и луч­ше, а на де­ся­тый день от­бро­сил ко­сты­ли как со­вер­шен­но уже ему ненуж­ные и оста­вил их в мо­на­сты­ре. Так он, со­вер­шен­но здо­ро­вый, вер­нул­ся до­мой, бла­го­да­ря Бо­га за по­лу­чен­ное ис­це­ле­ние. Бла­го­дар­ная мать, со­глас­но дан­но­му за­ве­ту, еже­год­но при­ез­жа­ла в Острог и остав­ля­ла там щед­рые по­жерт­во­ва­ния.     

За­пи­сал Мак­сим Йо­во­вич.     

Ис­це­ле­ние су­ма­сшед­ше­го му­суль­ма­ни­на     

Оль­га Г. из окрест­но­стей Ба­ра рас­ска­зы­ва­ла иеро­мо­на­ху Се­ра­фи­му Ка­ши­чу.     

«Ко­гда в 1921 го­ду моя све­кровь по­шла со сво­и­ми со­сед­ка­ми на по­кло­не­ние в мо­на­стырь Острог, они встре­ти­ли пе­ред во­ро­та­ми Верх­не­го мо­на­сты­ря од­но­го су­ма­сшед­ше­го му­суль­ма­ни­на из Бос­нии. Этот боль­ной был свя­зан же­лез­ны­ми це­пя­ми, ко­то­рые с осто­рож­но­стью дер­жа­ли двое муж­чин, во­див­ших его по­всю­ду. Он рвал­ся и ры­чал стран­ным го­ло­сом: «Уве­ди­те ме­ня от­сю­да! Я не хо­чу при­сту­пать к гя­ур­ско­му свя­то­му!»     

На сле­ду­ю­щий день, рас­смат­ри­вая па­лом­ни­ков у Ниж­не­го мо­на­сты­ря, они ви­де­ли то­го са­мо­го бос­ний­ца, как он си­дел и пел под гус­ли и раз­го­ва­ри­вал с на­ро­дом, как со­вер­шен­но здо­ро­вый. Его спут­ни­ки пе­ред все­ми при­сут­ство­вав­ши­ми ра­дост­но рас­ска­зы­ва­ли, как на­си­лу втол­ка­ли его в мо­на­стырь, где пе­ред ра­кой свя­то­го над ним бы­ла про­чи­та­на мо­лит­ва. По­сле мо­литв ду­хов­ни­ка боль­ной успо­ко­ил­ся и через несколь­ко ча­сов был от­пу­щен на сво­бо­ду.     

Же­лез­ные це­пи, ко­то­ры­ми он был свя­зан, бы­ли остав­ле­ны в мо­на­сты­ре, где их мож­но уви­деть и сей­час. Они слу­жат убе­ди­тель­ным сви­де­тель­ством чу­дес­но­го ис­це­ле­ния».  

  

Пе­ре­вод и со­став­ле­ние Ан­дрея Ше­ста­ко­ва.
По кни­ге «Све­ти Ва­си­лиjе Острош­ки чу­до­тво­рац»     

     

* Молитвы *     

Тропарь святителя Василия, епископа Захолмского или Острожского (в Черногории, Cербского) глас 4     

От юности твоея всего себе Господеви отдал еси,/ пребывая в молитвах, трудех и постех, отче Богоносне,/ образ был еси добродетели твоему стаду;/ сего ради видя Бог твое благое произволение,/ поставляет тя Своей Церкви пастыря и добраго архиерея/ и по преставлении твоем соблюде святое тело твое нерушимо, святителю Василие./ Темже, яко имея дерзновение,/ молися Христу Богу/ спастися душам нашим.         

Кондак святителя Василия, епископа Захолмского или Острожского (в Черногории, Cербского) глас 8     

Яко от младенства себе поработив Господеви,/ постом и бдением свое тело удручая, мудре,/ сосуд честен Духу Пресвятому явился еси,/ сего ради поставляет тя пастырем Своей Церкви,/ юже добре пасл еси./ Темже ко Господу отходиши, Егоже возлюбил еси./ Молимся ти, помяни и нас, верою чтущих святую память твою, да вси зовем ти:/ радуйся, всечестне отче Василие.     

Молитва святителю Василию Острожскому, Чудотворцу     

Святый Василие, великий угодниче Божий, всим помогающий, помоги и мене грешному. Великий защитниче веры Православныя, защити и нас, твою веру святую исповедающих, и с надеждой к тебе приступающих. Великий архиерею Божий, умоли Бога Вседержителя о всех людех твоих, а после всех и о мне - последнем и недостойном. Твердошский витязю духовный и подвижниче Острожский, спасай нас от всех бед видимых и невидимых. Возжег ты землю Сербскую, яко вечную свечу пред Престолом Бога Живаго, сего ради и нам грешным ныне пути наша освети и тьму скорби прогони. Молитвами и слезами пещеру Острожскую согреша, согрей ныне Духом Божиим и сердца наша, да спасемся и прославим Бога Всевышняго и тебя, святителю Божий. Со всех краев света притекают к кивоту твоему больныя и немощня, и ты им помог еси: демонов отогнаша, путы диавольския растерзаша, здоровие душевное и телесное людем дароваша. Тако и ныне крещенным и нкрещенным помози; иже во веки всим помогаеши, помози и мене грешному! Примиритель был еси братиям враждующим, и ныне вся враждующия и с братиями разделенныя примири, скорбящия возвесели, самовольныя укроти, болящия исцели.     

Святый Василие, чудотворче и отче наш духовный, услыши чад твоих во Христе Иисусе, Господе нашем. Аминь.




 

Loading...

Косовский фронт